qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

10 людей каковые... (Royal Navy)

Вдруг подумалось - а есть ведь, наверное, люди, которые воспринимают мои "игры разума" как что-то серьезное, а не как дилетантские рассказы про всем известные вещи... Для протокола - мои "игры разума" не есть что-то серьезное, а просто дилетантские рассказы про всем известные вещи. Вот например

Топ-10 аглийских "морских героев" с 1793 по 1815 годы

1. Джон Джервис, 1-й граф Сент-Винсент (1735-1823). Кого-то, быть может, удивит, что не Нельсон - именно этот человек, ПМСМ, в эти годы был одним из самых толстых слонов, на которых покоилась непоколебимость и слава Ройял Нэви. Потому что помимо превосходных моряцких качеств и талантов флотоводца Джервис обладал "суровой невозмутимой непоколебимостью", которую многие окружающие принимали за старческую злобность и мизантропию. Именно она помогла ему в 1797 году предотвратить распространение матросских мятежей с военных баз на действующий флот. Ну а по сабжу он выиграл знаменитое сражение у мыса Сент-Винсент, надолго отбив у испанцев охоту самостоятельно выходить в открытое море большими силами. До кучи всего и Нельсон, и почти все "птенцы гнезда Нельсонова" выросли на том самом Средиземноморском флоте, которым Джервис командовал с 1795 по 1801. А потом, на постах командующего флотом Канала и первого лорда Адмиралтейства, он воплотил в жизнь стратегию "ближней блокады", еще туже затянувшей петлю на французском мореходстве.


2. Горацио Нельсон, барон Нильский (1758-1805). Ну уж если большинством коллег-адмиралов сэр Горацио и не был никогда особо любим, то простые офицеры, матросы и "весь английский народ" его боготворили. За всё - даже за семейные скандалы, безумную связь с "Гамильтоншей", феерические долги и отсутствие "хороших манер". Глупо пересказывать его биографию. Отмечу лишь одно - во всех своих победах, и даже в поражениях, Нельсон демонстрирует готовность идти вперед, несмотря на размеры риска. Будь под его командой французы, испанцы или кто-то еще - это бы "не сработало". Но Горацио прекрасно знал две вещи - английский моряк форевер зэ бест, и английский моряк пойдет за ним куда угодно.


3. Катберт, 1-й барон Коллингвуд (1750-1810). Там, где есть "номер один", практически всегда имеется и "номер два". И иногда жизнь дает ему шанс выйти вперед и не облажаться. Особенно это важно для адмиралов - большинству из них история предоставляет шанс прославиться всего в одном сражении. Коллингвуд смог "не облажаться" и использовать свой шанс на 100%. Они были знакомы с Нельсоном еще с молодых офицерских лет, и тот сделал его своей правой рукой и заместителем при Трафальгаре. Так что с момента ранения Нельсона и до конца сражением руководил именно Коллингвуд. А тем, кто твердит, что "всё уже было спланировано, надо было только не мешать" - те пусть вспомнять жестокие потери англичан и то, что сэр Горацио, как всегда, сильно надеялся на свой "прорыв за рамки". В общем, Коллингвуд не просто "не испортил обедню" - он довел до победы величайшее из сражений на море в мировой истории. Говоря словами барона де Брасье, "'это тоже кое-чего стоит".


4. Томас Кохрейн, ака Кокрейн, 10-й барон Дандоналд, маркиз Мараньяу (1775-1860). Желающие могут у меня в ЖЖ по тэгу "наполеоника" найти подробное жизнеописание этого удивительного человека. После смерти Нельсона британскому народу нужен был новый герой - и он его обрел в Кохрейне. Этот шотландец имел уникальный дар - он мог "достать" врага даже тогда, когда тот хоронился в прибрежных водах и укрепленных гаванях. И еще Кохрейн был дьявольски ловок и удачлив в крейсерской войне. В общем, всего этого хватило бы на блестящую биографию и без политического скандала, изгнания, службы в трех иностранных флотах и пр. И "до кучи" - сэр Томас смог умудриться стать прототипом сразу двух наиболее популярных в шоу-бизнесе вымышленных героев-моряков - Джека Обри и Горацио Хорнблауэра.


5. Джеймс, 1-й барон Сумарес, ака Сомарес, ака Сомарез, ака Сомарец (1757-1836). На самом деле это "еще не всё" с его фамилией - поступив на службу, Джеймс убрал второе "с" из фамилии отца (Сусмарес, Сосмарес и пр.). У большинства адмиралов, как уже было сказано, есть только один случай прославиться, и Сумарес использовал свой шанс преотвратно - 3 июля 1801 года француз Линуа побил его у Альхесираса, причем жестко - из 6 кораблей англичане потеряли один, причем сдавшийся. У многих бы опустились руки, но упорный "человек с фамилией" через неделю напал всё на того же Линуа, соединившегося с испанцами, у Гибралтара и на сей раз разгромил в щепки - два линкора и фрегат потопил, один захватил. Причем случилось это ночью - почти уникальный случай в истории морских войн и совсем уникальный в истории войн наполеоновских. За это благодарная родина засыпала его наградами. Кстати, и нам сей адмирал не совсем чужой - в 1812-1814 годах он командовал операциями англо-русско-шведского флота на Балтике.


6. Джон Томас, 1-й баронет Дакворт (1748-1817). Свой "один шанс" адмирал Дакворт получил 6 февраля 1806 года у Сан-Доминго, где уничтожил эскадру француза Лессега - из 6 лягушацких линкоров 2 были потоплены, а 3 захвачены. После Трафальгара это стало "следующей суровой пощечиной". Затем его послали против Турции, где он смог прорваться через Дарданеллы, побить османцев у мыса Песк. и нагло бросить якорь у стен Константинополя. Но в целом экспедиция провалилась, в основном потому, что слишком осторожный Дакворт оказался плохим дипломатом - а русский адмирал Сенявин в сердцах считал, что еще и плохим адмиралом. Впрочем, развитию его карьеры по поступательной эта неудача совсем не помешала.


7. Эдвард Пеллью, 1-й виконт Эксмут (1757-1833). Еще один "литературный персонаж" - в должности коммодора активно участвует в карьере Горацио Хорнблауэра, будучи его начальником. В жизни же Пеллью стал большим специалистом по "блокадной и малой морской войне", постоянно вступая в схватки с фрегатами и группами фрегатов французов, а также гоняя их каперов и торговцев от Атлантического побережья аж до самого Коромандельского берега, куда был послан в "одно время". Самым известным его подвигом стало сражение на 32-пушечном фрегате против французского линкора "Друа д'омм" в 1797 году - лягушатнег был вынужден выброситься на берег, где разбился, потеряв 900 из 1300 человек команды.


8. Уильям Сидней Смит (1764-1840). Если бы людей измеряли бы еще и по длине шила в жопе, сэр Уильям был бы претендентом на первые места. Он вечно брался за всякие авантюры и занимался чем угодно, кроме "рутины флотской службы". Во время русско-шведской войны был волонтером во флоте Густава III и участвовал в Красногорском и Выборгском сражениях. Во время осады Тулона он взялся сжечь французский флот перед сдачей города - удалось частично. Командуя небольшим отрядом в 1799 году, всячески "помогал" Джаззару-паше и Ле Пикару Фелиппо оборонять Аккру от "полчищ богопротивного Буонапарте". Кстати, встретился сэр Уильям с ним еще раз - в 1815 году умудрился быть при армии Веллингтона на поле боя у Ватерлоо. Еще в его карьере были совершенно шпионские подвиги, вроде участия в похищениях заключенных из французских тюрем. Некоторые из его знавших были уверены, что у Смита просто в голове бардак. Но большинство англичан его "всякоразные подвиги" ценило, и он неплохо продвигался по служебной лестнице.


9. Джордж Кейт Эльфинстон, 1-й виконт Кейт (1746-1823). Ну да, некоторым не так везет на внезапные встречи с огромными эскадрами врага, которые поднимают паруса кверху и вопияют "побей меня!". Правда, один раз все-таки Кейту повезло - в 1796 году в бухте Салданья он побил голландскую эскадру. Но на Сент-Винсент или Трафальгар не тянет. А так карьера лорда Эльфинстона состояла из специфического вида морских операций -  против суши. Он окуппировал Капстад и Цейлон, он блокировал с моря Геную и прикрывал высадку в Александрии. В общем, "за безукоризненное исполнение рутинных будней" его периодически повышали, и в итоге виконт Кейт таки смог сделать на флоте неплохую карьеру.


10. Томас Трубридж (1758-1807). Иногда для карьеры полезно быть рядом с нужными людьми и, самое главное, быть с ними в хороших отношениях. Трубридж был отважным капитаном, отличаясь со своим кораблем в нескольких сражениях. За Сент-Винсент его отметил Джервис. А затем Трубридж служил под началом Нельсона, став одним из его любимцев. Дошло даже до того, что адмирал выхлопотал ему медаль за Нильское сражение, хотя корабль Трубриджа в самом начале маневра сел на мель и в бою поучаствовать не смог. Затем с 1801 по 1806 год карьера бывшего капитана развивается на политическом поприще - он один из лордов Адмиралтейства и член парламента. Видимо, политика ему удавалась, раз он получил чин контр-адмирала и самостоятельное командование на Ост-Индской станции, а потом в Кейптаун. Впрочем, до него новоиспеченный адмирал не добрался - у берегов Мадагаскара его флагман попал в шторм и утонул со всеми, кто был на борту. Такая вот настоящая моряцкая смерть...
Tags: наполеоника, топ-10
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments