qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Невыносимая тяжесть бытия



Многие из нас относятся к «деятелям искусств» как к актерам балагана – «ну, давай, делай мне весело» (грустно, торжественно – по настроению).
И никого не волнует, какой ценой искусство «делается» – потому что «это же работа такая», и никого же не интересно, что испытывает сантехник, меняя трубы, или водитель такси. В конце концов, «я сам работаю, и никому моя тонкая душа не нужна, и поэтому наплевать».
А ведь «кумир поколений» Высоцкий уже давно открыл глаза на то, что «поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души». И даже не его собственная судьба может служить прекрасной иллюстрацией этой фразе. Куда более печально и трагически, например, сложилась жизнь Константина Батюшкова, главного героя книги Анны Сергеевой-Клятис. Незаслуженно отодвинутый в тень Пушкиным, Батюшков остается одним из самых тонких русских лириков, музыкальности и легкости стиха которого завидовал всё тот же Пушкин – белой завистью, ибо поэты были очень дружны. «Наше всё», как и остальные друзья, постоянно требовал от приятеля Константина «еще, еще стихов!».
А между тем легкость и музыкальность Батюшков из себя буквально цедил кровью и вытягивал нервами. Бесконечно требовательный к себе, он выматывался. Плюс здоровье – почти половину жизни поэт проводит в простуде, лихорадке или излечении от ран (да, он умудрился поучаствовать почти во всех войнах своей эпохи в скромных офицерских чинах). Плюс нищета – годами Батюшков не выезжал из сельского имения, ибо не имел средств ни на дорогу, ни на жизнь. Плюс семейные дрязги – сперва тяжбы за наследство и недоразумения с отцом, затем забота о том, как обустроить жизнь сестер и младшего брата. И всё это, кстати, совсем не «закаляет характер» – Батюшков ворчит, жалуется, ищет «места» и дохода, обижается и брюзжит…
Личная жизнь не сложилась всё из-за той же требовательности и щепетильности – ему показалось, что любовь всей его жизни дала согласие на брак «не по искреннему чувству». Терзаемый нервами и болячками, Батюшков мечется, ища место, где ему наконец-то станет комфортно жить – Петербург, Москва, Одесса, Крым, Италия… Однако от себя (от судьбы, от злого рока – на выбор) не уйти – поэт сходит с ума. Причем не «в один прекрасный день», а медленно, мучительно, несколько лет, под хлопоты друзей и консультации специалистов, отдавая себе отчет в том, что происходит. В итоге остаток дней (на само деле – около 30 лет) Константин Батюшков проводит в деревне (затем в Вологде), под присмотром родных, ведя почти растительное существование «тихого помешанного».
Вот вам и плата за несколько десятков страниц прелестных стихов…

Оригинал тут.
Tags: книжки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments