qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

10 персонажей, которые... (National personification)

Сегодня речь о привычных фольклорных образах, олицетворяющих какие-то нации. Причем отбор был жестким - никаких зверей на (жертвою пали кенгуру, киви, кок де голль и прочая живность), никаких сисястых пафосных мраморных дев, умученных святых покровителей и прочих семёнов боливяров персонажей без историй и живых черт. Так что вот.

Топ-10 персонажей, персонифицирующих нацию

1. Естественно, это Дядя Сэм, ака Uncle Sam. Самая популярная версия его появления гласит, что во время войны с англичанами 1812-1814 годов некий мясник Сэм Уилсон получил подряд на снабжение мясом одной из баз американской армии. Свой продукт он маркировал меткой U.S., так как был большой патриот и как бы намекал, что поставляет его любимому государству. А солдаты, которым на базе делать особо было и нечего, стали обзывать эти "посылки" подарками от "дяди Сэма Уилсона". С годами, потеряв фамилию (но про нее не забыли - на родине Уилсона стоит ему памятник) этот образ закрепился в политической полемике, а затем и в карикатуре как воплощение США. А с вербовочной кампании в Первую мировую войну у него появился и привычный, всем ныне знакомый облик.


2. Не менее естественно, Джон Булль, ака John Bull. Жил и творил в начале XVIII века писатель-публицист Джон Арбетнот, который для своих памфлетов придумал постоянного персонажа - Джона Быка, сельского фермера, который высказывался обо всем с точки зрения "народного здравого смысла". А всенародно популярен он стал через сто лет, когда была поставлена пьеса "Джон Булль, или Семейная жизнь англичанина". С тех пор этот персонаж замелькал в английской периодике как символ "настоящего британца" (но в Уэльсе и Шотландии его на дух не приняли). Опять-таки вербовка во время Первой мировой породила плакат, на котором Булль обрел узнаваемые с тех пор всеми черты.


3. Немец Михель, ака Германец Михель, ака The German Michael, ака Deutsche Michel. Это не немецкий образ, и немцы как бы его даже не сильно любят, но с национальными образами это случается нередко. Появился он в первой половине XIX века в английской и французской периодике, в памфлетах о "международном политическом положении". Поскольку в те времена, до "железа и крови", поделенная на многокусочков Германия играла не самую первую скрипку, Немца Михеля изображали добродушным парнем с трубкой в зубах и со спальным колпаком на голове, вечно сонным, вялым и тюфяковатым. Тем не менее, образ оказался живучим и просуществовал "почти до нынешнего дня", особенно в рекламе. А в той же ПМВ юзался даже немецкими карикатуристами.


4. Кэйтлин Ни Холиэн, ака Cathleen Ni Houlihan. В отличие от прочих сисястых мраморных дев, которые молчат как рыбы об лед в своих статУях, Кэйтлин может "оборачиваться": она либо красивая молодая девушка, либо дряхлая беззубая старуха - смотря кто ее встречает, настоящий патриот, или приспособленец. В общем, ее истинное лицо увидит лишь тот, кто возьмется за оружие, чтобы отправить "гоу хоум бритиш солджерс". А еще она - один из символов ИРА, особенно в Северной Ирландии. Ее образ часто и широко  использовали в культуре - в частности, Уильям Батлер Йейтс.


5. Хольгер Данске, ака Ожье Датчанин, ака Holger Danske. "Реверсивный" персонаж - сперва он появился во французском эпосе о рыцарях Карла Великого (и даже в "песнь о Роланде") как Ожье (Аунскарий) Датчанин, и ничем особо не выделялся. Но датчанам, естественно, понравилась его "фамилия", и они взяли этот образ на вооружение, сочинив всякие баллады про его подвиги - сражения с Теодорихом Великим (Дидриком Бернским, то есть из Вероны) и прочими персонажами. А потом он удалился в подземелья замка Кронаборг и спит там, чтобы вылезать, когда Дании будет худо. Например, в 1801 году многие датчане "видели" Хольгера на батареях, когда сражались против эскадры Нельсона.


6. Монти, ака Mountie. Монти - это сокращение не от Монтгомери, а от Mounted, то бишь Конный. То есть, это Канадская королевская конная полиция, мега-мем и супер-символ Канады. Если в вестренах последним шансом униженных и сокорбленных является Одинокий Стрелок, то в "канадстернах" - Монти. Он несет "закон и порядок" в далекие занесенные снегом поселки всякой нечисти золотоискателей и зверобойцев. Ну и вообще, это секс-идол и идеал каждой уважающей себя канадской женщины (и многих неканадских). Впрочем, над этим в последнее время успешно работают, и есть даже Барби Монти - канадская конная полицейская.


7. Ола, ака Ула Нордманн, ака Ola Nordmann. Собственно, Нордманн - это Норвежец, а Ола (Ула) - уменьшительное от Олав, популярное в Норвегии мужское имя. Высокий и сильный блондин в национальном костюме и с красным фермерским колпаком на голове (а еще такой носят гномы). Официальный "норвежский норвежец" - его имя и фамилию используют для заполнения образцов всяких бланков (как у нас Иванов Иван Иванович). У него, что, кстати, нетипично для "национальных героев", имеется и вполне себе жена - Кари Нордманн, в паре с которой они часто изображают "счастливую норвежскую семью".


8. Срулик, ака שרוליק. Даже не пытайтесь извлекать из этого имени какие-то русские корни - их там нет. Срулик - уменьшительное от Израиль, и придумал его известный тамошний карикатурист Кариэль Гардош в 1950-х годах. Автор хотел создать образ, совершенно непохожый на затертые старыми антисемитскими клише "стариков с пейсами и носом крючком". Это шаржированное изображение мальчика, в кипе (или панаме - она ему явно великовата) и с завитым чубом. Обычно одет в легкую рубашку, шорты и сандалии, но во время всякоразных войн со всякоодинаковыми арабцами часто рисовался в военной форме.


9. Мартин Фьерро, ака Martín Fierro. Уникальный случай, когда национальным символом стал литературный персонаж, а не наоборот. Мартин Фьерро - герой поэмы (точнее, двух - "с продолжением") аргентинского поэта Хосе Эрнандеса. Он олицетворяет собой гаучо - пастуха в пампасах, отважного, свободолюбивого и "за справедливость" (прямая параллель - образ ковбоя), которого "злые люди" лишили семьи и доброго имени, вынудив стать разбойником и скитальцем. Этакий аргентинский Робин Гуд. Один из вариантов перевода его имени - "Железный Мартин".


10. Чарро, ака Charro. В США - ковбои, в Южной Америке - гаучо, а в Мексике (не всей, а только Центральной) - чарро. Как и "настоящие ковбои" в Техасе умирают в мучениях, если с них снять шляпу и сапоги, чарро обязательно должны носить сомбреру, короткую куртку, штаны с пуговицами и галунами. Ну и, вообще-то, раз они пастухи, то должны скакать, гонять всяких коров и крутить лассо. Пистолет не обязателен (Мексика в XIX веке была страной бедной), но если тру Эль Чарро встретит несправедливость и угнетение, он должен изобразить Эль Зорро - не внешне, но по кодексу поведения. Ну а еще чарры обязаны любить играть на гитарах, петь и плясать, причем не просто, а на полях своих сомбрер (поэтому она не должна быть слишком пижонской и дорогой).
Tags: топ-10
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →