qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

10 женщин, каковые (античность)

Как-то был разговор, что-то я скептичнулся... А тут вдруг прочел главу Ханиотиса про "военных женщин", да вспомнил Полиэна... И знаете, набралось, даже без сказошных скифо-сарматских цариц да мифических амазонок.

Топ-10 античных воительниц

1. Телесилла. Уникальная женщина, жаль не сохранилось даже намеков на ее внешность - вдруг она была еще и спортсменка, комсомолка красавица? В общем, поэтесса, да не просто, а включенная в древногреческий канон (их там было всего 9 штук). Ну а когда героицкие спартанцы раскатали в поле мужиков из ее родного Аргоса и подступились к стенам, Телесилла подняла местных баб, вооружила их, выставила на стены, где они отбили штурму и посрамили спартанских мега-мужиков, а заодно и своих доморощенных мачей - с того дня в Аргосе ежегодно справляли праздник, когда женщины одевались в мужское, а мужики - в женское.

Аргос, крепость, остатки.

2. Артемисия I из Карии. У правителей Карии был странный обычай - жениться на девушках по имени Артемисия (их там было аж три штуки, и это только про которых нам известно), а потом помирать, оставляя Артемисий править страной. Эта Артемисия - знаменитая женщина-флотоводец, правая морская рука Ксеркса. Известна дьявольской хитростью - на каждом ее корабле были персидские и греческие значки, которые поднимались "по обстоятельствам". Именно так она в итоге и ускользнула из всеобщей терки при Саламине. А ведь говорила Ксерксу - не связываться с греками на море. Но впечатленный царь царей таки наградил ее... прислав мужскую паноплию (набор доспехов) - намекнул, что "вот, единственный мужиг у меня на флоте!"

Памятник на острове Саламин.

3. Хидна. Жил в Сикионе ныряльщик Скиллий, и не было у него сына, а ремесло-то передать надо - вот он и натаскал дочку Хидну нырять глубоко и быстро. Когда же к городу подплыл страшный персидский флот, Скиллий и Хидна ночью вызвались его потопить. Нырнули, подплыли, перерезали якорный канат - и течение снесло корабль на скалы. Но ныряльщики были недовольны - долго получилось. Тогда отец с дочерью стали нырять и разгребать песок у якорей. И так упорным трудом за ночь всю эскадру и отправили на камни... Древногреки им были вельми благодарны, поставили памятник в Дельфах и слагали всякие стихи. А военным ныряльщикам теперь должно быть стыдно - они изображают свою профессию как "опасносте опасность для настоящих мужигов", а ею еще в хрен знает какой жутко древней Греции занималась девушка не дожил князь Боргезе, а то бы застрелился...

Финикийский корабль.

4. Мания. С таким именем поневоле станешь женщиной упертой. Когда муж Мании Зенид, династ (мелкий правитель) Дардании (часть Троады у Геллеспонта-Дарданелл) помер, дремавшая агрессорша в его жене пробудилась - она наняла наемных греков и похватала несколько городов в округе, лично выезжая за войском в сражениях на повозке, строя отряды, отдавая приказы и деля добычу - в общем, всё, чем занимался в античности полководец-стратег. Победить её так никому не удалось, но один мужской шовинист прикинулся зайцем, женился на ее дочери, втерся в доверие, а потом тещу зарезал...

Воины-персидцы (сатрап Фарнабаз был союзником Мании).

5. Кинана, ака Кинна. Всё-таки военный талант в семье Филиппа II Македонского передавался по отцовской линии, что доказала Кинана, сводная сестра Александра. Она выучилась верховой езде, охоте и обращению с оружием. Дело в том, что она была дочерью иллирийской царевны, а у них так было принято. Потому что когда на Македонию вдруг (снова) наехали иллирийцы, вела их царица Кария. Оказавшаяся при войске отца Кинана ворвалась в боевые порядки, доскакала до родственницы-соперницы и в коротком поединке зарезала ее. За это девушка сделалась кумиром солдат, так что когда брат Алекс стал царем, он поспешил казнить ее мужа Аминту "от греха" (ну, там еще и права на трон имелись - Аминта был сыном погибшего царя Пердикки III, у которого папа Филипп престол, собственно, и зажулил). Когда Алекс умер, диадохи сразу начали возиться "за права на стол", и дочку Кинаны пожелал в жены Пердикка. Но царевна, не очень-то ровно дышавшая на братца-мужеубийцу и его присных, отдала дочь сводному брату Арридею, ставшему царем Филиппом III, а сама сбежала из Македонии, ибо не сложилось у нее и с Антипатром. Злобствующий Пердикка послал брата схватить Кинану, но она, окруженная врагами, предпочла умереть в бою.

Битва амазонок с древногреками.

6. Адея, ака Евридика. Дочку свою Кинана позаботилась также обучить военному делу, так что Адея (а потом Евридика - иллирийское имя сменилось на македонское) унаследовала ее популярность в армии - боясь солдат, Пердикка таки позволил после смерти матери ей выйти за Филиппа III. После смерти Пердикки царица попыталась стать регентшей при слабоумном царе, но её зажигательная речь перед войском (баба говорит с солдатами - мир должен был упасть для македонцев) эффекта не имела - армия предпочла своего давнего вождя Антипатра. Но Антипатр был уже стар, и скоро помер, так что Евридика таки стала регентшей. Поскольку запахло жареным со стороны опекунов Александра IV Александровича, она стакнулась с сыном Антипатра Кассандром. Тут из Эпира пришел с войском Полиперхонт, с царицей Олимпиадой в обозе. Евридика собрала войско и вывела его в поле. Но когда две армии поглядели друг на друга, то солдаты поняли, что мама великого Александруса покруче будет, чем племянница. Царицу с царем схватили и выдали Олимпиаде, которая, как истинная злобная мегера, вскоре тупо велела их казнить в темнице.

Боевой македонянин.

7. Кратесиполида. У Полиперхонта был энергичный сын Александр, который пытался то воевать с Кассандром на Пелопоннесе, то мириться с ним и от его имени управлять всякими городами. В итоге в один прекрасный день граждане Сикиона решили, что будет просто чудесно его убить - и убили. А потом пошли по городу "делать свою демократию без Кассандра". Но на их пути встала "слабая хрупкая женщина", вдова Александра - Кратесиполида. Она быстро собрала верных солдат, набросилась на мятежников, кого поубивала, а 30 пленных велела распять "на самом видном месте", сохранив Сикион для Кассандра. Но вскоре решила "продать потроха" Птолемею, сдав ему Сикион и придумав "хитрую хитрость", как захватить Коринф. Под видом присланной Кратесиполидой подмоги из Сикиона отряд "птолемейцев" без малейшего сопротивления занял Акрокоринф (акрополь Коринфа) и получил контроль над городом. Затем сия женщина мирно доживала своё в Ахайе, но ее знаменитая красота и ум соблазнили аж самого Деметрия Полиоркета - "свернув на огонек к ней", он профукал нападение врагов на войско и вынужден был "быстро сбегать".

Монета Сикиона.

8. Ономарис. Вот тут уже сильно тянет "легендами народностей", но всё-таки галаты - это вам не скифы или какие-нибудь саки, а вполне осязаемый (и очень даже, несмотря на стойкое нежелание) греками народ. Про нее писал автор анонимного сочинения "Находчивые и мужественные в военных делах женщины". Когда та часть галлов, из которой и получились потом галаты, "сильно стеснилась в жизнеобеспечение", и стало ясно, что надо либо помирать с голодухи, либо идти громить соседние племена, никто из мужиков не вышел вперед на вопрос "ну и кто нас поведет?". Тогда-то и выступила Ономарис, в грубой форме пристыдила недомужчин, переправилась через Истр (Дунай), утащив племена за собой, побила аборигенов и правила галатами до самой смерти.

Да, да, всемирно известный "Умирающий галл" - это на самом деле "Умирающий галат".

9. Гипсикратия. Тоже единственная в своем роде женщина - боевой телохранитель. Она была то ли шестая жена, то ли стопицотая наложница Митридата VI Понтийского - того самого лягуна, который думал, что достаточно вол, чтобы бодаться с Римом. "Боевая баба" выучила воинские искусства - управлялась с мечом, копьем, секирой, а также шмаляла из лука. Это делало ее полезной в бою, и потому, видимо, Митридат ее не отравил, как остальных женщин - буквально в прошлом году на раскопках Фанагории нашли погребальную плиту с надписем "Гипсикрат (именно так!), жена царя Митридата Евпатора Диониса, прощай!". Историки предполагают, что она погибла во время народного восстания 63 года до н.э.


10. Родогуна. Дочь парфянского царя Митридата I и жена селевкидского царя Деметрия II (когда он проживал в почетном плену). Не очень внятное предание повествует, что когда царевна мыла (вариант - заплетала) волосы, кто-то прибежал и закричал, что какие-то повстанцы повстали. Где были мужики - непонятно, потому что Родогуна встала, "мамой поклялась", что домоется (доплетет косы), когда всех их поубивает, облачилась в доспехи и пошла показывать древнопарфянским мятежникам кузькину мать. Показала, а потом вернулась и домылась (заплелась). Так ли оно было - точно уже не скажешь, но "подвиг Родогуны" любили вырезать парфянцы на всяких печатях, а какой-то греческий анонимус даже сотворил скульптуру-"полуню".

Родогуна, моющая волосы.
Tags: топ-10
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →