qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

10 женщин, каковые (наполеоника)

И всё-таки я продолжаю про женщин, во времена оны слывших не только эталонами красоты, но и сыгравших заметную роль в мировой истории. Сегодня разговор о красавицах наполеоновской эпохи - блестящих и блиставших и внешностью, и чем-то еще...

Топ-10 красавиц с 1800 по 1814 год

1. Жанна Франсуаза Жюли Аделаида Бернар, ака мадам Жюли Рекамье. И поскольку мир тогда вертелся вокруг Франции, то эта женщина была признанной первой красавицей не только Франции, но и всего мира. И помимо на самом деле ослепительной внешности, Жюли добилась признания благодаря незаурядному уму и занятиям политикой. Во-первых, ее можно считать первой пикапершей - она профессионально умела нравиться мужчинам до уровня "сошел с ума" (это хорошо видно на портретах по позам и выражению лица), но наряду с этим всех держала на расстоянии - по ней безответно сохли писатели Шатобриан и Бенжамен Констан, критик Сен-Бёв, маршал Бернадот (который потом стал король Карл XIV Шведский), герцог де Монморанси-Лаваль, принц Август Прусский и брат императора Франции Люсьен Бонапарт, а также легион мужчин, так ничего в жизни и не добившихся. Что характерно - расстояние расстоянием, но со всеми ними мадам Рекамье смогла сохранить теплые дружеские отношения. А во-вторых, она держала один из самых модных салонов в Париже, который со временем превратился в политический - ибо Жюли и некий мужлан Наполионе Буонапарте друг друга не переваривали. И потому у Рекамье (с мужем, кстати, они тоже были "большие друзья") собирались всякие либерасты-западники фрондеры и агенты госдепа оппозиционеры.


2. Эмма Лайон, ака леди Гамильтон. Девушке с самого низа (мама торговала углем, а Эми с 14 лет пошла в прислуги) пробиться "в люди" можно было только одним способом - пойти по мужикам. К 16 годам юная грация сменила нескольких любовников, родила дочь и поучаствовала в ярмарочных "живых картинках про голых римских богинь". Но красота ее была столь потрясающей и невероятной, что старый лорд Гамильтон, посол Англии в Неаполе, которому юная пассия "досталась" от племянника, бухнулся ей в ножки и "упросил" жениться. Скандаль был знатный - девка и лорд... Но еще больший скандаль случился, когда Эмма стала любовницей человека, который был тогда в Англии намного популярнее короля и, наверное, шел ноздря в ноздрю с господом богом - адмирала Горацио Нельсона. Он жил с нею (и лорд Гамильтон тоже - "навтроем"), открыто послав в отдаленные поместья законную жену, и какое-то время они были парой божеств лондонской черни. Но адмирал погиб, а муж по завещанию неверной жене таки отомстил - пенсион назначил не вот тебе какой. К тому же слава, как и тонны поносно-ненавистных лучей со стороны "высшего света" не прошли даром - Эмма сильно пила, и с годами всё жестче. В итоге пришлось сбежать от кредиторов и умереть в нищете.


3. Мария Паолета Буонапарте, ака Полина Бонапарт. У братьев Буонапарте было три сестры - умная, некрасивая и злая (Элиза), слегка умная, немного красивая и часто злая (Каролина) и красивая, но глупая, но очень красивая - Паолета, или уже на французский манер Полина. Будучи совсем не злой женщиной, она по глупости своей и феерическим капризам выпила из окружающих тонны крови. Но смысл ее жизни был в мужиках и удовольствиях от мужиков. В 17 лет брат (средний) поймал ее с генералом Леклерком "со спущенными штанами", и тому "пришлось жениться как честному человеку". Когда же Леклерк умер на Гаити, куда его заскипидарил любящий шурин, Полину сбыли за итальянского аристократа Боргезе. Но "вино и мужчины" так и остались атмосферой принцессы Полины - список ее любовников занял бы страницу. Но в 1814 году, когда вся семья отвернулась от изгнанного на Эльбу Наполионе, только Полина продала кучу барахла и приехала на остров - поддержать брата. Ну и да - это с нее Канова вырубил из мрамора свою знаменитую Венеру.


4. Ортанс де Бо[г]арне, ака Гортензия Бонапарт. У Наполионе-то ведь дочек не было - от него одни мужики рождались, даже внебрачные. Потому, видать, он сильно любил свою падчерицу - она уже в детстве была белокурая обаяшка, к тому же отличалась "кротким нравом", а Буонапарте любил, когда женщины ведут себя аки покорные курицы. За все это он ее облагодетельствовал (а на самом деле жестоко отмстил, сам того не подозревая) - выдал за своего брата Луи, короля Голландии. Одно время даже хотел сделать их детей своими наследниками, ибо Жозефина была бесплодна. Ну, в итоге младший, Шарль Луи Наполеон, и стал потом императором Наполеоном III. Но Гортензия мужа не любила, к тому же он подхватил венерическую заразу, от чего в итоге и помер. Любовью жизни был для нее гофмаршал императора Дюрок, после его смерти - бастард Талерана Флао. А в 1814 году Александр I, аки галантный рыцарь, защитил ее от Бурбонов и даже выхлопотал у Людовика XVIII титул герцогини Сен-Лё. Но глупая преданность отчиму во время Ста дней заставила Гортензию уехать с детьми в Швейцарию, где и она и жила до самой смерти.


5. Луиза Августа Вильгельмина Амалия Мекленбург-Штрелицкая, ака Луиза Прусская. Сколь бы ни были прекрасны все описанные выше француженки, любой немец того времени, особенно пруссак, дал бы сварить себя живьем и разрезать на куски, нежели бы признал, что в мире есть кто-то прекраснее королевы Пруссии. Сочетая в хрупком теле красоту и ум, а также будучи особой восторженной и романтически настроенной (первые романтики появились в Германии тогда, и королева, конечно же, была их кумиром), она не только подчинила себе тюфяковатого и вяловатого мужа - она зачаровала всю Пруссию и половину Германии. Даже Буонапарте, чьим злобным врагом она была всю свою короткую жизнь, который говорил на ее счет редкостные гадости, после личного свидания с Луизой в 1807 году вынужден был выдавить из себя в письме к Жозефине: "Королева Пруссии действительно обворожительна...". Чего уж говорить о такой пылкающей натуре, как Александр I - в отличие от всех своих "юбок", он был влюблен в Луизу платонически, мистически и до умопомрачения. Ко всему прочему, королева еще чего-то пописывала, поигрывала и порисовывала, а также была очень демократических манер и обхождения, что сделало ее богиней бюргеров. В общем, когда она в возрасте 34 лет умерла от пневмонии, в жестоком горе были все - от простого пейзанина до ее мужа-короля.


6. Екатерина Павловна Романова, ака Екатерина Вюртембергская. Катиш, как ее прозвали в семье и кругу интимных друзей, была самой симпатичной, умной, энергичной и зажигательной из дочерей императора Павла I. Ее политические амбиции принесли ей прозвище "Екатерина III" - после Тильзита она открыто намекала брату, что "роман с Антихристом" может кончиться как у папы. А когда Катиш закрутила феерический амур с генералом Багратионом, царь и в самом деле не на шутку встревожился - князь Петр был в армии популярен, и "чем черт". Да еще и ревновал к сестре старый сатир. В общем, Багратиона закатали сперва в армию - в Румынию, а потом в опалу, а Катю, к которой посватался аж сам Буонапарте ("только через труп!" - заявила она), быстренько выдали за какую-то мелкогерманскую шушеру - фюрста Георга Ольденбургского, редкую преснятину. Катиш взяла мужа под микитки и удалилась в Тверь, где устроила "Новые Афины" - дворик из всякоразных "деятелей искусств" и прочих "студентов жизни". Впрочем, в 1812 году Георг помер, и великая княжна сопровождала царя в Заграничном походе, выдавая иногда даже "экспертное мнение". В 1816 году Катерина уже по своей собственной воле вышла за наследного принца Вюртемберга (а потом и короля) Вильгельма (говорят, что по взаимной любви). В Вюртемберге принцесса, а потом и королева прославилась как всякая меценатка и благотворительница, и бюргеры ее любили.


7. Екатерина Павловна Скавронская, ака княгиня Багратион. Когда по воле императора Павла Петровича сочетались браком князь Петр Багратион и княжка Екатерина Скавронская, очевидцы не могли не отметить редкостного безобразия жениха, особенно сильного на фоне убийственной красоты невесты. Через пять лет супруги окончательно поругались, и в 1805 году княгиня сбежала "в Европы". Там она имела сногсшибательный успех как "Нагой Ангел" (носила исключительно почти прозрачный муслин, облегающий всё, что можно было облегать) и "Белая Кошка" (за всё, что вытворяла без платьев). Обосновалась в конце концов в Вене и даже родила там в 1810 году дочь от Меттерниха - Клементину, в честь папы. В австрийской столице она держала жутчайше антифранцузский салон, известный как гнездо российского шпионажа и влияния, и хвасталась своими "подвигами" на поприще защиты интересов родины путем толкание поклонников и любовников в коалицию против Буонапарте. Муж, как и многие уродцы, свою непутевую жену любил до самой смерти, а дочку даже узаконил и сделал Клементиной Багратион. Зажигала Катерина и на Венском конгрессе как "Русская Андромеда", заполучив в постель на пару ночей самого Александра (который потом нелестно отозвался о ее уме, но скорее зло, чем справедливо). Остаток жизни так и прожила в Европах - за нею уже в весьма почтенном возрасте приволакивался Бальзак, всунув ее в "Шагреневую кожу" как Феодору.


8. Доротея фон Бирон, ака герцогиня Бирон, графиня Перигор, герцогиня Саганска, герцогиня де Дино, герцогиня Талейран. Все эти женщины - одна, младшая дочь последнего герцога Курляндии Петра Бирона. После Тильзитского мира князь Талейран "выпросил" у царя юную красавицу в жены своему племяннику Эдмону де Талейран-Перигору. Но поскольку племянник оказался хоть и генералом, но балбесом, предпочитавшим выпивку, игры и более доступных женщин, "утешать" юную невестку пришлось самому великому дипломату - графиня, а с 1817 года герцогиня де Дино стала "последней любовью" Талейрана, с которой он не расставался до самой смерти, после которой по его завещанию Доротея стала герцогиней Талейран и доживала свое в разных имениях и дворцах. А в 1814 году в Вене она смогла во время конгресса завести "французский" салон, который смог тягаться в "кулуарной дипломатии" с "австрийским" своей старшей сестры герцогини Саганской (любовницы Меттерниха) и "российским" княгини Багратион.


9. Доротея Христофоровна фон Бенкендорф, ака Дарья Ливен. В семье Бенкендорфов все дети были серьезные - Доротея-Дарья говорила на четырех языках, пела, танцевала и закончила Смольный институт. Ее с сестрой опекала императрица Мария Федоровна, жена Павла I. Но когда благодетельница нашла ей "прекрасню партию" - графа Аракчева - девушка забилась в ужасе, и ей срочно отыскали другого суженого, красавца-аристократа Христофора фон Ливена. Правда, когда в царствование Александра I муж-артиллерист болтался по всяким войнам, Дарья крутила романы - например, с цесаревичем Константином Павловичем. В 1809 году Ливен стал послом в Берлине, и его супруга держала там модный салон. Но в целом в Пруссии ей было скучно - другое дело в Англии, куда ее мужа перевели в Лондон в 1812 году. Там она развернулась - тщательно выбирая из штабелей валявшихся у ее ног в салоне первых лиц королевства, она выуживала из них ценную инфу и сливала по дипканалам в Россию. Царь даже говорил - жаль, графиня Ливен носит юбки, а то был бы блестящий дипломат. Впрочем, прозвище "первая русская женщина-дипломат" Дарья Христофоровна тоже в итоге получила. Нельзя сказать, что ее "усилия" никто не замечал - напротив, Веллингтон, например, высказался о ней: "Я вполне уверен, что эта дама готова причинить нашей стране всевозможное зло, в признательность за доброту и любезность, с какою здесь относились к ней во время её многолетнего пребывания в Англии". Но такова была "высшесветская селява" - тот же Веллингтон был крестным отцом второго сына Ливенов (первого крестил принц-регент, будущий король Георг IV). В 1834 году Ливенов "перебросили" в Париж, и "прекрасная Дарья" занималась там тем же самым, даже после смерти мужа - "конкурируя салонами" с Жюли Рекамье, она крутила романы с Меттернихом и премьером Франции Гизо. И во время Крымской войны, кстати, ее отношения с Гизо позволили создать неофициальный дипломатический канал между воюющими странами.


10. Мария дель Пилар Тереса Каэтана де Сильва и Альварес де Толедо, ака герцогиня Альба. Странный каприз судьбы - женщина, которую можно назвать красивой только с добавлением слов "в чем-то", стала моделью для самой, пожалуй, сексапильной и сексуальной картины в жанре "ню" всех времен и народов - "Махи обнаженной". Впрочем, Гойя, на протяжении всей жизни герцогини (и да, она была из "тех самых" Альб, потомок "Кровавого Альбы") бывший ее интимным другом (а по сплетням и более, чем другом), нарочно затушевал сходство в лице, чтобы скандаль не был уж откровенно грандиозным. Хотя даже нынешние ее наследники до сих пор впадают в бешенное остервенение при заявах, что это она лежит безо всего на постеле. Они (потомки) даже пытались вскрыть гробницу и вымерять все кости, чтобы доказать - пропорции-то не те! Но вот беда - редкостные вандальские ушлепки, наполеоновские солдаты, "во время оно" гробницу уже вскрывали и переломали все кости нафиг... Умерла же богатейшая и знатнейшая испанка своего времени странной смертью - подозревали отравление, и вопрос "кто убил Лору Пальмер герцогиню Альба?" до сих пор не дает покоя испанским детективщикам.
Tags: наполеоника, топ-10
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments