qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Термидоры и термидорки: Неудавшийся шурин - 2

Надобно сказать, что среди комиссаров Конвента на Юге был один неподкупный - и его тоже звали Робеспьером, только Огюстеном (Боном Жозефом), ибо он был младшим братом Максимильена. А вот Баррас и Фрерон активно пользовались имуществом "врагов народа", не брезгуя и "взятками обыкновенными". Но если Баррас благоразумно сколачивал состояние, то его коллега попросту мотал деньги - Луи Станислас оказался большим любителем мод и красивого образа жизни.


Огюстен Робеспьер смотрит на своих коллег с осуждением

В атмосфере "революционного ада" Марселя "Спасителя Юга" внезапно догнал Амур - Фрерон влюбился. Объектом пламенной страсти стала младшая сестра одного его подчиненного - помощника начальника артиллерии армии, осаждавшей Тулон, сделавшего, кстати, во время осады неплохую карьеру из капитанов в бригадные генералы. Звали девицу Мария Паолетта Буонапарте, и жила она в Марселе вместе с мамой и старшими братьями и сестрами после бегства с родной Корсики, в довольно стесненных условиях. Ей было пока всего 13 лет, что даже по тем временам было "немного рано" для взаимности, но грозный комиссар "положил глаз" на девочку и решил дожидаться возраста, когда может сделать брачное предложение.


Паолетта Буонапарте

Но пока Фрерон "нинажисть" бился с гидрой контрреволюции, песец (и довольно пушистый) подкрался незаметно - младший Робеспьер настучал старшему о "безобразничании безобразий" Барраса и Фрерона с вражескими имуществами, и старший добился в Конвенте отзыва их обоих обратно в Париж. Там над Луи Станисласом повис на очень тонкой ниточке карающий дамоклов меч революции - настолько повис, что тот покорно голосовал за осуждение и казнь не только Дантона, но и своего лучшего друга Камиля Демулена, и его жены, отправившейся на гильотину вслед за мужем по обвинению в организации побега. Вряд ли Демулены ожидали такого от старины "Кролика" - некоторые из тех, кто их вообще не знал, голосовать отказывались (даже в Комитете общественного спасения нашелся один такой). Но что поделать, совесть революционера - штука каучуковая...

Однако на собственную жизнь Фрерону было явно не плевать - когда стало ясно, что Робеспьер-старший готовит очередную "порку голов" соратников-якобинцев, провинившихся в разнообразных провинциях, они (соратники) сплотились и устроили ему 9 термидора. Фрерон играл свою роль в этих событиях на авансцене - сменив "начавшего тему" Тальена, он предложил вслед за Робеспьером-старшим арестовать еще и Огюстена Робеспьера (получи, коммунист, гранату!), а также "верных псов Максимильена" Жоржа Огюста Кутона, Филиппа Франсуа Жозефа Леба и Луи Антуана де Сен-Жюста. Коллеги по Конвенту его предложение дружно поддержали.

Сразу после 9 термидора Луи Станислас вместе с Баррасом и Тальеном составил неофициальный "триумвират", который фактически правил Францией - они инициировали судебные процессы над "адептами Террора", произносили пламенные речи и клеймили "недобитую левизну" в лице Бийо-Варенна, Колло д'Эрбуа и пр. За что, кстати, Фрерона 3 сентября 1794 года исключили из Якобинского клуба. В отместку бывший "проконсул Юга" организовал так называемую "золотую молодежь", ака "мюскаденов" (они же "инкруаябли" и "мервейёзы"), пропагандируя оную "субкультуру" в снова начавшем издаваться "Народном ораторе". Фрерон, ставший "иконой стиля", задавал "модный тон" для них и "разжигал и натравливал" эти "банды" в нужном ему русле - они сыграли свою роль в подавлении жерминальского и прериальского восстаний.

"За это за всё" в 1795 году "нормальные буржуа" взяли и не переизбрали Фрерона в Конвент - обыватели во все времена не любят "модных фриков и всяких стиляг". "Молодящийся золотарь" оказался перед лицом нищеты и политической смерти, но тут спасательный круг кинул Баррас - он добился назначения бывшего коллеги на всё тот же пост представителя Конвента на Юге. Фрерон вернулся в Марсель, как Бурбоны - ничего не забыв и ничему не научившись, одинаково побияя и тайных якобинцев, и тайных роялистов...

А девушке Паолетте (или, как теперь настаивал ее младший брат, Полине Бонапарт) уже сткунуло 15, и они с Фрероном "соединились телами". С обоих сторон была пылкая страсть - Паолетта была увлекающейся (современники даже считали, что слишком - обзывали нимфоманкой), юной и прекрасной (она имела репутацию самой красивой не только в своей семье, но и вообще первой красавицы своего времени - правда, еще и самой глупой, хотя и самой доброй из сестер Буонапарте), а комиссар Директории (теперь уже) - грозным и всемогущим. Чтобы "оформить всё официально", Луи Станислас сделал предложение руки и сердца. Но дивизионный генерал Наполионе Буонапарте, узурпировавший пост главы семьи по праву наивыше вскарабкавшегося, подсчитал на конторских счетах, что денег у Фрерона по-прежнему нет (транжир-с!), а политический вес стремительно испаряется. На фиг таких шуринов! И жестоко разлучил влюбленных, выдав Паолетту в 1797 году замуж за своего адъютанта бригадного генерала Шарля Виктуара Эмманюэля Леклерка...


Злой разлучник - генерал Леклерк

А в Парижах тем временем сгущались черные тучи - политические враги Фрерона обвиняли его в воровстве, растратах и неумеренной жестокости. В январе 1796 года пришлось ему покинуть Марсель и вернуться в столицу, где он был ввергнут в ничтожество. Попытка интригами избраться в Совет пятисот от Гвианы (внезапно!) провалилась, "мюскадены" после вандемьерского восстания сошли на нет, а Паолетту выдали замуж! По некоторым сведениям, с горя Фрерон женился на какой-то бывшей любовнице - но даже имя ее неизвестно (если она вообще была его женой).

Фрерон влачил жалкое существование, пока в 1800 году ставший при новом режиме Консульства министром внутренних дел Франции Лучано Буонапарте (ака Люсьен Бонапарт) не выхлопотал по "старой дружбе" для "бывшего почти шурина" место управляющего парижскими богадельнями. А черед три месяца Луи Станислас получил гиганазначение на пост супрефекта (градоначальника) в город Ле-Кэ на... Гаити. В тамошних гребенях творились форменные безобразия, и "настоящий шурин" Леклерк был послан с армией поймать всех этих восставших "негро-облизян" и загнать обратно на плантации. И его, естественно, споровождала туча чиновников, которые должны были навести на острове "новый порядок".


Люсьен Бонапарт - "ненадолгий спаситель"

Чтобы не "травить душу", Фрерон не сел на тот корабль, которым отплывали Леклерк и его жена - подождал следующего. Но увы - климат Вет-Индии оказался не для "молодящегося золотаря", ибо 15 июля 1802 года он скончался от бича тех мест, желтой лихорадки (по другим сведениям - от дизентерии). Из-за того, что в самом скором времени восставшие негры выгнали с острова всех французов и установили там свою "диктатуру черного пролетариата", затерялась даже могила бывшего "проконсула Юга" - где лежат его кости, науке нынче неизвестно...

Tags: Новые времена, Термидорки
Subscribe

Posts from This Journal “Термидорки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments