qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Ни одного англичанина! - 9

Украденная жизнь (продолжение)

Еще в 1688 году Ян Барт подает в морское министерство проект организации систематических налетов на голландскую торговлю в Северном море. Летом 1690 года свое добро дает глава ведомства - Луи Фелипо, граф де Поншартрен и де Мор[е]па, совмещавший посты госсекретаря по морским делам (министра флота), генерального контролера финансов (главы Минфина) и канцлера Франции (главы всей системы делопроизводства королевства). Поршартрена обычно флотофилы рисуют едва ли не сознательно продавшимся врагам негодяем, который из ненависти к Франции уничтожил ее флот, а чтобы к нему не приставали с глупым вопросом где он? придумал концепцию крейсерской войны - раздавать каперам патенты числом стопятьсот и стричь проценты с их добычи. В лучшем случае эти господа псевдоученые забывают о роли самого Луя Солейя, который хотел победить Англию, но жмотил денег на флот (а на самом-то деле не жмотил, а не было у него одновременно и на армию, и на флот, так что пришлось выбирать не в пользу дорогих игрушек), а в худшем - вообще стараются не думать, что это у них получается за государственная система, в которой существует великий фюрер король Луй, который лучше сраных демократий, но которую может своими кознями опрокинуть один негодяй?


Граф де Поншартрен

В общем, Поншартрен придумывал концепцию крейсерской войны не от хорошей жизни, а от пустых карманов. И за предложение Яна Барта, которое сулило минимум вложений и максимум быстрых доходов, поспешил согласиться. На пару со своим приятелем де Форбеном Барт быстро становится грозой конвоев и за три года захватывает 150 призов, за что в Соединенных Провинциях получает злобное прозвище Maxima Pirata (сие латынь - Пират Пиратов, Самый пиратский пират и т.п.), а также грабит и жжет замок и четыре деревни в Шотландии. Причем как-то раз во главе семи кораблей и брандера он не убоялся пойти на прорыв блокады Дюнкерка, которую осуществляли 40 английских кораблей, которые от таковой наглости не рискнули ввязываться в бой.
В 1692 году король, ставший фанатом рассказов о подвигах Барта, приглашает того ко двору, дабы познакомиться лично. Грубоватые моряцкие манеры корсара вызывают насмешки педерастических придворных, но расположения Людовика он не теряет, даже напротив, купается в лучах славы и монаршего благоволения. А в 1693 году снова вступает в ряды ВМФ, командуя уже 60-пушечным линкором Лё Глорьё (Славный) в эскадре де Турвиля, которая выступила наперехват знаменитого Смирнского конвоя. Момент был скользский - Турвиль буквально через два года после триумфа у Бичи-Хэд потерпел страшное поражение у Ла-Хога, и вопрос о том, кто в море хозяин, снова стоял на повестке дня. 21 боевой корабль (16 английских и 5 голландских) во главе с адмиралами Джорджем Руком и Филипсом ван дер Хусом сопровождал большой торговый конвой из 200 судов, направлявшийся в Средиземное море. Турвиль с 70 боевыми кораблями и 30 вспомогательными судами (в том числе и каперами) устроил им засаду у португальского города Лагуш и 27 июня 1693 года напал. Два голландских линкора отважно бросились на французов, будучи захвачены, но дали время торговцам и Руку удрать - правда, не всем, 40 купцов были схвачены, 50 потоплены. Французы захватили добра на 30 млн ливров, гигантская сумма по тем временам.


Вот это - на самом деле адмирал Джордж Рук

Большие победы размагничивают и притупляют бдительность, обостряя наглость - отделившись от эскадры о пути в Тулон, Барт нарвался на 6 голландских военных кораблей (от 24 до 50 орудий) и в ходе боя сел на мель. Корабль пришлось сжечь, экипаж спасся в Тулон. Неудача не подрывает доверия короля - капитан послан в Дюнкерк, чтобы во главе отряда из 6 фрегатов конвоировать торговый флот, вывозящий пшеницу из норвежского форта Флеккерой (голландцы называли его Фликер) - что Ян успешно и провернул, захватив по пути еще и два английских фрегата (из трех) у побережья Голландии.
В 1694 году из-за торговой блокады Аугсбургской лиги цены на зерно взлетают, и Людовик XIV заказывает еще 110 кораблей с зерном из Норвегии (понятное дело, что его там не выращивали - это было немецкое и польское зерно, а то и как бы еще и не российское). Эскадра Барта 29 июля 1694 года встречает караван у Текселя, где тот атакуют 8 голландских боевых кораблей во главе с адмиралом Хидде Шурдсом де Фризом. Дюнкеркеры контратакуют, разбивают врага и захватывают раненного де Фриза в плен (он умрет от ран в плену). Доставленная вовремя пшеница сбивает цены - Барт спасает Францию от голода, Франция ликует! В честь победы отчеканена специальная памятная медаль (такая тогда была мода), а удачливый моряк становится кавалером учрежденного в прошлом году ордена св. Луи (для простой служебной выслуги оного, без подвигов, надо было горбатиться в офицерах 28 лет).

 
Орден св. Луи и герб Яна Барта

Более того - король жалует Барта в дворяне, сделав шевальё (ну а иначе как бы он стал кавалером ордена?) и дарует привилегию носить королевскую золотую лилию с синей полосой на гербе (там же изображен лев и два якоря). Для обоснования такого пожалования услужливая герольдия сочинила фальшивую родословную дюнкеркскому моряку, приплетя к его честным фламандским предкам неких тевтонских рыцарей (в итоге все в это так поверили, что в ХХ веке историкам пришлось сей миф специально развенчать). Сам же Людовик в рескрипте расщедрился на слова, что изо всех представленных в дворяне кандидатов нет никого, кто был бы достойнее Жана Бара.

Tags: Корсарж, Новые времена
Subscribe

Posts from This Journal “Корсарж” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment