qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Под скрип гильотины - 24

Уполномоченные лица

Победившие якобинцы сделали выводы из того, как быстро, в течение всего-то года, пали сперва монархия и господство фейянов, а затем и Жиронда. И взяли курс на сворачивание "всей этой демократии" и установление диктатуры, опирающейся на "революционное насилие". Для этого были специальными декретами Конвента расширены полномочия Комитета общественного спасения и Комитета общественной безопасности, ставших первый правительством Франции, а второй - "карающим мечом революции".


Кутон и Жанбон Сент-Андре

Для усиления роли комитетов их обоих усилили "проверенными кадрами". 10 июля 1793 года из КОСа "вычистили" Дантона (который начал откровенно забивать на дела и "прожигать жизнь" с новой молодой женой в поместьях). Членами КОС стали уже известный нам Сен-Жюст, адвокат из Оверни, передвигавшийся из-за паралича ног на специальном механическом инвалидном кресле Жорж Огюст Кутон, разорившийся морской торговец и протестантский пастор с юга Андре Жанбон (прозванный "святым" и потому писавшийся как Жанбон Сент-Андре), адвокат из Шампани Пьер-Луи Приёр (прозванный, чтобы отличаться от однофамильца, Приёром из Марны). Каждый из них имел свой "фронт работ" - Сен-Жюст и Кутон отвечали за "безопасность" (Сен-Жюст - вообще конкретно за полицию), Жанбон Сент-Андре специализировался на флоте (он закончил морское училище), Приёр из Марны большую часть времени проводил в командировках на места (хотя все члены КОС тоже периодически ездили в провинции "разруливать вопросы своими полномочиями").

Работы было "дохрена и много", и потому в КОС добавили уже знакомого нам Барера (занявшегося дипломатией) и бывшего мэра города Берне в Нормандии Жана-Батиста Робера Ленде (он стал заниматься вопросами финансов и продовольствия). 30 мая членом комитета стал экс-прокурор Мари-Жан Эро де Сешель (также работавший над внешними сношениями), а 14 августа в состав ввели двух конкретно военных специалистов, офицеров-инженеров Лазара Николя Маргерита Карно (стратегическое планирование и кадровые армейские назначения) и Клода-Антуана Приёра-Дювернуа (которого звали, чтобы не путать с однофамильцем из Марны, Приёром из Кот-д'Ор - он отвечал за армейскую матчасть и снабжение).


Приёр из Марны и Ленде

Главный же специалист (всё по той же "безопасности") вошел в КОС 27 июля - Максимильян Робеспьер ("старорежимную" частицу "де" он нынче везде опускал из нарочитой скромности). Последними в "канонический состав" комитета (который получил название "Великий Комитет") вошли уже известный нам Колло д'Эрбуа и еще один драматург - пописывавший до революции пьесы и памфлеты адвокат Жак Николя Бийо-Варенн из Ля-Рошели. Они были включены после событий 5 сентября 1793 года как "левые якобинцы", близкие по своим взглядам к кордельерам и "бешеным", и оба занялись перепиской с местными властями и посланными в провинции комиссарами.

"Все эти люди", которые часто выходили из КОС, потом входили в него снова, и стали "ядром страны" и самыми влиятельными людьми во Франции на ближайший год, составив "мурло диктатуры". Впрочем, отношение именно к террору у них было разным - Кутон предпочитал ругань и громкие фразы настоящим делам (что продемонстрировал откровенным саботажем в Лионе, отказавшись сносить дома в "городе, который должен быть разрушен"), Робер Ленде не боялся даже голосовать против осуждений и казней многих соратников и демонстративно "ковырялся на своей делянке", Карно "делал свое дело и не лез в чужие", не забывая, впрочем, подписывать "расстрельные списки". Оба Приёра поддерживали политику террора, но "ансамблем, как все".


Эро де Сешель и Бийо-Варенн

Все же прочие - Робеспьер, Сен-Жюст, Жанбон Сент-Андре, Колло д'Эрбуа и Бийо-Варенн были среди самых кровожадных "Свидетелей Гильотины" и отправили к ней большие кучи народа. А Эро де Сешель вообще сам был гильотинирован - по подозрению в сотрудничестве с роялистскими шпионами его осудили и казнили 5 апреля 1794 года.

В "чисто человеческом" плане между членами КОС единства не было. Робеспьер и Карно до революции жили в Аррасе и даже считались приятелями, но на почве повседневной работы их отношения "расклеились", и они с трудом поддерживали вежливость на людях. Зато Кутон и Сен-Жюст смотрели "Неистовому Максимильяну" в рот, поддерживая все его инициативы, и все они быстро стали известны как "Триумвират".  Бийо-Варенн и Колло д'Эрбуа, напротив, считали Робеспьера и его "подхалимов" недостаточно радикальными и не заботящимися о "простом народе" эгоистами-честолюбцами, и постоянно устраивали склоки и срачи. Невзлюбили друг друга и Робеспьер с Барером - первый считал второго приспособленцем, второй сие чувствовал и злился по почве страха. Приёры же и Ленде предпочитали никого не поддерживать и вести себя как "механическая мебель".


Приёр из Кот-д'Ор и Колло д'Эрбуа

Всем этим людям предстояло "буквально сейчас" заняться проблемами, которые и не снились всяким "великим Ришельям и Луям" - враги топтались на границах Франции (причем на всех сразу), внутри страны бушевала гражданская война, средств не было, а за каждым шагом правительства пристально наблюдал "террариум единомышленников", готовый наброситься и разорвать на части...

Tags: Гильотина, Новые времена
Subscribe

Posts from This Journal “Гильотина” Tag

  • Тяпка в ухи

    Вот такую милую бижутерию продавали дамам в Париже времен Террора - серьги (для украшения ух, то бишь ухей). Кто не разглядел сразу - это гильотины,…

  • Археология коммунизма

    Коммунисты в СССР хоть и предали идею мировой революции, решив строить вавилонскую башню в отдельно взятой стране, всегда были озабочены…

  • Под скрип гильотины - 36 (и это всё)

    Как забанить революцию После 18 фрюктидора вместо арестованного Бартелеми и сбежавшего Карно в Директории появились бывший пламенный якобинец, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments