qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Неудавшиеся бонапарты: "Справедливый султан" Дезе - 2

Летом 1792 года Дезе впервые попал в "большую политику", а заодно и узнал, что революцию не интересует его патриотизм - а только происхождение. Как адъютант полковника де Брольи, он везет его письма в семейное поместье Бурбоннэ-ле-Бэн. В городе Кзертиньи "супербдительные патриоты" (на волне истерии, которая вскоре приведет к свержению монархии, а также в приступе шпиономании) требуют передать им письма "аристократического полковника" для вскрытия - они подозревают, что де Брольи переписывается с эмигрантами и "предает Францию". Дезе отказывается, его арестовывают и волокут в тюрьму города Эпиналь, где ему придется провести несколько недель, пока, наконец, по просьбе армейского начальства его оттуда не вызволяет депутат Конвента Жозеф Клеман Пуллен де Гранпре.

Когда же наконец начинаются боевые действия, Дезе проявляет себя не только как храбрый и распорядительный офицер (этого-то добра в революционной армии навалом) - он становится кумиром солдат, ибо ведет себя как "подвижник-аскет". Деньги к нему не липнут - он щепетильно скрупулезен в расходовании казенных средств или даже трофеев с контрибуциями; он носит скромный дрянной мундир безо всяких украшений; он ест с солдатами из одного котла, питаясь тем же самым черствым хлебом и "подножным кормом".


Дезе с усами и шрамами (тыц)

Единственный его "недостаток" - он ежедневно моется, "что было редкостью для будущей великой армии" (хотя другие источники обвиняют его "ровно в обратном" - он-де пренебрегал гигиеной и "распространял амбре"). Анн Жан Мари Рене Савари, будущий "цепной пес ампиратора" и человек лично вообще сервильный и неприятный для окружающих, в мемуарах называл Дезе "ангелическим демоном", излучавшим во время боя "красоту", воодушевление и энтузиазм.

Шарль Антуан сражается в рядах своего Бретонского полка, ставшего 46-м пехотным, и получает за заслуги сперва чин аджюдан-женераль (полковник штаба), а 20 августа 1793 года представлен к чину бригадного генерала. В бою у города Лаутерберга он серьезно ранен - пуля пробила ему щеку, он не может говорить, но продолжает командовать полком с помощью жестов. (А после выздоровления еще долго носит безобразные усы, чтобы скрыть шрам на щеке.) Однако "честные якобинцы Оверни" пишут в Париж донос, что "15 представителей семьи дез Экс" эмигрировали "к принцам" (имеются в виду, помимо двух братьев Дезе, еще и кузены со стороны отца и матери), "да и этот гражданин Вегу - сильно подозрительный". "Супербдительные" члены комитета общественного спасения Жак Николя Бийо-Варенн и Жан-Мари Колло д'Эрбуа "тормозят" производство и вообще велят арестовать "недобито-аристократического офицера".


Морда у него подозрительная!

Но когда "специально уполномоченные" пытаются привести приказ из Парижа в исполнение, солдаты встают на защиту своего командира и не выдают его. Комиссар Конвента при Рейнской армии Луи Антуан де Сен-Жюст вмешивается в ситуацию и своим авторитетом снимает с Дезе подозрения. 11 сентября 1793 года его производство в бригадные генералы утверждают, а 20 сентября он становится "временно исполняющим обязанности" дивизионного генерала (по факту командования дивизией в Рейнской армии), каковой чин ему присваивают уже "на постоянно" 2 сентября 1794 года.

Бдительные якобинцы из Оверни не отстают тем временем от "семьи Вегу" - мать и сестра Шарля Антуана арестованы за укрывательство "неприсягнувшего" священника и посажены в тюрьму города Рьома, в которой протомятся год. Дезе пишет им "трогательные письма". А также задумывается о женитьбе, и снова на "неправильной женщине", своей "сводной кузине" Маргерит Ле Норман, дочери его тетки Мари-Луизы О'Мёрфи от второго брака - внучке короля и тирана! Ей он тоже "пишет письма", но "что-то у них не срастается", и молодой генерал так и остается холостяком.


Савари - "писучий поклонник" Дезе

Впрочем, позднее появляется женщина, некая Амели Феррерью из Пуссе (в Вогёзах), которая утверждала, что родила от Дезе в 1797 году дочьку Мари-Розин. Однако репутацию "мадемуазель Феррерью" имела самую что ни на есть испорченную многими мужчинами, так что "факт отцовства" был более чем гипотетичен. К тому же тот же Савари утверждал, что перед смертью генерал просил у него (своего адъютанта) позаботиться о матери и о сестре, "и ежели бы Мари-Розин была его дочь, такой благородный человек попросил бы, конечно, и за нее!"...

Tags: #наполеоника, бонапарты
Subscribe

Posts from This Journal “бонапарты” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments