qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

10 людей, каковые (наполеоника)

Все едва ли не с детства, из "Рассказок о Наполеоне и нерусских солдатах", знают, что каждый рядовой армии Буонапарте таскал в ранце маршальский жезл (либо армия состояла всего из 26 солдат, либо жезлы делали, как дешевые сувениры - штамповали сотнями тысяч), и все маршалы Первой империи - это "созвездие талантов", и бла-бла-бла... На самом деле Буонапарте многих талантливых людей не замечал, а еще большее количество - не любил. И армия совсем не была исключением - "Людоед" скорее готов был сгноить талант в земле, чем дать отличиться тому, кого невзлюбила его корсиканская душа.

Топ-10 французских генералов, не ставших маршалами империи из-за немилости императора

1. Лазар Николя Маргерит Карно. И в самом деле - смешно было видеть размахивающими в 1804 году жезлами маршалов ничего еще толком не добившихся сопляков, типа Даву, Бессьера или Бертье, когда великий Карно, "Организатор Победы", человек, создавший французскую армию в 1793 году и отбросивший от границ республики полчища вражин, оставался в чине батальонного командира (майора), который ему присвоили всё в том же 1793, когда он был членом Комитета общего спасения, отвечавшим за военные вопросы. И дело даже не в том, что Буонапарте опасался, что мощный старик расскажет правду про план знаменитой кампании 1796 года - это он разработал основные его положения. Просто Карно был наглым белоленточным либерастом упорным республиканцем - он последовательно голосовал против пожизненного консульства, учреждения Почетного легиона и создания империи. За что был выгнан "домой, за печку", где занимался себе наукой. И только в 1814 году, когда пришел полный апож и срочно надобились люди, умеющие невозможное, Буонапарте его призвал, сделал сразу и графом, и дивизионным генералом, чтобы Карно отправился в Антверпен и не сдал его врагу. И Карно его не сдал. Но эта бутылка "боржома" императорские почки уже не спасла. Видать, надо было делать Лазара Великого герцогом, маршалом и лет на 10 пораньше...


2. Жан Виктор Мари Моро. Что бы там не гундели бонапартизды, на момент изгнания генерала Моро из Франции после сфабрикованного "заговора Кадудаля  - Пишегрю", на тот момент военная слава  его ничуть не уступала славе корсиканца-выскочки. У Моро имелся победоносный поход 1794-1795 года в Нидерланды, по снегу и льду, ничуть не менее удивительный, чем Итальянский. В 1796 году он проделал знаменитое отступление в Германии. А в 1799 году, когда Буонапарте облажался в Сирии, а потом дезертировал от страха попасть в плен и слить все полимеры во Францию, Моро бился в Италии против лучшего генерала союзников Суворова-Рымникского, и оба раза, кстати, у Адды и у Нови, был вынужден принимать дело в самый разгар заваренного не им апожа, и по крайней мере хоть какие-то полимеры спас. Ну а в 1800 году великого Буонапарте едва не кинул на обе лопатки под Маренго какой-то Мелас - а Моро выиграл такое побитвище у Гогенлиндена, что австрийцы его никогда не забыли. В общем, было - было за что Буонапарте его люто ненавидеть и не то что жезлу маршала давать, он бы его с удовольствием казнил. Но боялся - в армии-то Моро любили никак не меньше его самого. А то и больше...


3. Клод Жак Лекурб. Человек, раскидывавший в 1799 году австрийцев и висевший злобным волкодавом на хвосте у Суворова в Швейцарии (а перед тем подавивший в своей дивизии бунт, застрелив лично двух офицеров), побивавший через год уже с корпусом у Штокаха и Меммингена самого Пала Краи - такой человек, конечно же, заслуживал самых высоких наград и воинских чинов. И Буонапарте наградил по полной программе - с писком внутри своей души "мерзсский друг Моро!" он уволил его из армии в 1804 году (том самом, когда раздал маршальские жезлы и некоторым своим лизоблюдам) с волчьим билетом. Так что даже Бурбоны в 1814 году сделали Лекурба "мучеником за правду" и графом. Но этот простодушный дурень сразу же после возвращения Буонапарте притек к нему "защищать родину" и таки получил - да нет, снова не жезл, а всего лишь корпус и почетное право защищать от австрийцев швейцарскую границу. И защитил таки - вплоть до чужого слива полимеров у Ватерлоу. Под конец, когда уже ничего не надо было решать, Буонапарте выдавил из себя - "он был бы превосходным маршалом Франции"...


4. Шарль Матьё Изидор Декан. У Декана был даже не один недостаток, а два. Во-первых, он был в свое време адъютантом генерала Клебера, того самого, которого Буонапарте кинул в Египте на заклание, сдезертировав оттуда, и которого там таки заклал своим ножом религиозный фанатик. Во-вторых, при Гогенлиндене Декан был "левой рукой" Моро, командуя отним из отрядов, грамотные действия которых и решили судьбу сражения. В общем, никаких перспектив в империи Буонапарте у него не было. Да он и сам, кажется, это понимал - иначе зачем проситься в 1802 году в редкостные гребеня - комендантствовать на острова Иль-де-Франс и Бурбон (Реюньон и Маврикий)? Ну всё равно что после захвата Крымнаша генерал попросится в награду командовать Чукотским пограничным отрядом... В общем, Буонапарте с радостью его туда сплавил. Даже там Декан себя проявил - организовал каперов и 8 лет пиратил, пока, наконец, не приплыли пылкающие злобой англичане в количестве 10:1 и не похватали всё, что сумели. По условиям капитуляции французов отпустили на родину. И что, Буонапарте радостно наградил за такие подвиги жезлой? Вот еще - отправил в очередные гребеня, Каталонию, отмахиваться от англичан с гверильясами. Потому что у Декана был даже не один недостаток, а два.


5. Жан Луи Эбенезер Ренье. Этот молодой генерал вообще с самого начала был посреди "вертепа антибуонапартовского порока" - служил адъютантом Пишегрю, потом начальником штаба у Моро, да еще был большим другом Клебера. За это вполне официально, не скрывая особо, Буонапарте его невзлюбил. Хотя пока еще не был консулом и императором, со скрипом зубов признавал талант и брал с собою в Египет. Там Ренье насовершал всякоподвигов, но после отъезда Буонапарте и гибели Клебера не сработался с новым командующим Мену - до того, что тот велел Ренье арестовать и отправить во Францию как злостного нарушителя устава. Там Буонапарте сделал торжественно суровое лицо и до 1805 года в армию Ренье не брал. А потом услал в Неаполитанское королевство, сражаться без подкреплений с полчищами мафии и англичанами (они его даже побили у Майды) до 1807 года. В 1810 году его послали к Массене - вторгаться в Португалию. Там генерал снова отличился, спася из осады гарнизон Алмейды. Но и с Массеной они поругались в пух. В 1812 году Ренье командовал саксонским корпусом и действовал на Волыни. А после феерического подрыва мостов в Лейпциге попал в плен, уже больным. Вернулся во Францию и умер там в 1814 году.


6. Жозеф Суам. Бригадным генералом он стал на год раньше Буонапарте, дивизионным - на три. В 1793 и 1794 году он уже командовал отдельными операциями во Фландрии, в дальнейшем служил в Рейнской армии. В "вертепе порока" был по самую маковку - дружил с Пишегрю, Моро, активно выступал против их обвинения и осуждения, за что Буонапарте его самого велел кинуть в узилища на несколько месяцев. Из отставки его вынули в 1807 году и послали к Сен-Сиру в Каталонию. Там он всякоподвигствовал до 1813 года, когда вусмерть поругался с королем Хосе I Испанским. В 1813 году его дивизия отличилась у Лютцена, и Буонапарте тут же наградил его кавалерством Почетного легиона. Но "негодяй" снова показал сою "порочную нутуру" и попросил освободить из узилищ томящегося там после Байлена генерала Дюпона (не освободили). В общем, в 1814 году, когда Мармон бегал и суетился между Парижем и союзниками, Суам решил, что лично он этой империи ничем не обязан, и увел (тайно) корпус к союзникам, навеки замазав Мармона в "предательстве", о котором тот был ни ухом, ны рылом.


7. Антуан Гийом Морильяк Дельма. Помимо "печати порока" (служба у Моро), у генерала Дельма был еще и скверный харектер с длинным языком - его еще из королевской армии выгоняли за дерзость и отстутствие дисциплины. Зато уже в 1793 году после блестящей защиты Ландау ему уже предлагали командовать армией, но он отказался - командармы в те времена долго не заживались, быстренько попадая на гильотину. В 1796 году он снова отказался - на сей раз от командования Парижским гарнизоном (Внутренней армией). В общем, он служил в Рейнской армии, совершая всякоподвигов, и при Буонапарте это не было лучшей рекомендацией. Однако из армии и даже из Парижу его поперли, когда он отмочил свою легендарную фразу в 1802 году на религиозной церемонии после подписания конкордат с римской церковью: "Прекрасная капуцинада! Жаль, тут нет миллиона человек, погибших, чтобы этого никогда не было". Буонапарте был в ярости, и гнев его пылкал до 1813 года, когда пригождались уже все, кто что-то умел и мог. Дельма получил дивизию в корпусе Нея, во главе которой его и перебило надвое в битве у Лейпцига пушечное ядро.


8. Жан Батист Дюмонсо. Не будучи французом (он родился в Брюсселе), этот человек, в отличие о всех выше перечисленных, таки стал маршалом. Да вот только не маршалом Франции. С 1796 года генерал Дюмонсо служил в армии Батавской республики, побивая в 1799 году русских и англичан, потом командовал и реорганизовывал голландскую армию, и в итоге король Людовик Бонапарт в 1806 году возвел его в маршалы королевства Голландия. В 1806-1807 годах Дюмонсо действует в Померании против шведов, но в 1810 году, "закрывая" королевство Голландия и присоединяя его ко Франции, Буонапарте решил, что титул графа и чин дивизионного генерала будут достаточной компенсацией отнятому маршальскому жезлу. За что в 1813 году Дюмонсо всякогеройствовал в Германии, но, попав в плен с корпусом Сен-Сира после капитуляции Дрездена, вернулся домой и более с Буонапарте не связывался - Бурбоны после Реставрации подтвердили его графский титул, а после Ста дней он вообще уехал в Нидерландское королевство, где король Виллем I сделал его военным советником.


9. Жан Виктор Тарро. Генерал Тарро был даже в чем-то предусмотрителен - крамольную службу в Рейнской армии у Моро разбавил в 1799 году службой и всякоподвигами под командованием "идеологически правильного" Массены в Швейцарии. Так что всё-таки имел неплохой трамплин для карьерного роста в армии империи. Если бы не одно "но" - все эти затеи с империями, католичеством и прочими маршалами совсем не ложились на его горячее республиканское сердце, хотя "военными дарованиями Наполионе он искренне восхищается". И с 1801 года отправлен с поста команданта Страсбурга в оставку. Которая длилась до 1808 года - тогда Буонапарте делает его бароном империи и командиром дивизии в корпусе Ланна, а за Асперн и Ваграм дает аж сразу Почетный легион. В 1812 году для Тарро нашелся "кусок чистого самоварного золота" - дивизия вестфальцев в корпусе генерала Вандамма. А поскольку Вандамм очень быстро "аннигилировал" себя в сраче с королем Вестфалии Иеронимом Бонапартом (оба покинули войска - король обиделся и уехал, Вандамма услали на фиг, чтобы не имел привычку сраться с членами императорской фамилии), то пришлось всем VIII корпусом, состоявшим из вестфальцев, командовать Тарро - зря его, что ли, так долго мариновали без дела. В этом качестве он и был серьезно ранен в Бородинском бою и скончался от ран в Москве.


10. Жан Франсуа Корню де Ла Пуап (Лапуап). Вот человек, которому бы Буонапарте никогда не дал маршальский жезл, даже если бы он один убил 40 000 человек, Веллингтона привел бы живьем и заставил бы Англию добровольно присоединиться к империи. Потому что Лапуап всю жизнь (свою и Буонапарте) был живым свидетельством того, что сочиненная легенда о "первом подвиге - захвате Тулона" является красивой ярмарочной сказкой. Буонапарте так красочно описывает свои всякоподвиги, вынудившие врагов очистить Тулон, что совсем невнятно и очень вскользь упоминает о том, что с севера совершенно независимо от него ключевые позиции в тот же день взял генерал Лапуап, и совет обороны Тулона еще как бы не опасность с севера счел самой большой при решении эвакуировать порт. И хотя Франсуа Корню нигде особо на своей героической роли не настаивал, дипломатично молча в тряпочку, Буонапарте все время пытался услать его с глаз долой - в 1802 году закатал его на Гаити, но там "строптивец" смог довести профуканное дело до сохранения лица и подписал мир с Дессалином. На обратном пути во Францию Лапуапа захватили англичане, и отпустили только в 1806 году. И Буонапарте наконец-то находит применение колоссальному опыту и способностям генерала - с 1807 по 1813, сколько ни бушевало войн и сражений, "нехороший человек" командует военным округом в Бурже. И только "приближение апожа" в 1813 году заставило Буонапарте, скрипя ливером, сделать "спеца по крепостям" комендантом Виттенберга. Каковой Лапуап доблестно защищал до самого окончания войны. И в 1815 году он снова притек "на спасение родины", ибо был еще и республиканцем до кучи - командовал округом в Лилле. А во времена Второй реставрации Лапуап занялся политикой, заседая в парламенте от крайних левых и просидев даже несколько месяцев в каталажке за сочинение злобного памфлета.
Tags: наполеоника, топ-10
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments