qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Алонз анфан де ла патрие

Ну кому нужна война?

Российская историография Великой французской революции до сих пор живет, как незаконное дитя - породивший ее марксизм официально из графы "отец" вычеркнут, но никаких особых попыток найти какую-то другую "почву для рассуждений" до сих пор нет (за исключением небольшой группы "продвинутых" историков, ориентирующихся в основном на зарубежное сообщество и пытающихся "вписатья" в существующий там научный дискурс). Все клише и штампы самого оголтелого "исторического материализма" используются до сих пор - даже без косметического ремонта...


"Поджигатель войны" Леопольд II (на самом деле нет)

Именно так обстоит дело с объявлением Франции войны в 1792 году. Повторяются магические формулы про "абсолютистская реакция готовилась к интервенции, и революция лишь нанесла упреждающий удар". Скороговорочкой (про то, что Франция "ударила первой"), и сразу прыг - на Пильницкую декларацию. Де, вот она, "тирания, поднимающая кровавый штандарт, к оружию, граждАне"!.. Однако на самом деле совещание 27 августа 1791 года в саксонском городе Пильнице императора СРИГН Леопольда II фон Габсбурга с королем Пруссии Фридрихом-Вильгельмом II фон Гогенцоллерном, графом Шарлем-Филиппом д'Артуа (младшим братом короля Людовика XVI Бурбона и лидером французских эмигрантов) и некоторыми другими важными персонами эмиграции никаких определенных решений не приняло.

Да, граф д'Артуа и его соотечественники настаивали на максимально жестом документе, который бы стал ультиматумом для революционных властей, только что сорвавших попытку Людовика XVI сбежать из страны. Он предлагал признать своего брата "пленником толпы", назначить регентом Франции другого брата, Луи Станисласа Ксавье, графа Прованского, разрешить эмигрантам вербовать наемные войска в СРИГН и, в итоге, выставить революционерам ультиматум - либо отмена всех ограничений власти короля, либо война.


Граф д'Артуа - настоящий "поджигатель"

Однако позиция "галльских ультрас" натолкнулась на нежелание Леопольда II связывать себя конкретными обещаниями и втягивать Австрию в войну. Император стал самым последовательным "голубем", и максимум, на что его удалось "развести" - декларация о намерениях, своего рода "озвучание мнения" о том, что "державы искренне желают королю Франции укрепить основы монархического правления", для чего Австрия и Пруссия будут "координировать действия" и "на всякий случай" приведут в боевую готовность войска. Вот и всё - максимум трескучего тумана и минимум конкретных обещаний. Такова и была Пильницкая декларация, из которой "мраксизм-ленененизм" пытался сделать "ультиматум абсолютизма для революционной Франции". (Кстати, английский король Георг III отказался ее поддержать, промолчал и испанский монарх Карл IV, а Екатерина II хотя и "сердечно приветствовала", но подписываться даже под таким "необязательным" документом не спешила.)

Однако международные отношения, как известно, процесс двухсторонний. И Пильницкая декларация стала разменной картой в политической борьбе внутри Франции. Король Людовик XVI, которого заставили принести присягу на верность конституции 1791 года, пытался сохранить хотя бы право назначать на министерские посты лояльных ему людей, чтобы влиять на реальную политику. Но власть в новом парламентском органе, Законодательном собрании, захватили радикалы, группировавшиеся вокруг депутатов из департамента Жиронда - Пьера Виктюрньена Верньо, Маргерита Эли Гаде, Армана Жансонне и Жана-Антуана Лафарга де Гранжнёва. К ним примкнули авторитеные парижские политики Жак-Пьер Бриссо де Варвилль, Жан Мари Ролан де Ля Платьер, Мари Жан Антуан Николя де Карита (бывший маркиз де Кондорсе) и др. Они стали бороться за отставку "кабинета короля" и замену его на "кабинет революции", в котором, естественно, видели себя, любимых.

И одним из их инструментов "борьбы за кабинет" стало требование объявления войны "тираническим сатрапам и деспотам" - просто потому, что "жирондисты" рассчитывали, буде король станет изо всех сил сопротивляться войне с шурином (королева Мария-Антуанетта была сестрой Леопольда II), а потому его можно будет легко провоцировать на непопулярные меры, которые станут поводом для усиления пиар-кампании. Как предлог к войне предлагалось использовать отказ европейских монархов "перепризнавать" Людовика XVI после его присяги на верность конституции - как не абсолютного, а конституционного монарха (даже если императоры и короли понимали, чего от них хотят "эти сбесившиеся буржуа" - вряд ли они были готовы идти у них на поводу).


Пьер Бриссо - лидер "жирондистов" и глава "партии войны"

В итоге 24 марта 1792 года "жирондисты" своего добились - король отправил "свой" кабинет в отставку и назначил "жриндистский": Ролана - министром юстиции и внутренних дел, Этьена Клавьера - министром имуществ, а Жозефа Мари Сервана де Жерби (с 9 мая) - военным министром. Однако они не учли того, что Людовик XVI и его окружение тоже решили разыграть "военную карту" - они рассчитывали, что при любом исходе останутся в выигрыше. Если Франция одержит победу - власть короля укрепится, он приобретет авторитет и влияние в армии и среди населения и сможет "более сурово" противостоять революционерам. Если верх возьмут Австрия и Пруссия - революционеры будут разбиты, и с помощью иностранных штыков можно будет вернуть "старый порядок".

Эту линию королю всячески "рекомендовали" военный министр граф Луи-Мари-Жак-Амальрик де Нарбонн-Лара (до 9 марта 1792 года) и министр иностранных дел Шарль Франсуа Дюмурье (с 15 марта 1792 года). Последний, заигрывавший сперва с жирондистами, а потом "перебежавший" к их политическим соперникам "монтаньярам", вообще рассчитывал на пост главнокомандующего и открывающиеся на нем возможности стать фактическим диктатором Франции...


Министр Дюмурье - тоже "поджигатель"

Сложилась ситуация, на которую жирондисты не очень рассчитывали - за войну теперь был и король. Более того - их политические противники в Законодательном собрании тоже были за войну, потому что надеялись на падение популярности "бриссотинцев", как только станет известно о первых поражениях (на такой позиции, например, стоял лидер "монтаньяров" Максимильен Франсуа Мари Изидор де Робеспьер), либо рассчитывали на "малую и быструю победоносную войну" с мелкими германскими княжествами (как командующий Центральной армией и лидер "фейянов" Мари-Жозеф Поль Ив Рош Жильбер дю Мотье, бывший маркиз де Ля Файет).

В общем, страна в революционно-контрреволюционном угаре жаждала войны, не особо задумываясь о неизбежных крови, поте и слезах... Голоса отдельных здравомыслящих людей тонули в нескончаемых пышных "цицерониански-античных" речах о "войне с тиранией". 20 апреля 1792 года Людовик XVI появляется в Законодательном собрании и вносит предложение объявить войну "королю Венгрии и Богемии" (то есть, Леопольду II, но не как императору СРИГН ловкая "фишка", чтобы избежать войны с Пруссией "автоматом", ибо король Фридрих-Вильгельм II был еще и курфюрстом). Депутаты тут же устроили "патриотический порыв", заклеймили позором тех немногих, кто просил хотя бы несколько дней "на подумать" и вотировали вступление в войну.

Вот так и получилось, что с подачи одних французов другие французы объявили войну чехам и венграм... А вы говорите, "происки тирании".

Tags: Новые времена, Тотальная марсельеза
Subscribe

Posts from This Journal “Тотальная марсельеза” Tag

  • Алонз анфан де ла патрие - 38 (финал)

    Под высокими липами (окончание) План эрцгерцога Йоганна был как-то даже кристаллически прост и бесхитростен - атаковать позицию Моро у деревни…

  • Алонз анфан де ла патрие - 37

    Под высокими липами (продолжение) Затея с перемирием не выгорела - Франц II не желал сдаваться на условиях, выдвигаемых "первым…

  • Алонз анфан де ла патрие - 36

    Под высокими липами (продолжение) Решающего перевеса в силах у Моро не было, и потому 25 апреля 1800 года он начал сложную шахматную партию…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments