qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Термидоры и термидорки: Культовый жрец - 3

Пока Жубер и верные ему войска еще были в Париже, Сийес приступил к политической зачистке Директории, чтобы опираться на всю силу исполнительной власти при будущем перевороте. Директория после избрания Сийеса 16 мая 1799 года состояла, как ей и было положено по конституции, из пяти человек - помимо бывшего аббата, в нее входили "старожил" Поль Баррас, а также Луи-Мари де Ля Ревейер-Лепо, Филипп-Антуан Мерлен из Дуэ и Жан-Баптист Трейяр. И "фикус" был в том, что все четверо были препятствием на пути планов Сийеса и Жубера. Как в одиночку расправится с четырьмя соперниками?..

 
Жан-Баптист Трейяр и Луи-Жером Гойе

На арену выходит мастер политических интриг и закулисных манипуляций. Наиболее сильным противником был Баррас, самый "несменяемый" директор, успешно сопротивлявшийся всем попыткам лишить его власти. С ним Сийес решил поступить по принципу"не можешь победить - присоединяйся" - Баррас был приглашен "в долю" с обещанием сохранить ему власть после переворота в составе "триумвирата". Потому что Эмманюэль Жозеф не сомневался, что с одним-то Баррасом он потом справится. Зато теперь у него был сообщник, и их стало в Директории двое...

Проще всего оказалось избавиться от Трейяра, бывшего маркиза, который, несмотря на это, был пылким республиканцем, произносившим постоянные речи о том, как правильно народ поступил, отрубив башку Людовику XVI. Его избрание в Директорию в прошлом 1798 году было объявлено недействительным из-за нарушения процедуры, которое было тут же "обнаружено" сторонниками Сийеса в Совете пятисот, председателем которого был включенный в заговор Люсьен Бонапарт. 17 июня 1799 года Трейяра заменил бывший министр юстиции при диктатуре Робеспьера (внезапно!) Луи-Жером Гойе, личность настолько бесцветная и непопулярная, что его Сийес вообще не боялся, хотя и "в свой заговор с фараоном и кокотками" не взял - Гойе отличался слишком уж пылким республиканизмом.

 
Директоры Ля Ревейер-Лепо и Мерлен из Дуэ

Оставались упертые и энергичные республиканцы Ля Ревейер-Лепо и Мерлен из Дуэ, оба, увы, достаточно популярные и влиятельные (а Ля Ревейер-Лепо так еще и морально чистоплотный и неподкупный), чтобы их просто вычистить под процедурными предлогами. Так что пришлось устроить "переворот 0.1", "бета-версию" - на следующий же день после избрания Гойе, 18 июня (30 прериаля) 1799 года, некий не самый известный депутат Совета старейшин Шарль Амбруаз Бертран де Ля Осденьер (из Кальвадоса) "возбуждает вопрос" о том, что именно Ля Ревейер-Лепо и Мерлен виновны в "сливе всех полимеров" на фронтах, и требует их отставки. Его поддержал уже вполне известный и авторитетный депутат Антуан-Жак-Клод-Жозеф Буле де ля Мёр. Баррас и Сийес "присоединяются" к требованиям старейшин.

Строптивые директоры упираются, и к ним приходят "с конфиденциальным визитом" де ля Мёр и Жан-Баптист Журдан, известный генерал и политик, которые намекают, что если те продолжат упрямиться, в дело вступят войска. И Жубер уже был готов отдать командующему 17-й дивизией ("Внутренней армией Парижа") генералу Жану-Баптисту Жюлю Бернадоту приказ о "силовом вмешательстве". В итоге нервы Мерлена не выдерживают, и он подает в отставку. Вслед за ним слагает с себя полномочия и оставшийся в одиночестве Ля Ревейер-Лепо.

 
Жан-Франсуа Мулен и Роже Дюко

На освободившиеся места выбираются генерал-республиканец Жан-Франсуа Мулен (не имеющий политического веса и потому не страшный) и ставленник Барраса депутат Роже Дюко. Также были произведены замены на ключевых постах в кабинете - министром полиции стал приятель Барраса Жозеф Фуше, министром иностранных дел вместо опасного интригана Талейрана назначен друг Сийеса Шарль-Фредерик Рейнар (а на самом деле честный немец Карл Фридрих Рейнхард), а пост военного министра достается "человеку Жубера" Бернадоту. "До кучи всего" 13 апреля 1799 года по распоряжению Сийеса закрывают "Клуб манежа", в котором собирались "недобитые якобинцы", произносившие речи об "отечество опасносте" и "вернем революционную диктатуру".

Теперь заговорщики обладали в Директории численным перевесом (трое против двоих неопределившихся "легковесов"), контролируют ключевые министерства и многих депутатов в парламенте, почва унавожена, и 4 августа 1799 года Жубер отправляется в Итальянскую армию за своей славой и белым конем... И довольно быстро и неожиданно для всех погибает в сражении при Нови 15 августа 1799 года.

Эта смерть смешала все планы не только Сийеса. Среди верхушки военных, испытывающих симпатии к "старому-доброму якобинству", которых Жубер устраивал как "свой", возникла идея "разогнать всю эту мутную шушеру" в Париже и поделить власть между "нами, конкретными пацанами". Журдан, Ожеро и Антуан Кристоф Саличетти (корсиканец и бывший комиссар Конвента в Итальянской армии) пришли к Бернадоту и "поставили вопрос ребром" - даешь трех директоров вместо пяти, назовем их консулами и станем ими сами (Журдан, Ожеро и Бернадот)...


Антуан Кристоф Саличетти

Tags: Новые времена, Термидорки
Subscribe

Posts from This Journal “Термидорки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments