qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Неудавшиеся бонапарты: маршальский жезл для Моро - 9 (закл.)

В США семья Моро обустроилась в двух местах - на Уоррен-стрит в Нью-Йорке они купили дом, где жили зимой, а всё остальное время проводили в небольшом сельском поместье Моррисвиль, близ Трентона в Нью-Джерси. Бывший грозный полководец рыбачит, охотится, разводит [корне]плоды, читает - чем еще заняться "ссыльному переселенцу"? К счастью, в Нью-Йорке жило много французов - политических ссыльных, которые при малейшей возможности бегали из Вест-Индии, чтобы жить не в таких суровых условиях и не при "прижиме".

В отличие от многих европейцев, снобски презиравших Америку за "низкую культуру и торгашеский дух", Жан Батист хвалит местное общество за "свободу", одновременно давая понять, как испоганилась жизнь во Франции при "ампираторе":

Я мог себе представить преимущества жизни в свободной стране, но я смог воспользоваться лишь частью этого счастья. Здесь же люди пользуются им в полной мере. Они могут свободно приезжать, уезжать, менять место жительства, путешествовать. Никому до тебя нет дела. Где бы ты ни находился, ты не чувствуешь и не видишь представителей власти. Люди, которые живут в такой стране и с таким правительством, никогда не позволят себя поработить, и даже самые отъявленные негодяи пойдут на смерть, лишь бы защитить свободу.


Поместье Моррисвиль

И всё-таки жизнь была небогата радостями, скорее напротив - в 1807 году Моро узнал о смерти любимой сестры Маргариты, в 1808 году умерла его теща, мадам Юло, а через несколько месяцев скончался его сын Эжен. В 1812 году жена серьезно заболела, врачи поставили диагноз "острая ностальгия", и французское консульство, "скрипя ливером", разрешило Эжени Моро с дочерью Изабель вернуться во Францию - тем паче, что ее-то никто не судил, и она отправилась в изгнание вслед за мужем добровольно. Однако же "добрый ампиратор" и его "сторожевые собаки" устроили "жене негодяя" по приезде в Бордо настоящее гестапо - в какой-то момент больной Эжени с дочерью пришлось выпрыгивать в окно и спасаться от полиции... А на Рождество 1812 года сгорел Моррисвиль, причем "аборигены", бия себя в груди, "зуб давали", что это дело рук таинственного "черного всадника".

В 1811 году один из приятелей ссыльного генерала, полковник Доминик Рапатель, брат его бывшего адъютанта и сам "политический", по совету Моро поступил на службу в русскую армию. Именно он в феврале 1813 года завязал переписку, в которой предложил генералу от имени императора Александра I сражаться с "узурпатором" за "свободу Европы и Франции" - возглавив "освободительный легион" из французских пленных. А в мае 1813 года пламенные призывы за океан начал посылать шведский наследный принц Карл Юхан - он же старый знакомый Моро по республиканской оппозиции, генерал Бернадот. И Жан Виктор решил принять предложения (оба, ибо они друг другу не противоречили) - и не меньше от скуки и желания снова выйти "на авансцену", чем от ненависти к "ампиратору". В сопровождении военного атташе при российском консульстве в Нью-Йорке Поля де Шевенена (молодой человек так скрывал свое неблагозвучное имя Павел Свиньин) Моро отплыл из США 25 июня 1813 года...

27 июля корабль пришвартовался в шведском Гётеборге. Оказалось, правда, что "легион" сформировать не удастся (мало кто из пленных изъявил желание сражаться против родины), и Моро даже хотел уехать обратно. Но Бернадот устроил ему царский прием, а потом поступила настойчивая просьба Александра стать "главным военным советником" аж при трех монархах сразу - русском царе, австрийском императоре и короле Пруссии. С "ампиратором" было заключено Пляйсвицкое перемирие, но никто особо не ждал, что оно закончится подписанием мира (и "первее всех" - сам Буонапарте). 16 августа 1813 года Моро прибыл в штаб-квартиру союзников по коалиции в Праге.


Смертельное ранение Моро

Никаких чинов Жан Виктор получать не захотел (хотя царь был совсем непрочь произвести его сразу в генерал-фельдмаршалы) и играл роль "умного еврея в скромном костюме", следуя в свите императора Александра. Он поучаствовал в разработке знаменитого "Трахтенбергского плана" ("как нам обустроить побеждание узурпатора"), повторив вслед за Бернадотом и еще одним "предателем", генералом Антуаном-Анри Жомини, "отступайте перед ним и нападайте на его маршалов".

Когда военные действия возобновились, Моро принял участие в сражении под Дрезденом. 27 августа 1813 года на прусской батарее, поливаемой французскими ядрами, он сделал замечание царю - тут слишком опасно для Е.И.В.! Александр (к слову о его "трусости") согласился пропустить француза вперед - тут-то (впереди) ему и "убило лошадь", и "смертельно ранило" в обе ноги. (Буонапарте на острове Св. Елены были себя в грудь, аки бабуин, рассказывая, что лично приказал стрелять в "предателя" Моро, которого разглядел в "позорную трубу" - но он на полном серьезе настаивал, что таким же образом убил эмигранта графа Гийома Эмманюэля Гиньяра де Сен-При в битве при Реймсе и оторвал ногу английскому генералу Генри Пейджету, графу Аксбриджу, при Ватерлоо.) 30 августа в городке Лаун (ныне Лоуны) Жан Виктор Моро скончался от последствий ранения. Тело его перевезли в Сенкт-Петербург, где захоронили в католической церкви Св. Екатерины.

Касаемо обещанного в заголовке маршальского жезла - увы, Моро его так никогда и не увидел. Некоторые российские "исторЕГи" настаивают на том, что его таки произвели в генерал-фельдмаршалы, но даже дату назначения назвать не в состоянии, ссылаясь лишь на "фельдмаршальские почести" при захоронении тела. "Восстановил справедливость" лишь Людовик XVIII, произведший своим указом в 1814 году Жана Виктора Мари Моро в маршалы Франции посмертно и назначивший его вдове соответствующий пенсион.

Tags: #наполеоника, бонапарты
Subscribe

Posts from This Journal “бонапарты” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments