qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Орел, змея и кактус: Война за независимость Мексики - 2

Принуждение к независимости

Зацикленность всей политической, общественной и экономической жизни Новой Испании на Испанию старую привела, понятное дело, к "гиперчувствительности системы" - как только акции Бурбонов в Старом Свете плохели, за океаном начиналась "на море качка". Например, в 1804 году озабоченный необходимостью ежемесячно отстегивать "ампиратору" кругленькую сумму в 6 млн франков за неучастие (!) в войне против Англии, король Карл IV объявил о конфискации имущества благотворительных церковных "братств" и конгрегаций - с отчуждением в пользу казны. Это очень обидело клириков - еще и потому, что именно через эти "конторы" церковь проводила свои финансовые операции по ссужению и кредитованию средств. Обиделись и богатые креолы - церковные займы для многих из них были основным источником получения кредитов. Хуже всего было то, что "отнятые у народа" в Новом Свете деньги достались в итоге англичанам, захватившим "Золотой флот" недалеко от Кадиса (см. сериал про "испанскую заразу").

Вообще следует сразу отметить то, что забывали господа "мраксисты". В Новой Испании ситуация сложилась во многом парадоксальная для их "картины мира" - чем беднее был человек, тем меньше его "трясло" то, зависим ли он только от помещика-креола, или еще и от короля в Мадриде. Денег у пеонов всё равно не было, а если вдруг и появлялись, то за ними числились долги на поколения вперед, так что единственное, что с ними можно было сделать - быстрее пропить и прогулять, пока не отнимут. И все "утяжеления экономического прижима" ложились на плечи тех, у кого было, что отнимать - креольских латифундистов и клириков. Они же и стали главным "топливом" революций в Латинской Америке. Тогда как многие роялисты, к слову, пользовались большим успехом у люмпенов - батраков, ранчеро, индейцев (тут можно вспомнить того же Бовеса в Венесуэле).


Вице-король де Итуригаррай

Когда же Испания всё-таки оказалась втянутой в войну, сие стало для ее колоний "катастрофической катастрофой" - английский флот тут же, в 1805 году, устроил испанскому Трафальгар, после которого о какой-то регулярной торговле с метрополией говорить было бессмысленно. Конечно, выручала старая-добрая контрабанда (в основном с США), но это вело попросту к тому, что мексиканцы (слово, пока еще имевшее чисто географическое значение - навроде каталонцев или астурийцев) осознавали - они тут живут "вообще сами по себе", без всякой связи с "исторической родиной".

Настоящий же "свистопляс" начался в 1808 году, когда обескураживающие вести из Мадрида начали приходить одно за другим. Сперва в Новой Испании узнали об отречении Карла IV и воцарении Фердинанда VII. Затем - об отречении Фердинанда VII и воцарении Хосе I Бонапарта. Окончательно добили общественность прискакавшие друг за другом послы от Севильской и Астурийской хунт, требовавших подчинения Новой Испании каждая себе. Вице-король (с 1804 года) Хосе Хоакин Висенте де Итуригаррай и АростЕги де Гаинса и Ларреа, принял соломоново решение - признать королем Фердинанда VII, а "хунтовых посланцев послать" куда подельше, пока они там у себя, в Испаниях, не разберуться, кто же из них настоящая власть.

Одновременно с этим "верховный гачупин" решил собрать "лучших людей" вице-королевства, дабы решить, "как жить на той неделе". Сперва посовещался с участниками королевской аудиенсии и городского совета Мехико (аюнтамъенто). Те посоветовали "старое испанское средство" - собрать хунту (то бишь, группу "особо лучших людей"), которая и будет временно разбираться со временными проблемами. Однако в хунту тут же "прошмыгнули" пронырливые "либералы", обчитавшиеся книжками "про Просвещение". Они начали "мутить воду" - рассуждать о том, что если король отрекся, хотя бы под давлением со стороны врагов, то законная власть теперь исходит не от него, а от "суверенитета народа"... Короче, надо собирать Национальный конгресс, писать конституцию, провозглашать независимость и делать Итуригаррая "королем Мексиканским" (до этого договаривались самые отмороженные из радикалов, подписывался ли на сие сам вице-король - неизвестно).


Марискаль де кампо де Гарибай

"Гачупины" тут же поняли, что на такие фармазоны они точно не подписывались - у них-то родина и "многия пожитки" оставались в Испании, и "переквалифИцироваться" в американцы они "совсем не готовые". А поскольку в руках у них была "верхушка аппарата" (армия, церковь, аудиенсия), то как только нашелся энергичный человек, латифундист Габриэль Хоакин де Йермо и де ла Барсена (уроженец провинции Бискайя - к слову, "человек прогрессивных взглядов", освободивший всех рабов в своей асьенде), тут же составился заговор. Ночью с 15 на 16 сентября 1808 года группа "неравнодушных граждан" во главе с Йермо арестовала Итуригаррая и объявила вместо него вице-королем 79-летнего марискаля де кампо (генерал-майора) Педро де Гарибая.

Новое правительство тут же дало понять, что "аресты будут" - похватали наиболее "подставившихся" сторонников независимости. Одновременно с этим признали полномочия Хунты Супремы (центральной хунты в Испании). А через год, 19 июля 1809 года, Гарибай вообще сказался больным (заявил, будто туберкулез - явно врал, ибо помрет только в 1815 году) и ушел с поста вице-короля, передав полномочия архиепископу Мексики Франсиско Хавьеру де Лизано и Бомону (еще один "гачупин"). "Гидра либерализма" была временно побеждена...


Вице-король и архиепископ де Лизано

Tags: Мехиканцы
Subscribe

Posts from This Journal “Мехиканцы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments