qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Неудавшиеся бонапарты: Странные манеры Пишегрю - 2

Увы, Жан-Шарль Пишегрю оказался не из тех людей, кого слава и власть "не портят". Будучи весьма привержен "земным радостям" (многие дамы хвастались тем, что были его любовницами - при том, что ни одна так и не смогла стать женой, а о том, сколько генерал мог выпить "зараз, не напрягаясь", его подчиненные рассказывали какие-то совсем фантастические истории), он как-то умудрился убедить Робеспьера и Сен-Жюста, что "ведет спартанский образ жизни", чем очень радовал этих признанных аскетов. Зато с генералом Ошем, которому внезапно попал в "оперативное подчинение" в конце 1793 года, он бесконечно срался, саботировал его приказы и писал "телеги" тому же Сен-Жюсту. В общем, очень знакомый и милый сердцу россиян персонаж "слуга начальству, враг коллег".


Несмотря на то, что все отмечали курпулентность Пишегрю, появлялись и такие портреты...

"Подвиги и приключения" Пишегрю на постах командующего Рейнской, Северной и Рейна и Мозеля армий в 1793-1795 году мною уже были описаны в сериале "Алонз анфан де ла патрие". Многие критиковали его "кабинетную" манеру командования, но покуда она приносила плоды в виде лавров и трофеев, генерал оставался "кумиром толпы". А его бывший ученик Буонапарте так вообще всегда считал его лучшим генералом революции почти как сам. И не все коллеги, кстати, его ненавидели и критиковали - с генералом Жаном-Виктором Мари Моро они вообще стали друзьями.

Не брезговал Пишегрю и ролью "истребителя народа своего". Будучи "проездом" из одной армии в другую в Париже весной 1795 года, он лицезрел первое "послетермидорианское" народное восстание 12 жерминаля (1 апреля). Санкюлоты требовали возвращения "большого террора", хлебного максимума (фиксированной цены на зерно и хлебобулочные) и "конституции I года Республики" - то бишь, посягали на "завоевания 9 термидора". "Революционно настроенные рабочие" и прочие мелкие буржуа врываются в Конвент и уугрожают депутатам. Ситуацию спасают отряды Национальной гвардии из "фешенебельных" секций и войска Внутренней армии Парижа, команду над которыми и вручают Пишегрю. Мятежники рассеяны, их вожди и вдохновители - Жак-Николя Бийо-Варенн, Жан-Мари Колло д'Эрбуа, Марк Гийом Алексис Вадье, Бертран Барер де Вьёзак - были арестованы и высланы на каторгу в Гвиану. А Пишегрю за "подвиг" получил почетный титул "Спаситель Отечества".


"Жерминалисты" пытаются отбить увозимых на каторгу вождей

Увы, новая кампания 1795 года лавров на голову Пишегрю не прибавила - скорее уж старые изрядно подзавяли (подробности см. в сериале "Алонз анфан де ла патрие"). Однако у него появились "новые полезные знакомства" - к нему "на огонек" постучались агенты роялистов. "Близкий сотрудник по неким делам" графа д'Артуа и принца Конде, Жан Габриэль МорИс Рок, граф де Монгайяр, разработал "операцию подхода", в результате которой другой "ловкий человек", швейцарец-"книгопродавец" Луи Фош-Борель, попадает к генералу "на беседу об одной неизвестной рукописи Руссо", в ходе которой делает "заманчивое предложение". От имени "короля" Людовика XVIII Шарлю-Франсуа предложено взбунтовать армию, сдать австрийцам "какую-нибудь важную крепость" и повести войска на Париж, свергнув республику и провозгласив восстановление монархии. "За это за всё" ему обещали чин маршала Франции, миллион франков в карман и пожизненную годовую ренту в 100 000 франков.

Как и всегда в таких случаях, стороны были далеки от банального "сговора во гнусности" в духе бульварных романов. Во-первых, такие "предложения" делались тогда практически всем крупным политикам и военачальникам республики - неоднократно получали их и Баррас, и Ош, и даже Буонапарте, и почти все они"заводили переписку", хотя бы для того, чтобы узнать, чего могут добиться в итоге, увеличивая требования: Баррас никак не мог решить, что ему выгоднее - предавать, или оставаться "самым главным", а за Буонапарте агенты Людовика XVIII просто не могли угнаться - только они соглашались на его условия, как он уносился в какой-нибудь Египет, и ищи его там... Термидорианский Конвент и сменившая его Директория были мега-непопулярны в народе, и никто всерьез не рассматривал ибею хранить верность такому "прижиму" - люди лишь делились на сторонников "дальнейшего полевения" или "поправения".


Принц Конде

Пишегрю был совсем не прочь стать "новым Монком" и пособить роляистам, но понимал, что план, который предлагали ему от имени Конде - утопия, никакая армия ради торжества "белого дела" на Париж не пойдет, это уже "проходили" и Ля Файет, и Дюмурье. И он затеял длинную переписку, в которой давал роялистам пространные советы "обождать", дождаться "благоприятного политического расклада", подготавливать общественное мнение... Занудный дядька. Но несколько досадных проколов он таки совершил - например, написал собственноручно записку к принцу Конде: "Z получил бумаги X и рассмотрит их, чтобы использовать при подходящих обстоятельствах. Он предуведомит об этом X". Эта записка "немыслимыми путями ролистской шпионской эмиграции" попала к главе "секретной службы Его Величества" Людовика XVIII графу Луи Александру де Лоне д'Антрэгу, который "подрабатывал" атташе при российском посольстве в Венеции.

Тем временем "за всё хорошее" Пишегрю сняли с поста командующего Армии Рейна и Мозеля и отправили в отставку. Он приехал в родную Юру, в Безансон, купил поместье и поселился в нем. Однако "славного земляка" не оставили в покое - в 1796 году состоялись по новой конституции выборы в Совет пятисот (нижняя палата парламента), куда от Юры был избран Пишегрю. Подумав, он решил не отказываться - снова ж Париж, там ж "вся жизнь". Тем паче, что в Совете пятисот ему устроили овацию и триумф, тут же избрав председателем палаты. Пишегрю снова занял положение, "привлекательное" для его новых друзей-роялистов...

Tags: #наполеоника, бонапарты
Subscribe

Posts from This Journal “бонапарты” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments