qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Под скрип гильотины - 3

Парламент как место для дискуссий

После падения Калонна генеральным контролером финансов был назначен Мишель Бувар де Форкё - личность настолько невыразительная, что продержался на посту всего 20 дней, до 1 мая 1787 года. Заменил его Этьен Шарль де Ломени де Бриенн, архиепископ Тулузский - человек, попытавшийся в последний раз спасти Францию от революции, о близости которой, впрочем, никто еще и не догадывался. Де Бриенн был активным "деятелем оппозиции", будучи председателем Собрания "нотаблей",  и активно содействовал падению Калонна. За это благодарные "коллеги" разрешили ему взять займ на 67 млн ливров "для поддержания штанов", но вводить всесословный подушный налог отказались категорически, заявив, что это могут сделать только Генеральные Штаты. Так что 25 мая 1787 года Людовик XVI распустил Собрание "нотаблей" с "внутренним честным словом", что "больше никогда подлые предатели!".


Ломени де Бриенн

Де Бриенн посоветовал королю "сделать кирпич-лицо" и обратиться в Парижский парламент - высший апелляционный суд Франции, который обычно и регистрировал королевские эдикты, превращая их в законы. 6 июля 1787 года так и было сделано - в парламент поступил проект о территориальных собраниях (вместо Генеральных Штатов предлагалось провести обсуждение и принятие новых законов в специально создаваемых "органах на местах" с "более управляемым" составом), а также гениальную придумку де Бриенна - "Эдикт о гербовом сборе" (о введении налога на покупку недвижимости, акций и прочих ценных бумаг, как в США).

Однако члены парламента Парижа были "аристократами от юриспруденции" - многие из них занимали места по наследству уже в течение нескольких поколений (кресло можно было завещать и передавать родным), а другие купили "хлебное место" за немалые деньги. Так что для них любой налог на недвижимость или ценные оборотные средства был только "лишней тратой собственных денег", и парламентарии встали целиком на сторону "нотаблей", заявив, что не имеют права регистрировать законы, касающиеся налогов - это прерогатива только Генеральных Штатов.

Разозлившийся Людовик XVI повелел парламентариям явиться 6 августа в Версаль, где лично приказал им зарегистрировать эдикты. Житрохопые "судейские" в Версале королю подчинились, но когда вернулись в Париж, официально заявили, что действовали под давлением, и их регистрация законной силы не имеет - это всё равно компетенция Генеральных Штатов. Еще более разозлившийся Людовик XVI приказал парламенту переехать в Труа, где не было толпищ поддерживавших его парижан, так что "судейские" приуныли. В результате бурных переговоров достигли компромисса - "Эдикт о гербовом сборе" отзывался, а проект о провинциальных собраниях переделали так, что в нем запрещалось рассматривать вопросы обложения налогом дворянских земель. 20 сентября 1787 года парламент вернулся в Париж.


Парижский парламент (ныне Дворец правосудия)

Ломени де Бриенн доволен не остался - денег-то как не было, так и нет! Не даете налоги - давайте деньги, и в парламент отправился новый эдикт, дающий королю право пользоваться "открытым" кредитом аж до 1792 года. Ссудейские" снова пошли в отказ, и тогда Людовик XVI прямо с королевской охоты, как был в охотничьем костюме, заявился 19 ноября 1787 года на заседание парламента и стал склонять его зарегистрировать эдикт. Прения шли 6 часов - король кричал "эдикты!", парламентарии "Генеральные Штаты!", и каждый высказывал всё, что "накипело по вопросу". Закончил затянувшуюся дискуссию пришедший в королевской свите герцог д'Орлеан - он спросил: "Вот это вот всё тут - это что? Заседание парламента?" Особо запальчивые юристы закричали, что нет, король привел свиту, идут "посторонние разговоры", регламент похерен, и теперь это "собрание дворянства". "Дворянские собрания эдиктов не регистрируют!" - заявил "первый принц крови". Открытое неповиновение столь влиятельного аристократа заставило Людовика XVI, красного, как мундир английского солдата, удалиться.

"Мстя" короля воспоследовала 20 ноября 1787 года. Монарх выписал знаменитые "леттр де каше" ("письмо с печатью") - приказ арестовать человека без санкции суда, подписанный королем на чистом листе бумаге, в который потом оставалось пустое место для имени обвиняемого (мерзость такого документа состояла в том, что раз не было решения суда на арест - никакой суд не мог постановить и выпустить заключенного, который мог сидеть в узилище годами, пока ЕКВ не сжалится). На сей раз в "пустое место" вписали герцога д'Орлеана (его не стали волочь в застенки, ограничившись домашним арестом) и еще двух его подручных.

Парламент "китайскому предупреждению" не внял и даже начал дискуссиюо том, насколько вообще законна практика "леттр де каше" (хотя с точки зрения законов тут как раз спорить было не о чем - абсолютно незаконна). Тогда коварный Ломени де Бриенн продолжил "порочную практику" ныряния в архивные древности и предложил "вообще нафиг" обойтись без парламента - надо собрать два старинных учреждения, Большой бальяж, который сможет взять на себя законодательные функции, предложив новые налоги, и Пленарный суд (в последний раз работавший аж при короле Людовике IX Святом, в XIII веке), который займется регистрацией королевских эдиктов. А сам непокорный парламент надо попросту распустить.


Дюваль д'Эпремениль

Королю "задумка" понравилась, и были заготовлены соответствующие указы. И тут случилась практически шпионская история, замаскированная под "роковое стечение обстоятельств" - некий советник парламента Жан-Жак Дюваль д'Эпремениль, "ночью дышал воздухом" возле типографии, где печатали королевские указы, заинтересовался шумом, подкупил печатников и выкрал несколько экземпляров... Стоит ли говорить, что это был тот самый д'Эпремениль, который "дружил" с доктором-шарлатаном Францем Антоном Месмером (автором идей о "животном магнетизме" и о "подчинении разума  с помощью влияния магнетизмом") и просто шарлатаном Джузеппе Калиостро (он же Жозеф Бальзамо - д'Эпремениль защищал его на суде по "Делу ожерелья"), а также до глубины души ненавидел королеву Марию Антуанетту? В общем, тип "мутноты необычайной" (впоследствии замешанный в еще более темные дела)...

Взбудораженный д'Эпременилем парламент собрался в ночи 3 мая 1788 года на экстренное заседание и постановил "сидеть тут до победы". Парламентарии поклялись не допустить роспуска своего учреждения и опубликовали манифесты с изложением своей позиции. Людовик XVI впал в редкое для него состояние озлобленн  йрешительности и послал солдат - арестовать смутьянов и очистить парламент. Д'Эпременилю даже пришлось убегать из дома утром по крышам, но тщетно - перед лицом "грубой силы" парламентарии покинули присутственное здание, удалившись по домам и по опалам ("любитель ночных прогулок" вкупе с еще двумя "коноводами" загремел аж на остров Сант-Маргерит, где в свое время держали Николя Фуке - месяца на четыре).

Публичный скандал с парламентом не позволил прибегнуть к "плану А" ("возрождению юридических мертвецов"), и тогда Ломени де Бриенн попробовал "план Б" - протолкнуть эдикты через парламенты провинций (апелляционные суды). Но увы - провинциальные парламентарии, наученные опытом коллег, либо вообще "скрывались в неизвестности", либо после каждого "принудительного заседания" объявляли, что "действовали под давлением", и их постановления незаконны. 25 августа 1788 года король, уже потерявший всю свою недолгую решительность, отправил де Бриенна в отставку с поста генерального контролера финансов и назначил его преемником Неккера - показав, таким образом, что "оппозиция победила", и "хотите Генеральные Штаты - будут вам Генеральные Штаты"...

К слову, в советские времена некоторые "авторы" любили представить "парламентскую фронду" как "предварительный этап революции" (а д'Эпремениль рисовался таким "революционером-подпольщиком"). То ли в упор не видя, то ли сознательно игнорируя тот факт, что люди совсем не боролись за что-то "светлое, новое и чистое", а довольно эгоистически защищали свои права "феодальных эксплуататоров" и дальше ни с кем не делиться. Но, как говорится, ради красного словца чего только не скажешь.

Tags: Гильотина, Новые времена
Subscribe

Posts from This Journal “Гильотина” Tag

  • Тяпка в ухи

    Вот такую милую бижутерию продавали дамам в Париже времен Террора - серьги (для украшения ух, то бишь ухей). Кто не разглядел сразу - это гильотины,…

  • Археология коммунизма

    Коммунисты в СССР хоть и предали идею мировой революции, решив строить вавилонскую башню в отдельно взятой стране, всегда были озабочены…

  • Под скрип гильотины - 36 (и это всё)

    Как забанить революцию После 18 фрюктидора вместо арестованного Бартелеми и сбежавшего Карно в Директории появились бывший пламенный якобинец, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments