qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Под скрип гильотины - 33

Роялисты, которых не было (начало)

Историки, пишущие о "термидорианской реакции", попадают в ловушку "простых схем". Жерминальское и прериальское восстания, привычно трактуемые как "санкюлотско-пролетарские хлебные бунты", заставили-де правительство "качнутся слева направо", и как "естественная реакция", после разгрома "левых" усилились "правые", которые, в свою очередь и попытались захватить власть... А кто у нас в революции "правые"? Естественно, роялисты (ну, у приверженцев черно-белых схем из истории СССР других вариантов не бывает)... Таким образом следующее восстание, вандемьерское, и становится "роялистским" без особого рассмотрения фактуры - "логично" же! Тем более что "исторические источники" 1795 года это "подтверждают" - термидорианцы поспешили заклеймить участников беспорядков как "агентов Питта и эмигрантов". Правда, пытливого историка должно было смутить то, что, начиная с 1792 года все проигравшие в "факционной" борьбе оказывались в официальной пропаганде "агентами Питта" - фейяны, жирондисты, эбертисты, дантонисты, Робеспьер... Но увы, отнюдь не все историки (к сожалению), пытливы.


Конституция, попытка номер три...

Расправившись с "революционной диктатурой санкюлотов" в жерминале и прериале, Конвент смог завершить свой "опус магнус" - принять новый основной закон, ставший Конституцией III года Республики. Ее создатели задались целью предотвратить "повторение террористических безобразий" и возвели ряд законодательных препятствий против концентрации власти в одном месте. Парламент, избираемый по прежней двухчастной схеме (избиратели голосуют за выборщиков, выборщики - за депутатов), теперь разделялся на две части - депутаты старше 40 лет проходили процедуру отбора жеребьевкой, чтобы определить 250 тех, кто войдет в Совет старейшин, верхнюю палату (без права законодательной инициативы, но с правом вето), а остальные формировали нижнюю (с правом законодательной инициативы, но без права вето) - Совет пятисот. Высшая исполнительная власть вручалась Директории - коллегии из пяти человек, выбранных на год Советом старейшин из числа предложенных Советом пятисот (кандидаты не должны были быть депутатами), а через год один из "директоров" по этой же схеме подлежал замене (плановая ротация). Также ежегодно осуществлялась ротация трети депутатов в обоих палатах парламента.

Такая сложная "антидиктатурная" схема имела один существенный изъян - новый парламент мог сразу взять и  отменить саму конституцию III года, и тогда все усилия насмарку. Так, по крайней мере, подали проблему рядовым французам, не педалируя особо другой аспект - термидорианцы отнюдь не хотели терять завоеванную ими у "кровавой тирании Робеспьера" власть. И потому родился "гениальных ход" - Конвент постановил, чтобы две трети из его депутатов были в обязательном порядке выбраны в новый парламент для "гарантии сохранности и преемственности власти".


Церемониальная "униформа" депутата Совета старейшин

Оба документа - конституция и "закон о двух третях" - были выставлены на референдум. Но если за новый основной закон проголосовали большинство секций избирателей (более миллиона голосов "за" и всего около 50 000 "против"), то со вторым "документом" случилась грубая и не слишком завуалированная фальсификация - результаты голосования в парижских секциях, где "две трети" поддержало всего одно собрание выборщиков, попросту не стали учитывать, и закон "проскочил" с уникальными результатом 205 498 голосов "за" и 107 754 "против".

Естественно, что избиратели, особенно в Париже, были "до глубины души" возмущены такой "совсем не тонкой" фальсификацией. В секциях то и дело собирались возмущенные граждане, требовавшие "покарать продажный прижим" и "восстановить справедливость". Назревал большой беспорядок, и Конвент даже решил "снова слить левых направо" - из тюрем были выпущены большинство арестованных после прериальского мятежа, дабы они "уравновесили праворадикальные элементы" в секциях. Однако же помогло не очень - бывшие "узники совести" тоже не горели особым желанием сражаться за Конвент, который обломал им "хлеб и максимум"...


"Король Людовик XVIII"

Теперь надобно бросить взгляд на то, чем был во Франции 1795 года "настоящий роялизм". Фразы типа "при короле такого бардака не было!" и "верните нам короля!" звучали довольно часто (и в том же контексте, что и про Сталина - никто сам не хотел в ГУЛАГ, но все хотели, чтобы там оказались другие), и были даже регионы, где в 1795 году появились тайные организации. В Лионе некие участники некоего "Общества Жею" (не очень умные "лингвологи" переводили как "Соратники Иегу", или даже "Общество Ииуя", как-то даже не пытаясь подумать, какое отношение французы имеют к каноническому переводу "Библии" на русский) убивали в тюрьмах заключенных туда после 9 термидора якобинцев и санкюлотов. Тем же самым занималось в Тулоне "Общество Солнца". Однако же само их существование окутано столькими легендами и недостоверными вымыслами, что точно ясно лишь одно - с реальными роялистами за пределами Франции никакой постоянной связи у них не было.

Лидерами роялизма в 1795 году были "король Людовик XVIII", провозгласивший себя таковым после смерти летом этого года в застенках Тампля своего племянника, дофина Луи (называемого монархистами "Людовиком XVII"), его брат Шарль д'Артуа и их дальний родственник, принц Луи V Жозеф де Бурбон-Конде. Первый из них обитал в Вероне, под защитой Венецианской республики, и какие-то сведения из Франции получал лишь через своего "министра полиции" Луи Александра де Лонэ, графа д'Антрега, руководившего сетью тайных агентов, известных как "Парижское бюро". Это была немногочисленная законспирированная организация, целью которой являлся сбор информации - никакого политического влияния ее участники, бывшие людьми незначительными и незаметными, не имели. Работа по установке связей с "лидерами общественного мнения", которые склонялись к идее реставрации монархии, велась, но была далека от завершения. Сам претендент делу помогал не сильно, выпустив "Веронскую декларацию" по случаю своего "восшествия на престол", в которой пообещал сурово расправиться с теми, кто голосовал за казнь его брата, и ничего конкретного не сказал о том, что планирует в случае своего успеха делать с "завоеваниями революции" (например, переделом собственности и конфискованным церковным имуществом).


Где шуанов ловили - там с ними и боролись...

Графу д'Артуа и принцу Конде вообще было не до "этих собачек глупостей" - они с 26 августа по 21 ноября 1795 года находились на острове Ё у берегов Бретани, где пытались разжечь пламя "шуанерии", сильно пострадавшей после поражения в заливе Киберон летом текущего года. Состояние "шуанов" и вандейцев в это время было таково, что даже в районе боевых действий их силы таяли и рассыпались на мелкие группы - так что никакой речи о засылке каких-то больших групп в Париж для "дестабилизации обстановки" просто не шло.

В общем, выдавать последующие события за "роялистский мятеж, организованный эмигрантами на английское золото", могут лишь люди, очень плохо знакомые с матчастью и реальным политическим положением во Франции в 1795 году...

Tags: Гильотина, Новые времена
Subscribe

Posts from This Journal “Гильотина” Tag

  • Тяпка в ухи

    Вот такую милую бижутерию продавали дамам в Париже времен Террора - серьги (для украшения ух, то бишь ухей). Кто не разглядел сразу - это гильотины,…

  • Археология коммунизма

    Коммунисты в СССР хоть и предали идею мировой революции, решив строить вавилонскую башню в отдельно взятой стране, всегда были озабочены…

  • Под скрип гильотины - 36 (и это всё)

    Как забанить революцию После 18 фрюктидора вместо арестованного Бартелеми и сбежавшего Карно в Директории появились бывший пламенный якобинец, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments