qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

10 людей, каковые... (Preußen)

Я ить немцев-то в целом люблю - саксонцев, баварцев, австрияков (кроме одного сбесившегося неудачника). Но вот пруссаков недолюбливаю - им будто с рождения вставляли в жопу палку, и они с ней жили... В общем, на пруссаков я соглашаюсь, только если поставить рядом с ними каких-нибудь лягушатнегов. Вот например

Топ-10 прусских генералов в наполеоновских войнах 1806-1815

1. Гебхард Леберехт фон Блюхер, фюрст Вальдштадт (1742-1819). А ведь начал карьеру сын померанских юнкеров-помещиков в шведской армии, гусарил и попал в прусский плен, где его уболтали переметнуться и совершить форменное предательство (в 1760 году еще продолжалась Семилетняя война). Второй раз могло "ничего не случиться", когда из-за беспорядков в Польше случился скандал, и на злобную просьбу офицера "либо отстать, либо отставить" сам Старый Фриц накорябал "капитан фон Блюхер может убираться к черту". Так что в службу строптивый немец возвратился только после смерти великого короля. Отличился в войне против Франции 1793-1795 годов, заработав себе репутацию кавалериста-рубаки. С нею кидался на французов при Ауэрштедте (без особого успеха), с нею отступил в Любек, где сдался, написав на полях капитуляции "поскольку закончился весь хлеб". И до 1813 года жил "частным лицом под надзором полиции", кутя и играя в карты. Как идол солдат и простых бюргеров, стал командующим Силезской армией, с которой выполнял свой нехитрый завет "только вперед!", из-за которого и был прозван прямо как Суворов - "фельдмаршал Форвертс". Не будучи военным светилом, был сущим бульдогом, не ослабляя хватки, с которой вцеплялся в ляжки Бонапарта ни в 1814, ни в 1815 году. Во время оккупации Парижа требовал повесить на Триумфальной арке Наполеона, Даву и еще парочку "кого-нибудь", а потом расстрелять сие сооружение из пушек.


2. Герхард Иоганн Давид фон Шарнхорст (1755-1813). Еще один иностранец - службу начинал сперва в фюрстентуме Шаумбург-Липпе, а затем в Ганновере, где преподавал в военной школе и даже издавал военный журнал. В 1793-1794 году повоевал против французов и отличился. В 1801 году перешел на прусскую службу - и снова военным преподавателем. Кампании 1806 и 1807 годов проделал в штабах. После Тильзитского мира его (в основном из-за педагогического опыта и теоретических наработок, как автора популяризационных работ) сделали главой комиссии по реформированию армии. Так что Шарнхорст и его "птенцы гнезда" (Гнейзенау, Бойен, Клаузевиц, Мюффлинг, Грольман) стали "родителями" новой прусской армии, которая "и развернулась" в 1813 году. И ежели насчет Блюхера никто не сомневался, что он будет командующим, то Шарнхорст так же "само собой" стал его начальником штаба. Но особо повоевать не получилось - в битве у Лютцена "отец родной всея армии" был ранен в ногу и умер спустя полтора месяца, когда едва зажившая рана открылась от "дипломатических хлопот" в Вене.


3. Август Вильгельм Антон Нейдхардт, граф фон Гнейзенау (1760-1831). Это уже и не смешно, но Нейдхардт - тоже не пруссак по рождению. Австрияк, служил в гусарах, перевелся в армию марграфа Ансбах-Байройтского и уже егерем поучаствовал в войне в Северной Америке. В прусскую службу перешел в 1796 году. Тянул офицерскую лямку, в кампанию 1806 года командовал батальоном, а в 1807 году был послан комендантом в крепость Кольберг. Там-то он и прославился, оборонив оную до самого Тильзитского мира (о чем нацизды аж в 1945 году выпустят пафосную фильму). Затем сотрудничал с Шарнхорстом, но в 1809 году по настоянию французов был уволен из армии как "возмутительный элемент". В 1812 году поступил на русскую службу вместе с некоторыми иными "выгнанцами", потом перебрался в Англию, пытаясь сформировать Германский легион. В итоге в 1813 году он стал сперва генерал-квартирмейстером, а после смерти Шарнхорста - начальником штаба Силезской армии. И вплоть до 1815 года гасил неумеренно острые порывы Блюхера рваться вперед, став с ним "результативным тандемом". Правда, после битвы при Линьи едва не облажался, настаивая, что "в задницу этих англичан, пойдем на север!" Блюхер "настоял на своем", и в итоге случился триумф при Ватерлоо. В итоге Гнейзенау дослужился до генерал-фельдмаршала. Умер от холеры.


4. Иоганн Давид Людвиг Йорк, граф фон Вартенбург (1759-1830). И вновь никакой пруссачины, и даже к Англии Йорки никакого отношения не имели - померанские юнкеры, потомки поляков-кашубов, поменявшие на более импозантную свою родовую фамилию Ярк фон Гостковски. Но вьюнош сразу же поступил в "правильную" прусскую службу. Однако шила в жопе мешке не утаишь - у Йорка всегда был пресквернейший характер и мания величия и преследования в одном флаконе. Он обвинил своего капитана в воровстве, был засужен за нарушение субординации, а после двух лет крепости сам Старый Фриц (отшибли ему русские ядра к старости умение разбираться в людях) запретил ему возвращаться в службу. Тогда Йорк завербовался в швейцарский полк на голландской службе и сплавал с ним аж в Батавию. После смерти дер Гроссе его возвратили на прусскую службу, и он сделал быструю карьеру как "егерский модернизатор". Во время кампании 1806 года смог уникальную вещь - побить французов пусть и в арьергардном бою у Альтенцауна. Затем попал в плен, был обменян. В 1812 году совершил "подлое антироссиянство" - стал вторым по команде генералом прусской дивизии (корпуса) фон Граверта (а когда тот заболел - стал первым), в составе корпуса Макдональда вторгшейся в Россию и обложившей Ригу. Были и сражения с россиянцами, и многих поубивало. Но в том же году, отступая от Риги, генерал "вернулся к славному зароссиянству", подписав Таурогенскую конвенцию, по которой со всей дивизией "объявлял нейтралитет". От такого фармазона захолопнуло не только Наполеона, но и короля Фридриха-Вильгельма III, который приказал заочно приговорить Йорка к смертной казни. Но когда солдаты его дивизии подошли вместе с русской армией к Берлину в 1813 году, "внезапно оказалось", что он "народный герой", и Йорк сразу получил корпус в Силезской армии. Дрался он как всегда хорошо, но вечно визжал и брюзжал, что его "подставляют", "обходят по службе" и "подкапывают". Апогей случился в 1815 году, когда его V корпус оставили прикрывать Эльбу (никто особо не хотел снова с ним вошкаться на фронте). Старый зольдат обиделся и подал в отставку. Но, чтобы подсластить пилюлю, король сделал его в 1821 году генерал-фельдмаршалом.


5. Фридрих Генрих Фердинанд Эмиль фон Кляйст, граф Кляйст фон Ноллендорф (1762-1823). Вот тут всё просто - фон Кляйсты (неправильное русское произношение - Клейсты) испокон веку служили в прусской армии, и юный Фриц не стал исключением, дебютировав во время Войны за Баварское наследство, ака Картофельной. Затем участвовал во всякоразных кампаниях, рос в чинах. В 1806 году ничем особым не засветился. В 1812 году под коандой Граверта и Йорка "нашел" на Россию, и за всякоразные отличия ему даже повесили на грудь Почетного легиона (знал бы Бонапартий, какую змеюку греет). Продолжал служить с Йорком до лета 1813 года, когда возглавил прусский корпус в Богемской армии. После отступления от Дрездена вывел своих солдат так удачно в тыл Вандаму у Кульма, что окружил его и всяко способствовал побитию французов и похватыванию их в плен. За что и сделан графом Ноллендорфом (такое деревне там по пути ему попадалось). В итоге в 1814 году дошел до Парижа. В 1815 году расхворался и не смог участвовать в кампании. а потом и вообще ушел со службы по состоянию здоровья. За заслуги король произвел его в фельдмаршалы.



6. Фридрих Вильгельм фон Бюлов, граф фон Денневитц (1755-1816). И снова прусская военная семья - брат Бюлова, Дитрих Генрих, был известным военным писателем-теоретегом (он первым смог популярно объяснить, чем стратегия отличается от тактики), с которым отчаянно (но уже посмертно - он умер в 1807 году) полемизировали в своих трудах Калузевиц и особенно Жомини. А Фриц Вилли "тупо служил", медленно карабкаясь по карьерной лестнице - в 1807 году командовал бригадой в корпусе Лестока. В 1813 году он, будучи военным губернатором Ост- и Вест-Пруссии, смог сорганизовать кучу ландвера и строевых частей, так что было с кем оборонять Берлин во время нашествия сперва Удино, которого Бюлов поколотил у Мекерна, Луккау и Гросс-Беерена, а потом во время наезда Нея, которого пруссак побил у Денневица. Формально в обоих последних боях главным числился командующий Северной армией кронпринц Карл Юхан Шведский (ака Жан Батист Бернадот), но его даже на полях боев не было, и всем распоряжался Бюлов, за что его и наградили титулом графа Денневица. Как известно всем фанатам варгеймов, в 1815 году он не успел на битву при Линьи, зато под Ватерлоо пришел самым первым из пруссаков, и смог долго и упорно побиться с французской Молодой гвардией у Планшнуа.



7. Богислав Фридрих Эммануэль Тауенцин фон Виттенберг (1760-1824). Славянское имя намекает на поморских кашубов, но в целом это "прусская костяная военная кость", сын генерала, даже родившийся в казарменной столице Пруссии - Потсдаме. Служить начал штандарт-юнкером, отличался во всякоразных кампаниях, получал чины. В 1806 году впервые встретился с маршалом Франции Бернадотом - тогда еще прямо перед собой, отойдя после боя. В 1813 году стал командиром корпуса в Северной армии все того же Бернадота, успевшего за эти годаы обернуться шведским кронпринцем Карлом Юханом, и вместе с Бюловым побил французов у Гросс-Беерена и Денневица. После побития Бонипартия у Ляйпцищя (ака Лейпциг) корпус Тауэнцина осаждал сперва Торгау, затем Виттенберг, который лихо взял штурмой, а затем до упора в 1814 году - Магдебург. За что в итоге получил, между прочим, российского св. Георгия II класса.



8. Антон Вильгельм фон Лесток, ака Л'Эсток (1738-1815). Легко и отважно бороться, когда Отчизна и прочая Родина подымается у тебя за спиной в едином порыве Гондора против Мордора против тьмы... Куда сложнее командовать последним небольшим таким легионом света во время нашествий мутных полчищ со всех сторон. В 1806 году обычный потомок эмигрантов-гугенотов отмстил потомкам тех, кто выгонял его пращуров со старой отчизны в новую - бывший гусар-рубака Семилетней войны генерал Лесток на Висле собрал под свою команду остатки того, что еще можно было громко назвать прусской армией, и медленно отходил под наседавшими французами вслед за армией Беннигсена в Восточную Пруссию. Покушавшиеся его поймать и победить маршалы Бессьер у Безуля и Ней у Сольдау не сильно преуспели, а в день сражения у Прёйсиш-Эйлау буквально с ночью об руку Лесток вышел на фланг русской армии и сбил уже покусившегося обойтить ее Даву, чем спас судьбу сражения. За это и за дальнейшие всякоподвиги в кампании 1807 года Лесток был награжден русским орденом св. Георгия III класса. После войны отважный ветеран доживал свое на должностях генерал-губернатора Берлина и Вроцлава.


9. Карл фон Мюффлинг (1775-1851). Потомственный военный, сын прусского генерала Мюффлинга, толстый мальчик с детства полюбил возиться с картами. Отличившись в войну с Францией 1793-1795 годов, много работал затем над топографическими съемками местности и даже изобрел свой собственный метод изображения неровностей рельефа. В 1806 году находился при генерале Блюхере и сдался с его отрядом в Любеке. В 1808 году перешел на службу к герцогу Саксен-Веймарскому "тайным советником", но как только в 1813 году "вострубил рог Дернхельма", как он вернулся в прусскую армию. После составления удачной диспозиции для сражения у Хайнау (не путать с битвой у Ханау) Блюхер произвел Мюффлинга в полковники и взял в Силезскую армию генерал-квартирмейстером вместо повышенного до начальника штаба Гнейзенау. С ними полковник, а после Лейпцигского сражения - уже генерал-майор, дошел до Парижа в 1814 году. В 1815 году Мюффлинг был офицером связи между армиями Блюхера и Веллингтона, и это именно он, заляпанный грязью и мокрый от скачки верхом, привез ночью перед сражением у Ватерлоо категорическое блюхеровское "мы идем!", после чего Веллингтон окончательно решился дать бой. После войны занимался любимыми топографическими работами, готовил кадры, возглавлял Генштаб. Под конец жизни за всякоразные заслуги произведен в генерал-фельдмаршалы. Был награжден российским орденом св. Георгия III класса.


10. Людвиг Адольф Вильгельм фон Лютцов (1782-1834). Из Мекленбурга (это потом спасет ему жизнь), барон, поступил на прусскую службу, последовательно служил в гренадерах, кирасирах и гусарах. В 1808 году вышел в отставку в чине майора. А уже в следующем, 1809 году, присоединился к отряду Шилля, который поднял мятеж и пытался поднять Пруссию на войну против Франции в коалиции с Австрией. Шилля догнали и разбили, а потом казнили, отрезали голову и держали в заспиртованной банке (на самом деле жуткая история). Казнили и многих его соратников, но относительно Лютцова военный суд счел, что он не был на прусской службе, вообще иностранец и действовал как "частное лицо", а потому никаких воинских законов не нарушил. Это даже не помешало ему вернуться на прусскую службу в 1811 году. А в 1813 буйный гусарокирасир решил никого не ждать и организовать свой собственный партизанский отряд - фрайкор, в который набирали добровольцев-патриотов (в основном не пруссаков). Собрали 3000 пехоты и кавалерии, поэт Теодор Кёрнер написал стих "Дикая охота Лютцова", композиторы Шуберт и Вебер сочинили музыку - и понеслась. "Черные егеря и гусары" Лютцова (они носили форму германских национальных цветов - черные мундиры с желтой и красной отделкой) партизанили и всякопакостили французам, став кумирами бюргеров и бюргерш, пока незадолго до битвы у Ляйпцищя (он же Лейпциг) их не подловили и жестоко не побили - Кёрнер умер от ран, Лютцов долго лечился. В 1814 году фрайкор "переделали" в регулярный пехотный и уланский полки, Лютцов в чине подполковника возглавил кавалеристов. В 1815 году 6-й уланский бился при Линьи, и его командир попал в плен. Сам Бонипартий вспомнил "этот шерны партизьян" и удостоил его высочайшей аудиенции. После войны командовал всякой кавалерией и был таки произведен в генерал-майоры.
Tags: наполеоника, топ-10
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments