qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

10 людей, каковые (Österreich)

Сколько бы им не наносили "смертельных ударов", они вставали, отряхивались и снова шагали в бой. Чтобы победить этого солдата, французам надо было его убить, повалить и проконтролировать, чтобы через год-два не найти его снова в строю. Большую часть всемирной тяжести борьбы с "корсиканским чудовищем" вынесли на себе именно эти люди - австрийские военные...

Топ-10 австрийских генералов с 1805 по 1815 год

1. Карл Людвиг Йоганн Йозеф Лаврентий, эрцгерцог Австрийский, герцог Саксен-Тешенский. Мальчик в детстве был слаб здоровьем, маялся эпилепсией. Хотели сдать в попы, но дядя Йозеф (ака император СРИГН Иосиф II) ребенка пожалел и послал в армию. И тут очень нехорошо получилось с происхождением - не успел 21-ний вьюнош покомандовать там полком, как его уже через год, в 1793 году, производят с разу в фельдцейхмейстеры (чин по артиллерии, аналогичный полному генералу), а в 1796 году - в генерал-фельдмаршалы. И что самое печальное - ставят во главе армии на Рейне, которая уже почти слила все еще не открытые тогда полимеры, и говорят: "Ни в чем себе не отказывай, но позади - Вена!". Люди в таком возрасте в 146% случаев ломаются. Хорошо, что у Карла Лаврентия был 147-й случай - он поколотил Журдана с Моро и выставил их из Германии. Но империя решила, что он достоин не лавров и наград, а новой командировки в жопу для затычки оной - в Италию, где Бонапартий рвал всех как тузик. Кажется, в гофкригсрате решили, что Лаврентий - волшебник, и он всё сможет - например, остатками побитых войск разбить победоносного Бонапартия. Но свиньи не летают. И 26-летний фельдмаршал получил первый трещин в характер. В 1805 году обошлось - Карл поколотил в Италии Массену, потом пошел на помощь родине, но к Аустерлицу не успел. У него репутация "всего в белом", у остальные военных - "вовне". Потому не очень любивший братца Фердинанд, "скрипя сердцем", поручил ему реформу армии. Карла даже произвели в генералиссимусы (ну а как еще наградить человека, который с 26 лет уже фельдмаршал?). А в 1809 году ему бы опять побить каких-нибудь массен, удин или даже давуй - нет, снова кидают на самог Бонапартия, да еще когда тот привел стопицоттыщ обученных и закаленных вояк. И несмотря даже на Асперн-Эсслинг свиньи снова не полетели - остался в 37 лет эрцгерцог Карл раздавленным больным пессимистом, потому что, как ни крути, а для настоящего таланта быть "вечно номер два" унизительно. Он "всё бросает" и удаляется от дел. Можно долго спорить, "как бы оно всё было в 1813-1814 годах с ним" - обошлись и без него. Хотя Бонапартий любил Карла как "свою милую плюшевую мишку для битья", сделал шафером и хотел, чтобы в 1812 году имено он командовал вспомогательным корпусом для войны в России.


[Spoiler (click to open)]2. Карл Филипп, фюрст цу Шварценберг, граф Клеттгау и Зульц. Когда кавалерийский воин храбр, но достаточно хладнокровен, чтобы "всегда идти в обход" - он далеко пойдет. Особенно если осознает, что его талант - далеко не гений. Именно таким был фюрст Шварценберг - достаточно храбрым, чтобы в 1805 году увести от Ульма кавалерию и пробиться с нею в Венгрию, достаточно талантлив, чтобы в 1812 году загнать Тормасова в угол у Городечны и "почти примерно почти вздуть" его там (а потом проделать почти то жа самое с Эссеном у Воскрженицы). И достаточно трезво оценивающим свои способности, чтобы не иттить вперед, развернув все знамена, на Бонапартия, когда его поставили во главе Богемской армии в 1813 году. Вообще, от командующего армией, при которой штаб-квартируют аж два императора и один король, требуются не военные, а димпломатические способности - как бы весь этот курятник и не переполошить, и хоть чего-то от него путного добиться... И вот с этой стороной своей деятельности цу Шварценберг и справился. Причем тяжело было "прямо как на настоящей войне" - фюрст постоянно жаловался жене в письмах на тяжести и нервы, и несколько раз порывался уйтить. Но "незаменимых незаменяют" - никто его никуда не отпустил до самой победы.


3. Генрих Йозеф Йоганн фон Бельгард, ака Беллегард. Из саксонской военной семьи, в молодости перешел на австрийскую службу. В 1793-1795 годах начальствовал штабом у фельдмаршала Вурмзера - тогда, когда тот бил Журдана, а не когда его бил Бонапартий. В 1799 году во главе отдельного отряда побил Лекурба, потом был побит Моро, затем поучаствовал в битве при Нови, в которой, вопреки русским патриотичеким рассказкам, победу сделал маневр Меласа и натиск австрийцев. В 1800 году принял Итальянскую армию от Меласа и "действовал нерешительно, отойдя за Пьяве" (интересно, что он должен был делать с армией, в пух пробитой у Маренго?). В 1805 году остался прикрывать Итальянский фронт, когда эрцгерцог Карл ушел в Австрию, и "действовал нерешительно, отойдя за Пьяве" (а с чем он должен был вообще действовать - Карл-то не один ушел). В общем, в 1806 году его сочли достойным произведения в фельдмаршалы. В 1809 году Бельгарду доверили отряд из двух корпусов, которым тот "пузом отпихал" распиаренного Даву от Регенсбурга. Потом отряд соединился с армией Карла, и фельдмаршал участвовал во всех сражениях этой кампании. В 1813 году "аналитический ум старца" сочли достойным поста президента гофкригсрата, но скоро поняли, что во главе войск умные генералы нужнее - и Бельгард возглавил Итальянскую армию, с которой потихоньку-полегоньку до 1814 года выдавливал отовсюду французо-итальянцев во главе с вице-королем Евгением Боарнэ. Епических боев не было (сражения заканчивались с туманными результатами), но "враг не прошел - и то хлеб". Ну и финальным аккордом боевой деятельности фельдмаршала стало побитие весной 1815 года у Феррары зарвавшегося короля Неаполя Иоахима Мюрата.


4. Йоганн Габриэль, маркиз фон Шателер, ака Жан Габриэль Жозеф Альбер, маркиз дю Шатле де Курсель. Их по европейским армиям много служило, французских эмигрантов. В австрийской самым известным и удачливым стал Шатле-Шателер. Впрочем, он еще до революции учился военному делу в Вене, а потом служил у принца Кобурга, в бою с туркой у Хотина потерял правую ногу, но продолжал воевать, получив за Рымник орден Марии-Терезы. Биться против сорбратьев по лягушацкой крови стал аж с 1792 года, получил стопицот ран (только при обороне одной крепости - сразу 8), пока, наконец, в гофкригсрате не решили, что стыдно заставлять инвалида скакать по ТВД на одной ноге в шеренгах, и не отозвали его в генштаб. И уже как штабной офицер Шателер стал квартирмейстером (офицером, отвечающим за построение, расположение и передвижение войск) в армии Суворова в 1799 году. Причем вздорный старик сразу его полюбил, пиша в официальных приказах и диспозициях только самое основное, прибавляя "...подробно растолкует Шателер". В 1805 году маркиз отличился уже во главе отдельного отряда, прикрывая проходы в Альпах у Зальцбурга и Граца и отпихивая от них Мармона. 1809 год навел на его безупречную до того репутацию жирное пятно. С отрядом из 10 000 штыков Шателер вторгся в Тироль, оккупировал его и "зажег волну народного восстания". Однако после того, как на основном ТВД австрийцы войну проиграли, Бонапартий перебросил туда свежие силы. А Шателер на "свою беду" не послушался советов марксисто-ленинистов из ХХ века, и не только не "раздувал дубину народной войны", но и всячески сторонился сих взбесившихся пейзан с их зверствами и пещерным менталитетом. В итоге, когда его отряд разбили у Вёргле, пейзаны с криками "предали, сцуке, обещали стопитсоттыщ солдат, а теперь сдают нас лягушатнегам!" едва не прибили маркиза. А Бонапартий, со своей стороны, объявил того "главарем бандитов, которого надо споймать и повесить в течение 24 часов". В общем, в 1813 году Шателер покомандовал дивизией у Дрездена и Кульма, а потом остался блокировать Дрезден и в дальнейших боях участия не принимал. Несмотря ни на что, считался лучшим военным инженером своего времени.


5. Йоганн Филипп Мария Фримон, граф фон Палота, фюрст фон Антродокко. Часто пишут, что Фримон выслужился "из простых гусар". Однако родом он был из древней лотарингской дворянской семьи, и хоть поступил на службу в гусарский полк Вурмзера рядовым, как дворянин имел право на производство в офицеры, что и случилос за "героические подвиги по службе". Во время войны за Баварское наследство его производят в лейтенанты, в войну с турками - в ротмистры. далее гусарский офицер последовательно сражается с лягушатнегами на Рейне, в Италии, участвует в сражении у Маренго, и в 1801 году получает чин генерал-майора. В 1805 и 1809 годах воюет снова в Италии, командуя бригадой и дивизией. Французы вносят его в список негодяев, подлыми хитростями в боях укравших императорских орлов - у Порденоне в 1809 году отряд Фримона захватил аж сразу два. Русские патриоты должны его ненавидеть и предавать анафеме - в 1812 году Фримон командовал кавалерией корпуса Шварценберга в России, и многоразно побивал русскую кавалерию в разнообразных местах. В 1813 году его производят в генералы от кавалерии и назначают командующим австрийским корпусом в австро-баварской армии фон Вреде, которая пыталась заслонить дорогу Бонапартию после бегства того от Ляйпцищя (ака Лейпцига), но там не срослось, да и ранен был австриец во время боя серьезно. В 1814 году отличается кавалеризмами в действующих во Франции армиях, а в 1815 году проникает из Италии через Альпы во Францию, побивает самого Cюше и захватывает Гренобль с Лионом. Тряхал стариной граф и фюрст и после: в 1821 году побивал неаполитанских "эреволюционери", а в 1831 году - феррарских и модено-пармско-папских.


6. Винцент Феррерий Фридрих фон Бьянки (ака Бианки), герцог Казаланца. Карьеру делал не очень быстро - в 1809 году командовал еще бригадой, с которой и уотличился у Асперна-Эсслинга и у Прессбурга, за что получил орден Марии-Терезы. А когда в 1812 году набирали корпус для похода в Россию, почти все известные генералы (во главе с самим генералиссимусом Карлом) надулись, как мышь на крупу, и к Шварценбергу определили "кого попало", в том числе и Бьянки получил дивизию, с которой и отличался во всех боях той кампании (так что еще одно фамилие в список "гейропских фошиздов" настоящему русскому патриоту). Посему в 1813 году ему уже дали корпус, с которым он продолжал отличаться при Кульме и при Ляйпцище (ака Лейпциге). Награжден русским орденом св. Георгия 3-й степени с примечательным номером 333. А в 1814 году, когда на юге Франции отряд Бубны-иЛиттица завозился, допустив лягушатнегов аж до осады Женевы, из главной армии на срочную помощь послали коропус Бьянки, который Женеву освободил, а корпус Ожеро поколотил и Лион за несколько дней до падения Парижа захватил. В 1815 году на него "внезапно и веларомно" напал в Италии король Иоахим Мюрат и заставил отойти до Флоренции. Но, получив подкрепления, Бьянки поколотил неаполитанцев у Казаланцы - которую потом и получил от благодарного короля Фердинанда IV (вернувшегося в Неаполь) в герцогское владение.


7. Игнац Дьюлаи, граф фон Марош-Немет и Надашка, ака Гиулай. Да, венгр, просто венгр - чего никак не могли понять русские авторы XIX века, упорно обзывавшие его Гиулаем. Из военной семьи, сын фельдмаршал-лейтенанта Дьюлаи. В 1797 году совершил героический подвиг на Вейссенбургских линиях, с 1200 человек отбиваясь супротив 6000 лягушатнегов целых 8 часов, за что был произведен в генерал-майоры. В 1800 году прикрывал драп австрийцев после побития у Хохенлиндена, и поколотил аж самого героя той битвы Ришпанса, так что пришлось его производить в фельдмаршал-лейтенанты. В 1806 году Дьюлаи сделал и административную карьеру, став баном (правителем) Хорватии, Далмации и Словении. В 1809 году снова прикрывал отход основной армии эрцгерцога Йоганна у Тальяменто и опять спас полимеры. У Дрездена в 1813 году с корпусом поотбивал все атаки лягушатнегов и отошел только тогда, когда получил письменный приказ. Под Ляйпцищем (ака Лейпцигом) командовал отдельным отрядом, который угрожал пути отхода Бонапартия, и на который поэтому тот кинул стопицотые полчища. На третий день Дьюлаи пришлось отступить, и за это его даже судили военно-полевым судом (однако оправдали). В 1814 году бился во всех боях при главной армии, а также самостоятельно поколотил лягушатнегов у Ла-Ферте-сюр-Об. За всё сие его произвели в следующий чин фельдцейхмейстера. Под конец жизни Дьюлаи даже стал президентом Гофкригсрата.


8. Йоганн, граф фон Кленау, барон фон Янковиц. На самом деле чешский (аристократичный вариант - богемский) потомок - фамилии Кленовских из Клёнова. Посему, как все славяне, любил что-нибудь стибрить партизанить, чем с успехом занимался с 1793 по 1799 год, сперва на Рейне, а потом в Италии. В 1805 году как все, оставшиеся в Ульме, попал в плен, но быстро был отпущен и успел поучаствовать в Аустерлицком сражении. В 1809 году участвовал в сражениях при Асперне-Эсслинге и Ваграме. В 1813 году получил под команду корпус и бился с ним у Дрездена, но из-за условий местности не смог вовремя прийти на помощь корпусу Мерфельда. После победы у Кульма и отступления Бонапартия к Лайпцищу (ака Лейпцигу) остался блокировать Дрезден, в котором засел корпус Сен-Сира. Там-то и случился гнусный и позорный фармазон - Кленау заключил с французами конвенцию, по которой те оставляли город и уходили с оружием во Францию. Но когда Сен-Сир уже вышел из города, прискакали курьеры из главной квартиры с категорическими "фу!" от царя Александра и Шварценберга. Кленау не оставалось ничего умнее, чем предложить Сен-Сиру "проследовать обратно в нумера". Но из города уже вывезли и без того почти исчерпанные запасы продовольствия, и лягушатнеги, рассудив, что долго там всё равно не протянут, сдались австрийцам уже на полную капитуляцию. Затем корпус Кленау медленно шел во Францию, на подмогу остальным войскам, и дошел как раз к сражению у Фер-Шампенуаза, где поучаствовала его кавалерия.


9. Иероним, граф фон Коллоредо-Мансфельд. Еще один "богемский шляхтич". Воевал в разных чинах с 1793 года на Рейне и в Италии. В 1805 году в битве у Калдьеро командовал правым крылом армии и "определил успех сражения". В 1809 году у Фонтана-Фредда и у Венцоны удасно сдерживал лягушатнегов, обеспечивая основной армии отход. В 1813 году командовал у Дрездена корпусом, под ним там убили три лошади. У Кульма нанес французам удар, окончательно закупоривший окружение, за что удостоился российского ордена св. Георгия 3-й степени. При Ляйпцище (ака Лейпциге) был ранен в грудь, но позиции не покинул и руководил обороной от атак бешеных лягушатнегов. В 1815 году его отдельный корпус должен был вторгнуться через Рейн в бургундию, но почти сразу Коллоредо снова был ранен, и вынужден был покинуть войска.


10. Йоганн I, фюрст фон Лихтенштейн, ака Лихтенштайн. Служил по кавалерийской линией и вообще считался "первым кавалеристом австрийской армии". В основном за всякоудивительную атаку в сражении у Авен-лё-Се 12 сентября 1793 года, когда с 2000 кавалеристов смял и опрокинул 7000 французов, положив на месте 2000 и столько же похватав в плен вместе с 20 орудиями (сами австры потеряли только 69 человек). В 1799 году взял крепость Кунео. Участвовал в сражениях у Хохенлиндена и у Аустерлица. В 1808 году за всякоразные заслуги стал генералом от кавалерии. В 1809 году участвовал во всех крупных боях, а после того, как эрцгерцог Карл после Ваграма покинул армию "в губочайшем пессимизме", даже ею временно командовал. Благодарный император Франц произвел его в фельдмаршалы, но буквально сразу же, когда Лихтенштейн подписал от имени Австрии условия Шённбрунского мира, его обвинили в "недостатке дипломатических навыков". Тогда фюрст заметил одну вещь - его фюрстентум (княжество) не было частью Австрии, оно лишь входило в СРИГН (в начале XVIII века его предки подсуетились и купили две небольшие деревушки у границ - очень хотели заседать в имперском рейхстаге). Но с 1806 года её не существовало - победоносный Бонапартий заставил Франца II оное гос-во ликвидировать (с чего Франца срочно "перекрестили" в "императора Австрии", чтобы не терять титул). И Лихтенштейн уже года 4 как являлся независимым государством. Так что фюрст подал в отставку, уехал в родные пенаты и занялся внутренними делами своей страны.
Tags: наполеоника, топ-10
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments