qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Обижают королька (с)

Мне вот тут подумалось - а что против все "хистореги" (именно эти) имеют супротив Людовика XV? Почему, например, его прадед, Людовик XIV - "он как Ленен-Стален", а правнук - чмо подзаборное? Ну да, я знаком с привычным набором обвинений: блядства, растраты, лентяйство, "помпадурство", слияние военных полимеров, "назревание леворуций"... Ну а если приглядеться внимательнее?


Пункт 1 - блядства. Знаете, по этому пункту можно не сажать в Бастилию только одного, разве что, Людовика XVI - это он как дурак был верен своей Марии-Антуанетте. Да, может, Людовика XIII, у которого была странная склонность не к молодым девицам, а к вьюношам (девицы одна-две тоже были, но и с ними, как и с вьюношами, обходилось только "симпатиями"). Все остальные известные науке Бурбоны - редкостные самцы-скакуны. И вообще - переплюнуть Генриха IV уже никому не удастся...
Отдельный подпункт - знаменитый вертеп непотребства, Олений парк. Дескать, свозили туда аристократы своих йуюных девочек, а король их тама растлевал... Ну, во-первых, во Франции того времени девушка с 15 лет уже считалась вполне половозрелой и готовой к браку, а моложе в Оленьем парке и не было. Во-вторых, Людовик вообще был очень застенчатый и закоморный человек, и никаких публичных оргий не учинял - приезжал в парк под видом "польского придворного", присматривался, а потом с понравившейся девушкой "встречался приватно". Ну и наконец - никакие они там были не аристократки. Самая, например, известная (своим откровенно порнографическим портретом - см. ниже) Луиза О'Мёрфи была дочерью сапожника и попала туда после того, как "отработала" долгое время натурщицей; к слову, "спротежировал" её в парк "тот самый" Казанова. Так что вообще не факт, что она туда 15-ти своих "йуных лет" девственницей попала. И да, всех девиц, даже не пользованных королем, пристраивали после 17 лет замуж за приличные партии. Так что Олений парк можно считать пансионатом для девиц сомнительного происхождения, который давал им "путевку в жизнь".
Да и в конце концов, "страшная тайна" состоит в том, что к тому времени королю, кроме девиц, "дать" было некому - королева Мария Лещинска, родив 10-го ребенка в 1737 году, сказала, что больше ноги короля в её спальне не будет. А мадам де Помпадур, которая, собственно, Олений парк и завела, к тому времени была уже больная, и доктора ей секс запретили - не только с королем, а вообще. Так что их последние годы были "чисто платонические". Можно было, конечно, гоняться за придворными дамами - разводя интриги и всякие склоки при дворе. Но в этом смысле девицы в пансионе были куда менее хлопотны и чреваты.
Итого - никакого особого разврата и блядства у Людовика XV не было. XVIII век вообще славится своей "сексуальной свободой", и ничего шокирующего тогдашние нравы король не вытворял.


Пункт 2 - растраты. Вы уже не удивитесь тому (я же дал понять, не так ли?), что с самого того момента, как Людовик XV в 1743 году похоронил своего первого министра кардинала де Флёри и сказал, что более при ним первых министров не будет - практически с этого момента началась реформа финансов королевства. Генеральным контролером в 1745 году стал энергично-прогрессивный Жан-Батист де Машо, который подтянул "кое-где по мелочи" расходы и стал покушаться "на святое" - привилегии церкви, отмену косвенных налогов в пользу единообразных, обложение доселе неприкосновенных духовенства и дворянства единым 5%-ным налогом. Естественно, ор поднялся до небес - аристократы выли, парламенты провинций (привилегированные суды) выли, духовенство взбесилось и начало, для пиару и отвлечения общественности, охоту на ведьм - янсенистов. Король держался до 1754 года, но потом вынужден был Машо уволить.
Но идея реформирования финансов не умерла. В 1769 году король же назначил генеральным контролером аббата Жозефа Мари Терре (который с 1757 года был докладчиком его же по важным вопросам, в том числе и финансам). За год Терре смог добиться сокращения расходов на 35 млн ливров, а доходы выросли на 15 млн. В 1771 году король угрозой применения силы сломал парламенты. Терре тут же вернулся к мысли всеобщего равного обложения. Но аристократы и церковь стояли насмерть - до самой смерти короля.
Да, конечно, король тратил огромные суммы на себя, любимого, и на двор. И категорически отказывался "ужиматься". Но, во-первых, это Франция - если король не сверкает, как ювелирная лавка, дворяне начинают думать, что каждый его в праве пнуть. А во-вторых, расходы эти были несопоставимы с теми, которые на самом деле терзали казну - военными. Вот Помпадуршу упрекают за "феерические траты"- она-де за 20 (!) лет накупила себе платьев на 350 035 (сумма-то какая красивая - правдоподобно, чо там) ливров от сцука-то, деньгопивица. А Семилетняя война стоила Франции 677 миллионов (!) ливров. Посчитайте сами, сколько дней смогла бы еще продержаться армия, не купи себе Помпадур платья (и отложи эти деньги за 20 лет). А при самостоятельном правлении Людовика XV была еще Война за Австрийское наследство.
В общем, посмотрел б я на того Кольбера, который бы смог в таких условиях сэкономить. Людовик XV, по крайней мере, периодически пытался. Кстати, при Кольбере крестьяне восставали, ибо считали себя обобранными и голодающими...


Пункт 3 - лентяйство. Ага, все прекрасно помнят, что "после нас - хоть потоп". Но все дружно забывают, что эти слова произнес не король, а Помпадурша - утешая его после известия о феерическом сливе его армии у Россбаха. Ну какую ерунду не скажешь, чтобы отвлечь любимого человека от дурных мыслей? Кстати, по второй версии эти слова вообще произнес регент Филипп Орлеанский, когда малой Людовик еще с солдатиками играл.
На самом же деле король постоянно "держал руку на пульсе". Во-первых, первого министра не было, да - его функции фактически исполняла мадам де Помпадур, но не в плане принятия решений, а в плане приема и сортировки информации (доклады королю), а также исполнения его воли - передача решений в министерства. (Я уже упоминал - Людовик был человеком нелюдимым, и личного общения с любым, кто не входил в узкий круг доверенных лиц, всячески сторонился.) Во-вторых, с того самого 1745 года и до самой смерти Людовика XV действовал "Королевский секрет" - тайная спецслужба, агенты которой подчинялись лично королю (и только ему), занимавшиеся вопросами такой "щекотливости", которая мешала исполнению их официальными инстанциями. Самыми знаменитыми агентами "КС" были "король трансвеститов и трансвестит королей" шевальё д'Эон и "король комедиантов и комедиант королей" Карон де Бомарше.
Ну и, наконец, прямое вмешательство короля во внутренние дела страны. Происходило постоянно. Например, именно Людовик добился изгнания из Франции иезуитов. Трижды, в 1763, 1766 и 1771 году, прямым указом король "ломал" сопротивлявшиеся ему парламенты.


(Продолжение следует)
Tags: хистерические очерки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments