qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Орел, змея и кактус: Война за независимость Мексики - 6

По долинам и по взгорьям

Идальго во многом оказался идеальным революционером: он не мучился совестью по поводу того, что врага надо "закидывать мясом" (во всех сражениях потери повстанцев были очень тяжелыми - счет шел на тысячи человек); он не страдал скромностью, производя себя сразу в генералиссимусы, а своих подручных в генерал-капитаны и генерал-лейтенанты (чем-то надо поощрять соратников и ослеплять невежественных простолюдинов - так почему не пышными титулами и чинами?); он тщательно заботился о "социальной базе" восстания, позволяя индейцам, пеонам и "кастос" грабить имущество тех креолов, кто не спешил присягнуть на верность революции. В Вальядолиде "генералиссимус Америки" издал декрет об освобождении всех рабов, уравнении "кастос" в правах с белыми и об отмене подушной подати. То есть, "дон Мигель Костильский" пошел в своей "программе" гораздо дальше, чем ратующие "просто за независимость" (а на самом деле вообще за автономию Новой Испании при сохранении присяги Фердинанду VII) креолы, и именно поэтому имел массовую поддержку простонародья. Но увы - платить за это приходилось всё более нараставшими спорами и ссорами с другими руководителями мятежа.


Бригадир Феликс Кальеха

От Монте-де-лас-Крусас, где был побит Трухильо, до Мехико было рукой подать - в столице вице-королевства началась паника, многие чиновники, зажиточные горожане и клирики бросились в бега. Повстанцы отправили 1 ноября 1810 года парламентеров к Венегасу, чтобы начать переговоры, но вице-король наотрез отказался - он ждал скорого подхода армии Феликса Кальехи из Сан-Луис-Потоси. Прикинув, что город со 140 000 жителей можно взять лишь при содействии "пятой колонны", Идальго попытался заслать в Мехико агитаторов, но особого успеха не добился - напуганные слухами и погромах и "цветных зверствах", "мехикане" не были склонны "переходить на сторону света". Это, как и приближение Кальехи, отвратило сердце "генералиссимуса" от идеи пойти на кровавый штурм, и он приказал уходить обратно в Вальядолид.

Тем временем, как и следовало ожидать, "революсьонеро" зашевелились в других частях Мексики. 3 ноября 1810 года у Сакоалько-де-Торрес собравший до 3000 бандюганов местный управляющий асьендой (советской историографией выданный за "простого ранчеро) Хосе Антонио Торрес напал на 500 роялистов (в основном призванных в ополчение студентов) и "типа побил" - мятежники потеряли 257 человек, сторонники правопорядка 300. После сего славного деяния Торрес осадил 10 ноября 1810 года крупный город Гвадалахара, столицу одноименного интендантства, который сдался ему 26 ноября. Другие банды мятежников захватили города Сакатекас, Колотлан, Уичапан, Сан-Луис-Потоси, безуспешно пытались захватить Керетаро. Еще один сельский священник Хосе Мария Теклос Морелос и Павон насобирал 3000 человек и партизанствовал в южных провинциях.


Грабь, гуляй, убивай!

Однако роялизм сдаваться не собирался - 7 ноября 1810 года войска Кальехи (2000 пехотинцев, 7000 кавалеристов и 12 орудий) таки догнали "армию" Идальго ("патриотические исторЕГи" продолжают настаивать, что в ней было 40 000 человек, делая, правда, оговорку, что "боеспособных" - всего 4000) у городка Акулько и внезапно атаковали их лагерь, предварительно обстреляв его из пушек. "Революсьонеро" сопротивлялись не шибко, предпочтя стремительно ретироваться, бросив лагерь и обоз со всеми пожитками и ранеными. Трофеями роялистов стали 8 пушек, 11 бочек пороха, 40 коробов с патронами, 300 мушкетов, два знамени, 1600 овец, 1300 "голов КРС", 200 лошадей. Мятежники потеряли 200 человек убитыми и ранеными и 600 пленных.

На сей раз Альенде и прочие бывшие офицеры открыто возмутились и даже смогли увести за собой большую часть армии в Гуанахуато, чтобы оттуда действовать на Керетаро, где у них еще оставалось много соратников по заговору. Идальго же решил укрыться в Гвадалахаре, объединив остатки своих сил с Торресом. Кальеха двинулся за Альенде и настигнул его 26 ноября в Гуанахуато. Повстанцы имели 35 000 человек, но при том всего 1200 мушкетов, так что после пары часов сопротивления Альенде и Ко сбежали, направившись в Сан-Луис-Потоси, а там приняли решение, что "чего уж тут с ним поделаешь, с сукиным сыном", и надо тоже идти в Гвадалахару. Роялисты же устроили в захваченном городе "кговавый теггог" - фраза из книжки товарища Альперовича меня "умилила до полной милоты" (ПЖ мой): "По приказу Кальехи были сожжены целые кварталы Гуанахуато, а их жители перебиты. Каратели казнили свои жертвы (число которых достигло 150) без всякого суда и следствия"...


Хосе Игнасио Трамп Лопес-Раион

"Генералиссимус" тем временем решил заняться в Гвадалахаре "внутренней и внешней политикой". Он назначил сразу двух министров - своего секретаря Хосе Игнасио Антонио Лопеса-Раиона и Лопеса-Агуадо премьер-министром и адвоката Хосе Марию Чико и Линареса министром юстиции, а также отправил студента-ботаника (это ученая специализация, а не психотип поведения) Пасказио Ортиса де Летону полномочным послом в США (увы, пробраться туда ему не удалось, и в январе 1811 года, окруженный роялистами в Мехико, "посол" покончил с собой). Были выпущены новые прокламации об освобождении рабов, отмене податей, а также об упразднении госмонополий на табак, порох, вино и снижении алькабалы. Также предполагалось, что все земли, "арендованные" у индейских общин, будут им возвращены с запретом когда-либо сдавать их в "аренду" снова. В Гвадалахаре начали печатать газету "Деспертадор американо" ("Американский разбудилец", или "пробужданец" - ну не "будильник" же...).

Tags: Мехиканцы
Subscribe

Posts from This Journal “Мехиканцы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments