qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Под скрип гильотины - 11

Тусовки по интересам

"Поход [женщин] на Версаль" 5-6 октября 1789 года ознаменовал окончание борьбы короля с Учредительным собранием. Во-первых, в тот день Людовику XVI пришлось подписать законы об ограничивающем (а не абсолютном) вето, "Декларацию прав" и "антифеодальные проекты" 5-11 сентября. Во-вторых, помещение короля и его близких в Тюильри, в сердце революционной столицы, делало невозможным открытое противостояние в принципе - все проекты реставрации монархической власти отныне начинались с планов вывоза королевской семьи в провинцию.


Барнав

Многие сторонники короля восприняли события 5-6 октября как "начало конца" - стартовала первая волна эмиграции. Лалли-Толландаль и Мунье вышли из Учредительного собрания и уехали в провинцию, а в 1790 году перебрались в Швейцарию. Еще раньше, самым первым, 16 июля 1789 года страну покинул граф д'Артуа. Он обосновался в Турине, где в 1790 году основал "Туринский комитет" из съезжавшихся туда аристократов - для противодействия революции и взаимопомощи бегущим от "разнузданной черни". В 1791 году брат короля перебрался в Кобленц, во владения курфюрста-архиепископа Трира. В том же году (и там же в Кобленце) к брату присоединился сбежавший из Франции граф де Прованс. Вокруг них двоих и Луи Жозефа де Бурбона, принца де Конде, кучковались все политические эмигранты-"ультрас", так что вскорости слово "Кобленц" стало во Франции синонимом понятия "вражеское гнездо".

Однако и аббат Мори, и Казалес, и д'Эпремениль оставались во главе роялистской "факции" в Учредительном собрании, хотя после переезда вслед за королем из Версаля в Париж в их рядах сияли большие бреши. Влияние в представительном органе захватили "патриоты" - сторонники революционных преобразований, во главе которых оказались Мирабо, Лафайет и Байи (первый в силу авторитета, двое других  в силу занимаемых руководящих должностей в Париже).

Но постепенно и в их рядах началось расслоение - выделились "левые" (по тому же принципу, что и "правые" - они сидели слева от президиума), стремившиеся к продолжению реформ. Наиболее популярными депутатами среди этой "факции" стали  уже знакомый нам Александр де Ламет (которому большим подспорьем стал брат-единомышленник Шарль-Мало де Ламет), а также дворянин-адвокат (во Франции существовало "дворянство мантии", когда юристы получали для себя и потомства возможность перейти во "второе сословие") из Дофинэ Антуан-Пьер-Жозеф-Мари Барнав и адвокат парижского парламента Адриен Жан-Франсуа Дюпор. Эти трое получили среди сторонников и в прессе прозвище "Триумвират". Постепенно именно они стали самыми влиятельными депутатами в Учредительном собрании, во многом определяя его политику.


Дюпор

Однако политическая жизнь кипела не только в представительном органе - граждане Парижа охотно тусовались друг с другом, собираясь вместе и бурно обсуждая последние новости. Поскольку такие неформальные тусовки проводились по возможности в одном и том же месте и с примерно одинаковым составом "хэдлайнеров", эти объединения получили название клубов - слово, спищщенное из английского языка, где оно и обозначало тусовку джентльменов по интересам.

Самым первым политическим клубом во Франции стал Бретонский - по прибытии в Версаль и еще до открытия работы Генеральных Штатов группа депутатов от третьего сословия из Бретани с подачи адвоката Исаака Рене Ги Лё Шапелье встречалась каждый вечер в кафе "Амори" (авеню Сен-Клу, 36) и обсуждала текущие события. Постепенно к ним присоединялись наиболее радикально настроенные коллеги - Сийес, Мирабо, д'Эгийон, Барнав, аббат Анри Жан-Батист Грегуар (горячий сторонник прав человека, расового равноправия и даже реформы французского языка), адвокат из Шартра Жером Петион де Вильнёв и др.


В Якобинском клубе

Когда Учредительное собрание перебралось в Париж, Бретонский клуб распался - амбиции и честолюбия увлекали его завсегдатаев в разные стороны. Но "на его обломках", а главное, подхватив идею "тусоваться по интересам", появились как грибы после дождя, многочисленные "группы товарищей". Наиболее заметные среди них:


  • "Общество друзей конституции", которое вскоре все стали называть по месту заседания в бывшем монастыре монахов ордена св. Якова (ЖакОба) - Якобинским клубом (Клюб де ЖакобАн). В него вошла бОльшая часть бывшего Бретонского клуба, в основном из тех, кто считал, что революцию требуется "расширять и углублять";

  • Клуб Кордельеров (они заседали с 27 апреля 1790 года в бывшем монастыре одноименного монашеского ордена) - наиболее радикальная часть "левых" политиков, не попавших в Учредителное собрание, а потому дравших горло совершенно безнаказанно. Представлен был в основном людьми с "пограничными профессиями" (на грани того, что считалось в обществе солидным и уважаемым). Среди них выделялись уже упоминавшиеся адвокаты Дантон и Демулен, врач-шарлатан и "ученый самоучка" Мара[т], а также писец Пьер Гаспар Шометт (взявший себе по моде на всё "республикански-античное" имя Анаксагор), актер и драматург Филипп Франсуа Назер Фабр (взявший себе "сценический псевдоним" д'Эглантин - "Из шиповника"), журналист Жак Рене Эбер и др.

  • Социальный кружок (Сёркль сосьяль) - собрание людей, склонных к наукообразной болтологии "о свободе и справедливости", и не склонных к решительным действиям (потому и просуществовавших до самого конца клубной деятельности в VIII году Республики). Тон в нем задавал депутат Учредительного собрания, аббат Клод Фоше, сторонник "христианского социализма", любивший объяснять, почему "христианская религия - это религия свободы";

  • Клуб 1789 года - отколовшееся от "Общества друзей конституции" умеренное крыло, куда перебрались аббат Сийес, Лё Шапелье, Лафайет и "Триумвират Барнав-Дюпор-Ламет". "Ассоциированным членом" (не покидая, однако, Якобинский клуб) был и Мирабо. По сути, тут тусовались все, кто считал, что революция уже достигла своих целей, и надобно обустраивать во Франции конституционную монархию. В 1791 году клуб закрылся, но большинство его членов перебрались в новый Клуб фейянов (в бывшем монастере одноименного ордена);

  • Монархический клуб, основанный в августе 1789 года, где тусовались лидеры "роялистов-демократов" (ака монаршьенов) Мунье и Клермон-Тоннер. В 1790 году они объединились с Клубом беспристрастных, основанным их соратником Малуэ в октябре 1789 года, и всё более сближались с откровенными роялистами.


Эмблема Монархического клуба

Tags: Гильотина, Новые времена
Subscribe

Posts from This Journal “Гильотина” Tag

  • Тяпка в ухи

    Вот такую милую бижутерию продавали дамам в Париже времен Террора - серьги (для украшения ух, то бишь ухей). Кто не разглядел сразу - это гильотины,…

  • Археология коммунизма

    Коммунисты в СССР хоть и предали идею мировой революции, решив строить вавилонскую башню в отдельно взятой стране, всегда были озабочены…

  • Под скрип гильотины - 36 (и это всё)

    Как забанить революцию После 18 фрюктидора вместо арестованного Бартелеми и сбежавшего Карно в Директории появились бывший пламенный якобинец, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments