Tags: Корлеонис

Из жизни Львов - 40

Вот и всё, ребята

Французские хронисты повторяют, как пионеры на торжественном приеме, одно и то же - во владенийх виконта Аймара Лиможсконо был найден какой-то ценный артефакт (барельеф из золота и серебра, изображавший римскую императорскую семью за трапезой), каковой Ричард захотел отнять, напал на замок Шалю-Шаброль, где укрыли барельеф, и осадил его, нарушив божий мир на время великого поста, да еще впал в грех неповиновения папе Римскому, который запретил использовать нечестиво убийственное оружие арбалет в войнах между христианами...


Тот самый нечестивый арбалет

Английские же хронисты объясняют поход на юг мятежом виконта Лиможского - не первым, не вторым и не третьим в его карьере, так что оно сильно похоже на правду. Тем более что история с барельефом не имеет существенной детали - конца, ибо никто так и не написал, что стало с такой ценной вещью далее. В общем, скорее всего замок Шалю-Шаброль был осажден из-за очередного взбрыка виконта Аймара. Замок обороняли два рыцаря, Пьер Брю и Пьер Базиль с 38 человек (включая женщин) - они укрылись в донжоне, когда анжуйцы захватили стены и ворота. Всё это проделали наемники под командой Меркадье, а сам Ричард приехал к замку 25 марта 1199 года, и на следующее утро вышел поглядеть, как идут осадные работы. Доспеха на нем не было - король держался от стен на расстоянии, превышающем выстрел из лука, и потому на сидевшего в проеме парапета Пьера Базиля никто не обратил внимания - пока тот внезапно не выхватил арбалет и не всадил в короля стрелу, в левое плечо возле шеи.
Ричарда отнесли в шатер и вынули стрелу (сильно покромсав рану ножом) - у него были силы встать, напиться и наблудить с девками. Тем временем солдаты Меркадье взяли башню штурмом и перебили всех защитников, кроме Базиля, которого притащили с собой. Однако рана загноилась (естественно, родилась легенда об отравленной стреле, но с тогдашним уровнем антисанитарии ничего особого не требовалось), и началось заражение. Король понял, что умирает, приказал сообщить матери, принцу Жану, которого назначил наследником и заставил присягнуть ему присутствовавших, все свои драгоценности завещал Оттону Брауншвайгскому (кроме четверти, которую следовало раздать нищим), а также простил Базиля, приказав выдать ему 100 шиллингов (= 5 фунтов). Львиное Сердце явно заботился о спасении души, но когда он 6 апреля 1199 года таки отдал Б-гу душу, Меркадье приказал содрать с Базиля кожу живьем...
Так закончилась сия удивительная жизнь. По завещанию Ричарда, его мозг и внутренности захоронили в Шарру, сердце - в Руане, а тело - в Фонтевро. Его жена Беренгария пережила мужа на 31 год и скончалась в 1230 году, в аббатстве близ Ле-Мана, настоятельницей которого и была. А единственный отпрыск короля, бастард Филипп Коньякский, еще до конца 1199 года поймал виконта Аймара Лиможского и казнил...


Надгробие короля Ричарда I в Фонтевро

Из жизни Львов - 39

Свой человек в Регенсбурге

Война против Франции возобновилась в мае 1197 года. Ричард с войском захватил Бове. Его старый недруг, епископ Филипп, бился как рыцарь, в шлеме и кольчуге, а после укрылся в церкви, но король приказал вытащить его оттуда и бросить в узилище - освободит горе-прелата лишь смерть Львиного Сердца. Филипп Август нажаловался папе Римскому Целестину III, но тот ответил, что епископа захватили не после проповеди, а после боя - в общем, ибо нефиг. Затем армия анжуйцев взяла штурмом замок Дангу в Вексене, неподалеку от Жизора.
В июне король Англии перешел с войсками в Берри, где захватил еще с десяток замков, а нынешний его союзник граф Фландрский осадил Аррас. На выручку городу кинулся с ратью Филипп Август, но Бодуэн IX оказался искусным воином (он еще возьмет Константинополь и станет императором Латинской империи - потом) и загнал французов в болота, где королю пришлось капитулировать - он просил за отпустить всё, чего граф попросит, но тот настоял на общем съезде с Ричардом и выработке там условий перемирия. Трехсторонняя встреча состоялась в сентябре 1197 года между Шато-Гайяром и Гайоном. Перемирие было подписано до января 1199 года.

 
Фридрих II Гогенштауфен (несколько позже), а также Оттон IV Вельф, встречающийся с папой Римским Иннокентием III
Collapse )

Из жизни Львов - 38

Время собирать камни

Бретонцы с самого своего начала как народа - не французы (многие из них до сих пор французов недолюбливают). В 814-913 годах Бретань вообще была отдельным королевством, потом ее правители довольствовались титулом герцога, но постоянно воевали с двумя соседними регионами - Нормандией и Анжу. Посему, когда в 1144 году граф Анжу Жоффруа V Плантагенет стал герцогом Нормандии, ненависть бретонцев к оной династии удвоилась. Но в 1166 году герцог Конан IV умер, оставив лишь дочь Констанцу де Пентьевр, которую Генрих II Плантагенет поспешил выдать за уже знакомого нам своего сына, ставшего герцогом Жоффруа II Бретонским. От этого брака в 1197 году (уже после смерти отца) родился герцог Артур I, по малолетству которого Бретанью управляла мать. А чтобы гордая бретонка не смотрела налево, Генрих II выдал ее насильно за Ранульфа де Мешена де Блондевиля, виконта д'Авранша и де Байё, графа Честера, Линкольна и Ричмонда (во французском произношении - Ришмона, ибо этот титул надолго закрепился в бретонском доме).
Второго мужа Констанца ненавидела и жила с ним раздельно. Дочерей Алиенору и Матильду у нее забрали и воспитывали при дворе Плантагенетов, но сына Артура мать растила сама в Бретани. При вступлении на престол Ричард не указал наследника - имевший больше прав Артур Бретонский был младенцем, а принц Жан - взрослым оболдуем, который без проблем смог бы наследовать трон, случись что со старшим братом. Так что вопрос о престолонаследии оставался открытым, нервируя бретонцев и Констанцу. Мятеж Жана против брата давал им шансы, а примирение резко их понизило.


Анжуйская империя в конце XII века (красно-оранжевая, тыц)

Collapse )

Из жизни Львов - 37

Потому что жизнь - борьба

В декабре 1194 года Леопольд Австрийский прислал одного из заложников, оставленных у него для выполнения условий договора, с требованием уже начинать присылать денег, а главное - Алиенору Бретонскую для его сына в невесты, а также освободить Исаака Комнена и его дочь. 12 декабря Ричард отправил племянницу и дочь Комнена в Австрию, а также послание госпитальерам в Палестину, чтобы они отпустили из узилищ бывшего императора Кипра (тот очень быстро ввяжется в византийски интриги и будет отравлен). Но бог в очередной раз оказался не фрайером - 26 декабря 1194 года герцог Леопольд V упал во время турнира с коня и сломал ногу. Хирурга в хозяйстве не оказалось, началась гангрена, и Бабенберг потребовал, чтобы ногу отрубил ему сын Фридрих, но хитроумный мальчик отказался - видимо, очень уже хотел стать герцогом. Тогда по приказу Бабенберга ногу ему отрубили слуги, однако было поздно - 31 декабря герцог скончался. А перед смертью составил завещание, сумев удивить всех, особенно любящего сына - прокатил с герцогством (а надо было рубить, когда папка просил!), отдав ему лишь Австрию, а Штирию - младшему сыну Леопольду VI. Но самое главное - отказался ото всех претензий к Ричарду, отпустив всех заложников, освободив от брачного обещания Алиенору (а надо было рубить!..) и простив еще не выплаченные 20 000 марок. Видимо, поэтому благодарные австрийские потомки прозвали Леопольда V Добродетельным...


Герцог Леопольд глазами австрийских потомков

Collapse )

Из жизни Львов - 36

Эта земля была нашей...

Злобствующий Филипп Август, прознав про освобождение Ричарда, заключил новое соглашение с отиравшимся при его дворе Жаном де Мортеном - тот с щедрой барской руки отдавал восточную Нормандию, четыре крепости в Турени, а также Вандом - французскому вассалу графу Луи де Блуа (впрочем, племяннику как Филиппа II, так и Ричарда). Да еще и два знатных аквитанских бузотера, Жоффруа де Ранкон и виконт Бернар де Брос, присягнули напрямую Филиппу - как и граф Аймар Ангулемский.
Но всё это уже было судорогами лягушачьей лапки - Львиное Сердце высадился в Англии. У барона Гуго де Ля Поммере, сторонника принца Жана, при сем известии случился удар, от коего он и скончался, а замок Тикхилл, осаждаемый войсками нового верховного юстициария и архиепископа Кентерберрийского Юбера Вальтера, выкинул белый флаг. Во всей Англии остался только один мятежный город - Ноттингем. Туда и поспешил король, лично возглавивший штурм - после двух дней боев откинутые в цитадель повстанцы сдались 27 марта 1194 года.
Сдавшихся король помиловал - при условии выплаты выкупа. Ибо ему в очередной раз требовались деньги - на новую войну во Франции. Для этого Ричард устроил еще один аттракцион отнятия слонов - собрав всех, кому раздавал (за деньги же) земли и титулы в 1189 году, он объяснил им, что в тот раз они получали всё всего лишь в аренду на год, а кто не хочет возвращать (заплатив проценты за прошедшие 5 лет), тот пущай снова их покупает... Но основные бабки Львиное Сердце собрал, щедро продавая городам и общинам права на местное самоуправление. В общем всё нормально - деньги есть.


Нормандия в 1194 году
Collapse )

Из жизни Львов - 35

Лев на свободе

Известие, заставившее Филиппа Августа отступиться от Руана, пришло из Германии - 29 июня 1193 года в Вормсе был подписан договор между Генрихом VI и Ричардом I, определивший окончательные условия выкупа. Английский король обещал выплатить 70 000 марок императору и 30 000 марок Леопольду Австрийскому, а вместо предоставления кораблей и рыцарей для завоевания Сицилии давал обязательство заплатить еще 30 000 императору и 30 000 Бабенбергу, подо что выставлял 67 знатных заложников. Также Ричард обязался прислать в Австрию свою племянницу Алиенору Бретонскую (дочь покойного Жоффруа и старшую сестру Артура), чтобы она вышла замуж за старшего сына герцога Австрийского.
Филипп II испугался до такой степени, что послал сво знаменитую писульку принцу Жану (Берегись, лев выпущен на волю) и отбежал в Париж. Ричард, которого никто еще не собирался никуда отпускать (пока не заплОтит денежки) решил воспользоваться страхом своего врага и предписал верному Лоншану заключить хоть какой-нибудь мир - тьфу на него, потом всё равно отнимем взад. 9 июля 1193 года в Манте Лоншан подписал в Манте договор с французским королем, по которому тот получал всё, что захватил (Вексен и кое-что в Нормандии), плюс еще четыре замка на границе с Нормандией, а также свободу и прощение мятежному графу Аймару Ангулемскому, как и принцу Жану. Взамен Филипп снова признавал владельцем всех французских ленов Ричарда (а не Жана де Мортена, который остался с очередным носом).


Генрих Вельф Молодой-Старый

Collapse )

Из жизни Львов - 34

Ядовитые жабоеды

Ричард Львиное Сердце сидел в замке Хагенау, ожидая, когда его эмиссары соберут 70 000 марок выкупа. Его верный брат Жан де Мортен находился в открытом мятеже и присягнул французскому королю Филиппу Августу. А в Германии неожиданно нарисовалась новая опасность - против Генриха VI собралась очередная коалиция князей: герцог Брабанта и Лимбурга Генрих I Смелый, архиепископ Кёльна Адольф I фон Альтена-Берг, архиепископ Майнца Конрад I фон Виттельсбах, ландграф Тюрингии Герман I, маркграф Мейсена Альбрехт I Гордый, князь Богемии (Чехии) Пржемысл Отакар I и его брат Владислав Моравский, герцог Церингена Бертольд V Богатый, король Дании Кнуд VI и уже знакомый нам Генрих Лев. Поводом для их выступления стало таинственное убийство брата Генриха Смелого, епископа Альберта Льежского (Люттихского), случившееся 24 ноября 1192 года - в нем обвиняли императора. Собравшиеся в эту группу получили от папы Римского Целестина III отлучение от церкви убийц епископа, а поскольку они обвиняли в этом Генриха VI, то получился (хотя Целестин III этого никак не предполагал) как бы мандат неба на низложение Гогенштауфена и возведение на королевский престол Генриха Брабантского.


Пржемысл Отакар I, князь (позже король) Богемии

Collapse )Collapse )


Сестра, упомянутая в тексте - это кто-то из дочерей Людовика VII и Алиеноры, единоутробных сестер Ричарда, либо графиня Мария Шампанская, либо Алиса (Аэлис), графиня Блуа и Шартра. Поэтические способности Львиного Сердца как бы были направлены не только на нерадивых подданных, плохо собирающих выкуп, но и на самого Генриха VI - в молодости он баловался миннезангом и даже стал автором трех дошедших до нас стихов.
Впрочем, Генрих оказался не глух к голосу не только трубадуров, но и разума - он предпочел, чтобы его королевский пленник уладил дело миром, ведь многие из восставших феодалов были родичами и союзниками Плантагенетов. И Ричард смог организовать встречу князей в Кобленце, где они согласились отказаться от своих претензий, если император публично поклянется в непричастности к смерти Альберта, а также даст согласие герцогу Брабантскому выбрать нового епископа Льежа на свое усмотрение. Генрих VI на всё это согласился. К тому же у императора появился новый повод не доверять Филиппу II - тот 14 августа 1193 года женился на Ингеборге (Изамбуре) Датской, сестре короля Кнуда VI, одного из упорных недоброжелателей Гогенштауфена. В общем, встреча в Вокулёре так и не состоялась.
В Англии тем временем силы законности и правопорядка окончательно задавили мятеж принца Жана - его сторонники сдали замки Виндзор и Уоллингфорд, и в руках у них оставались лишь Ноттингем и Тикхилл. Жан заключил с матерью перемирие до 1 ноября 1193 года - Дня всех святых. В Аквитании обострился очередной представитель злобной семьи Тайеферов на графском стуле в Ангулеме - Аймар I, младший брат уже мелькавших в истории бунтов и мятежей Вульгрена III и Гильема VII. Но и его выступление было быстро подавлено. Собственно, Филипп Август чего-то смог добиться только в Нормандии, за счет прямого предательства принца Жана - захватил Нормандский Вексен (за который так упорно и долго горой стояли Генрих II и Ричард), а также графства Омаль и Э. Некоторые нормандские бароны перешли на сторону Франции, и король осадил Руан. Но оборону города возглавил соратник Ричарда, вернувшийся из Палестины - молодой граф Лейстера Робер де Бомон. А вскоре печальные вести из Германии заставили французов убраться восвояси...

Из жизни Львов - 33

Свободная цена

Рейхстаг, собранный Генрихом VI в Шпейере 22 марта 1193 года, был тщательно зачищен от всех, кто находился в оппозиции императору и, таким образом, мог бы чем-то помочь Ричарду. Главными лицами на нем стали дядя монарха пфальцграф Конрад Рейнский, братья монарха герцог Конрад Швабский и пфальцграф Оттон Бургундский, герцог Леопольд Австрийский и архиепископ Йоганн Трирский.
Английскому королю предьявили ряд обвинений:


Герцог Конрад Швабский

Collapse )

Из жизни Львов - 32

Упернутые немцы

Историки, описывая возвращение Ричарда из Палестины, начинают нагнетать краски - плыть-то было некуда, везде враги, везде коварные недруги! В Марселе-де сидел злой граф Тулузский (кто-то явно попутал графа Раймунда с королем Арагона Альфонсо II Целомудренным, который и владел графством Прованс и, как лепший друг и вассал шурина короля Англии Альфонсо VIII Кастильского, не мог желать слишком уж много зла), в Италии - злобные гиббелины (как будто там же не было много злобных гвельфов и папы Римского, защищавшего всякого крестоносца), и некуда было крестьянину податься... На самом же деле особых проблем не было, кроме одной - сезон штормов в Средиземном море, который практически исключал возможность добраться по нему хотя бы до того же Марселя. Так что, отплыв из Акры 9 октября 1192 года на одном-единственном корабле Франш-Неф (что опять же доказывает отсутствие опасений - кто плавает к враждебным берегам в одиночку?), Ричард вынужден был остановиться на острове Корфу, где приобрел две (или три - источники расходятся в показаниях) небольшие галеры для плавания по Адриатике.


Генрих Лев

Collapse )

Из жизни Львов - 31

Кто в доме больше хозяин

Удалением Лоншана разборки за власть над Англией нисколько не завершились - скорее напротив. Принц Жан, уже видевший себя на посту регента, был жестоко обломан, когда Вальтер де Кутанс вынул вторую бумагу за подписью короля - буде епископа Или от должности отстранят, то верховным юстициарием станет он, архиепископ Руанский. Спорить с королем было бессмысленно, тем более, что никто из высших администраторов королевства такой фармазон бы в сложившейся ситуации не поддержал. Жан прикусил язык и отступил во мрак ночи.


Филипп в поход собрался

Collapse )