qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Как Арти переиграл Напи в шахматы (по поводу одного мифа)

Судьба у меня такая - стопятьсот раз в жизни объяснять "в онторнетах", что битву при Ватерлоо выиграл не Блюхер с пруссаками, не непросохшая с утра грязь, не ленивый и тормозащий Груши и даже не насморк Буонапарте. А что же тогда, возопите вы, все реальные причины поражения великого и непобедимого Императора уже перечислены?!.. А вот так - просто-напросто полководец Буонапарте оказался на голову слабее (в обоих смыслах этого выражения), чем Айрон Дьюк. Что я вам всем сейчас, полудрагоценные мои, и докажу...

1. Стратегия, только стратегия!
Герцог Веллингтон выиграл битву при Ватерлоо еще до ее начала. И это не парадокс, а констатация факта. В ночь перед боем к нему прискакал грязный толстый запыхавшийся пруссак Мюффлинг и заколотил себя кулаком в грудь - Блюхер будет завтра на поле боя, он уже выступил. То есть, командующий армией союзников знал, что завтра к его 67 000 человек против 73 000 французов подойдут еще 50 000 пруссаков. Учитывая, что 1805 и 1806 годы давно миновали, Веллингтон и Блюхер совсем не были Маком или фюрстом Гогенлоэ, армии и солдаты научились стойко драться против "непобедимых полчищ императора" уже года три как - такое соотношение сил не оставляло Буонапарте никаких, даже призрачных, шансов на победу. Тем более, что неравенство в силах усугублялось еще более печальным для французов неравенством в исходной информации - Железный Герцог точно знал, что помощь идет, и надо просто удержать позиции до ее подхода, а вот "Небольшой Капрал" не имел об этом ни малейшего представления, твердо веруя в то, что немцы бегут в Вестфалию, а Груши их догоняет.


2. Позиция - номер один
Про "обратные скаты", отработанные англичанами еще на Пиренеях практически до автоматизма, не говорят лишь ленивые, забывая, что ветеранов Пенинсулы на поле Ватерлоо в армии союзников было абсолютное меньшинство, и "автоматизм" касался разве что средних и высших командиров. Но почему-то дальнейшего анализа позиции никто не делает. А зря - она обладала еще двумя срьезнейшими преимуществами.
Во-первых, ее нельзя было обойти с флангов. Рискни Буонапарте попробовать охватить правый фланг Веллингтона, он поворачивал бы фронт атаки параллельно пути своего возможного отступления - то есть, простое движение союзников вперед отрезало бы французскую армию от Франции. На такой маневр не пошел бы ни один трезвомыслящий генерал, тем более император французов. Ну а левый фланг Айрон Дьюка, конечно, вполне себе можно было попытаться обойти, и, думаю, британец был бы просто рад, случись такое. Потому что тогда выходящие из лесу пруссаки попадали бы не во фланг Буонапарте, как в реале, а прямиком в тыл. Что бы ни побудило французского командующего отказаться от сей идеи (ведь он-то о пруссаках не ведал ни сном, ни духом), это оказалось правильным решением.
То есть, армия усатых ветеранов могла наступать исключительно по фронту. И тут-то работало во-вторых этой позиции. Она была достаточно узка - всего около 2000 шагов по фронту, да еще разделялась на две части замком Угомон, фермой Ла Э Сент и комплексом ферм Паплот, Смоэн и Ла Э. Обойти эти три "волнореза" было никак нельзя - некоторые из засевших там стрелков вооружены были штуцерами, которые били на 300 шагов. З00 шагов из Угомона, 300 из Ла Э Сента (по обе стороны), 300 слева - на "первую половину" фронта оставалось "безопасных" всего 400 шагов (а кто хочет при марше на врага получать с фланга или в спину плотный огонь стрелков?), на "вторую" - те же 400. По таким узеньким коридорам французами и предлагалось идти в атаку.

Битва при Ватерлоо (карта начальных позиций)

3. Удивлять нечем
Что смог противопоставить великий гений войны столь дьявольски выбранной позиции? Какие ходы нашел для разрушения планов врага? Увы, констатируем - ничего необычного. Да, Буонапарте правильно заметил, что "волнорезы торчат", и надо их срезать, но почему-то решил, что "его доблестным парням" это работа на полчаса. Сперва на Угомон отправился в атаку один батальон, потом второй... и так в этой мясорубке за день исчезла вся дивизия Жерома Буонапарте (которой командовал генерал Гийемино). Похожая история творилась на протяжении почти всего сражения в Смоэне, Паплоте и Ла Э - дивизия Дюрюта играла в "возьми-отними" с бригадой фюрста Нассау-Веймарского, и в итоге эти фермы всё равно остались за союзниками.
То есть, задачу "сковырнуть волнорезы" французы не выполнили. И пришлось ломиться через указанные выше два пятачка (ну что для целой армии два прохода по 400 шагов? Батальона 3-4 по фронту, не более).И, к слову, такая узость еще и делала невозможным комбинированные атаки пехоты и кавалерии. Если пускать коней за пехотой - им некуда атаковать, да и отсупающая пехота создаст проблемы. Если пускать спереди - отбитая кавалерия создаст еще большие проблемы, стоптав пехоту за собой. Ну а наступать вместе - места не было.
В общем, вся полководческая мысль Буонапарте свелась в итоге к трем большим последовательным фронтальным атакам - корпуса д'Эрлона справа, кавалерии слева и гвардии по центру. Разберем их.
Д'Эрлон был ветераном Пиренейской войны, и прекрасно знал, что наступать по обратным скатам на укрепившихся англичан (на этом участке фронта еще и была густая живая изгородь вдоль дороги) - практически безнадежно. Они его колонны повыщелкают. И потому "изобрел" свою знаменитую развертку в линии целых дивизий - хотел вывести во фронт атаки максимальное количество стрелков. Идея была сама по себе не так глупа, но генерал забыл самое важное - такое громоздкое построение с фланга уязвимо. Справа его прикрывал завязавший махач в Смоэне и Паплоте Дюрют, но вот слева одна из бригад затормозила - естественно, перед Ла Э Сент. И в образовавшуюся дыру буквально просочилась кавалерийская бригада союзников, быстро, кроваво и эффективно "свернувшая" две с половиной французские дивизии. А потом кавалеристы еще и артиллеристов на "Большой батарее" порубили. В общем, "успех" атаки д'Эрлона был столь велик, что более весь день тут ничего серьезного не происходило - у союзников не было намерения раньше времени лезть в атаку, у французов уже не было сил.
Атака кавалерии случилась не от отчаяния, а от бегства Камберлендских гусар, которое Буонапарте принял за начало повального драпа союзников. И вопреки "черной легенде", приказ на бросание всей французской кавалерии в "коридорчик" отдал именно он, а не маршал Ней. И кавалерийские командиры сперва покочевряжились, ибо хорошо понимали бессмысленность лобовой атаки на занятые пехотой позиции. Но приказ императора - это приказ императора. И кавалерия несколько раз на гребень холма "вкатывала" и "выкатывала". Естественно, что свернувшиеся в каре батальоны союзников "смогли это пережить". Более того - атака кавалерии не сильно повредила даже английским батареям, ибо артиллеристы имели приказ стрелять до последнего, а потом бечь в ближайшее каре. Французы же не по страшной роковой ошибке, как настаивают некоторые бонапартизды, а по вполне понятной причине того, что они были кавалерией, а не инженерными войсками, не имели "специнструмента" для повреждения брошенных орудий. В общем, красиво, героично, глупо, бессмысленно. К слову, никакой траншеи, забиваемой конями и людьми, в реале не было - это у писателя словами Гюго воображение разыгралось...
Ну а атака Старой гвардии (имено Старой, потому что Молодая в это время была занята у Планшнуа с пруссаками, а других в 1815 году не было), как известно, захлебнулась в огне пехоты союзников. Лишь один батальон из пяти, участвовавших в "зэ ласт раш", дошел до рукопашной с бельгийским ландвером, но и ему особо ничего не удалось. Не то было число атаковавших, чтобы вскрыть центр позиций Веллингтона, а больше у Буонапарта на тот момент уже и не было, хотя момент был самый удачный за день - из-за ошибки командиров, не подвезших вовремя патроны, Ла Э Сент был взят, и появилась возможность "полноценной" атаки центра.
В общем, все три большие попытки переломить исход сражения французам не удались, да и не сильно похоже было, чтобы из них что-то могло выйти даже при большем везении.


4. Груши идет лесом
Последний пункт извечных бонапартиздских стенаний - "ах, чо ж Груши не пошел на звук пушек?!" Да потому что не был кретин - император предупредил, что с утра атакует Веллингтона, и в 16.00 даже прискакал его курьер с известием о том, что "всё путем, щас мы их расколотим" (он 4 часа скакал, ему можно было не знать, что там уже начинается Приход Пушистого Песца, то бишь Блюхера). Так что не должен был Груши никуда подрываться, да и приказ у него был - преследовать пруссаков. А те перед ним оставили аж целый корпус Тильмана, который укрепился у Вавра и приготовился тянуть время по полной пограмме.
Ну и наконец, я всегда спрашиваю (и никогда не получаю ответ) - если Блюхер, выступивший глубокой ночью, подошел на поле боя в 16.00, то когда туда должен был по той же самой дороге прийти Груши, даже если вдруг сорвался бы на "звук канонады"? К ночи? Поздороваться с Велингтоном и Блюхером?...

Итого, полудрагоценные стеклярусы моего сердца, имеем что имеем - ни злой рок, ни ошибки кого-то там, ни смертельный насморк с непросохшей вовремя грязью не мешали Буонапарте выиграть битву при Ватерлоо. Он просто не смог переиграть человека по имени Артур Веллингтон в шахматы... Всё.
Tags: хистерические очерки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments