qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Нехорошие самарцы: Александр Пушкин



Самарцев всегда беспокоило то, как относилось к их городу солнце русской поэзии Александр Сергеевич Пушкин. Сомнения зародились у них тогда, когда на коллективное ходатайство написать о Самаре какое-нибудь красивое стихотворение, размещенное на Facebook’е и Twitter’е, поэт ответил просьбой Вконтакте прислать с оказией 500 рублей. В городской казне тогда было всего 364 рубля, которые откладывали на ежегодный фестиваль кумыса – их и решили послать Пушкину. Ногайцы тогда сильно обиделись и откочевали в Оренбург – это был второй Великий уход ногайцев (первый был тогда, когда они уходили в Саратов за купонами на скидку в «Пятерочке»).
Время шло, но никакого ответа от Пушкина не было. Все попытки позвонить ему в приемную заканчивались тем, что секретарь отвечала «у Александра Сергеевича важное совещание с царем». Особенное подозрение вызвала срочная телеграмма с просьбой выслать дополнительно 38 рублей 40 копеек серебром в Кисловодск до востребования. Деньги отослали (в том году хорошо пошла нажористая стерлядь), но решили заслать в Санкт-Петербург ходоков, чтобы они поглядели, насколько продвинулась вперед работа по сочинению стихотворения о Самаре.
Визит бородатых мужиков в лаптях с утра пораньше застал солнце русской поэзии врасплох. После того, как из квартир выбежали какие-то растрепанные девки, ходоки смогли проникнуть внутрь и увидели творческий беспорядок, особенно на столе, который был завален игральными картами, портретами красавиц в неглиже и долговыми расписками. Где-то глубоко под бумагами, в самом пыльном углу Пушкин отыскал пожухлый листок, на котором было выведено: «Ах, Самара-городок, беспокоюсь чой-та я», и более ничего.
Почесав бороды, подмышки и зады, самарцы пошли в пивную (пытавшегося набиться за их счет поэта не взяли) и там, посовещавшись, решили, что «на Пушкина нонче никакой надежды нет, Пушкин нонче не торт». Денег, увы, вернуть вряд ли удастся, но «чо уж тут поделаешь, такая оказия приключилась». После чего, выпив по второй, мужики пошли обратно на квартиры к поэту и забрали у него листок, проигнорировав громкие просьбы «дайте хоть пять рублей, ироды!». Уже в дверях на вопрос Пушкина, куда же они теперь пойдут, старшой важно и солидно произнес: «К Лермонтову, Михаилу Юрьевичу!»

Оригинал тут.
Tags: нехорошие самарцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments