qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

О пользе вторых рядов

Читателям переводных книг мировая литература часто предстает этакими Каракумами или Сахарой - много пустоты, молчания и неизвестности, посреди которой проложена прямая дорога от одного зеленого автора-оазиса к другому... А ведь любая литература - это не только одинокие горные пики произведений великих гениев, это еще бесконечность "просто высоких гор", холмов, плоскогорий и впадин. Литературную шелуху и всё, что перестает быть актуальным спустя 10-15 лет, все эти 95% любой литературы любой эпохи беспощадное время отправляет в то самое небытие, среди которого и возвышаются захватывающие дух произведения великих титанов мысли...

Однако же с потерей литературного контекста эпохи мы очень многое теряем в восприятии - а самое главное, возможность понять, чем титаны были на самом деле велики. То есть, я не призываю читать "донцовых и мединских античности и средневековья", но всегда есть "второй ряд классики", который составляют сочинения "талантливых ремесленников". Вот мы говорим "французский классицизм", и что сразу вспоминаем? Три имени - Корнель, Расин и Мольер. И не пытайтесь вспомнить больше, ибо всё равно вспомните только то, что читали в энциклопедиях - пьесы других французских драматургов XVII века на русский переводили по большим церковным праздникам... Вот как, например, комедии Поля Скаррона - выпустили в 1964 году переводы пяти произведений и "тут же насмерть забыли".

А зря забыли. Ибо именно потому, о чем я писал выше, читатель этих пьес хорошо понимает, чем оказались велики Расин, Мольер и Корнель. Причем не потому, что комедии Скаррона ужасны - напротив, в них много хороших мест. Но всё равно рядом со своими великими современниками он выглядит по классической схеме "как плотник супротив столяра".

Комедии сии принадлежат к жанру "драматургия плаща и шпаги", то бишь повествуют о придуманной Испании, и содержание внутри них вертится на конфликтах "любви и чести". В сборнике их пять, и не все из них "одинакового качества":

  • Жодле, или Хозяин-слуга. Интрига пьесы строится на желании любовника, заподозрившего девушку в измене, разузнать подробности, для чего он заставляет своего слугу прикинуться самим собой и свататься к объекту страсти. Именно образ слуги Жодле, хамоватого, бестактного, невоспитанного мужлана, искренне пытающегося прикинуться "сеньором из общества", составляет главную удачу сочинения, которое без него превратилась бы в обычную "комедию положений", герои которой написаны довольно шаблонно и схематично;

  • Жодле-дуэлянт. Снова искуственно "закрученная" интрига с несколькими стереотипными "молодыми испанскими людьми", влюбленными в одну девушку (на самом деле девушек две, но это не достоинство пьесы, а скорее недостаток), которые изо всех сил мешают друг другу. "Комический слуга" присутствует в куда более скромных объемах и, по сути, обыгрывается лишь одна его черта - трусость, что делает всю комедию слабее предыдущей;

  • Нелепый наследник, или Корыстолюбивая девица. Тут уже "за гуманизм и дело мира отважно борется сатира" - автор решил побичевать девиц, для которых у жениха есть только одно достониство, а именно тугой кошелек. Бичуют эту девицу с помощью подставного "наследника из Перу", который груб, вульгарент, некрасив, но "с легкостью пленяет сердце красавицы золотым ключом". "На троичку", честно говоря;

  • Дон Яфет Армянский. Лучшая пьеса в сборнике, ибо снова целиком построена на комическом характере персонажа - отставного королевского шута, воображающего себя знатным вельможей, которому все окружающие подыгрывают, чтобы посмеяться. Это, конечно, далеко не Дон Кихот (вопреки уверениям автора предисловия), но очень живой получился этот дон Яфет - такой сплав нахальства и наивности, чванства и простодушия, эгоизма и незлобивости. В общем, хотел автор того сознательно, или нет (великий вопрос, до сих пор мучающий всех "донкихотологов"), но местами его становится даже жалко, когда глупые шутки окружающих становятся уж слишком глупыми;

  • Саламанкский школяр, или Великодушные враги. Тут автор захотел обойтись совсем без центральных образов "комических слуг", выехав на одной интриге, которую закрутил донельзя - некий граф соблазнил девицу, но жениться не хочет, отец в отчаянии написал, чтобы ее брат, школяр из Саламанки, приехал отомстить за честь сестры. Еще до того, как откликнуться на просьбу родителя, школяр, защищаясь, убивает брата сего графа (не ведая, кто они такие), за что тот ему обещает "благородно отомстить", но оба они откладывают месть, дабы разобраться (опять же вдвоем) с тем, кто обидел сестру и старого отца (ибо граф не в курсе, кто они такие на самом деле)... Короче, запутано всё почище, чем кот и клубок.





Tags: Рытературное, книжки
Subscribe

Posts from This Journal “книжки” Tag

  • Сны Эпаминонда

    Нет, это совсем не тот Эпаминонд, который "суровые фиванские педерасты воины против суровых спартанских…

  • Клаузевиц нормального человека

    Итак, закрыт гештальт я уже боюсь даже вспоминать какого года - где-то в студенческой юности я несколько раз пытался получить в читальном зале…

  • Сказки, рассказанные советским детям

    В этом году закрываю гештальты, причем очень древние - достал наконец био Клаузевица, которую даже в областной научной библиотеке не давали…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments