qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Книга года

Всемирная трагедия научпопа в том, что для сочинения хорошего романа надо быть просто хорошим писателем, а для сочинения хорошего научпопа - и хорошим писателем, и хорошим (а не просто - посему чехово-булгаковы в занимательной медицинологии не рулят) специалистом в том, о чем пишешь. То бишь, отсев идет в геометрической прогрессии (и если я ошибся, то убивайте из рогатки тех, кто пишет кривой научпоп по математике).
Это я к тому, что если внезапно в руки попадается толково написанный научпоп по интересующей, но сильно не моей специальности, то повод радоваться - двойной. Например, криптолингвистика - наука о взломе неизвестных систем письменности (и если определение неверное - убивайте уже знаете кого). Все знают про египетские иероглифы, как отважный Самбульон Шампиньон Шампольон - бац, и прочитал непонятные закорючкЕ!.. Но Черная Борода перед Флинтом младенец (с) - у египтологов была билингва (Розеттский камень), а такие случаи матерые криптологи считают детскими...
На самом деле наиболее впечатляющий взлом системы в истории случился, когда удалось расшифровать критское (оно же минойское) линейное письмо Б. Потому что - билингвы не было, какой язык - неизвестно, да и вообще непонятно, иероглифы это, алфавит или вообще слоговое письмо? В общем, по шкале классификации сложности случаев - 4 из 4 (неизвестный язык - неизвестное письмо). Некоторые вообще могли подумать, что это невозможно - оно и было невозможно более 50 лет, прошедших с момента находки глиняных табличек в Кносском дворце до того момента, как орешек знаний тверд был расколот.
Как случилось это великое раскалывание - о сем и повествует книга американки Маргелит Фокс Тайна лабиринта. Журналистке, десятилетиями ведущей рубрику некрологов в Нью-Йорк Таймс (поверьте журналисту - это один из самых трудных жанров, ибо куча табу, условностей и опасностей свалиться в штампы, пафос и банальщину), удалось написать интересно о таком занудстве, как лингвистика настолько мертвого языка, что на нем никто не знал, как читать, последние 3500 лет. То бишь, книга полна не только красивыми пиктограммами (я в них влюбился - с этой точки зрения издание сделано идеально), сводными таблицами и наглядными примерами, разжевывающими дилетантам нюансы криптолингвистики (но мозг мой всё равно местами кипел - филология хоть и лже-, но тоже наука, увы). Фокс смогла написать три ярких сочных портрета главных ломщиков минойского - археолога Артура Эванса, лингвиста Алисы Кобер и архитектора Майкла Вентриса.
Причем (и это подкупает отдельно), миссис Фокс, хоть и сохраняет взвешенность в оценках, не пытается быть беспристрастной. В ее изображении Эванс - викторианский колонизатор с налетом расизма, собственник, сидящий сиднем на груде отрытых им табличек, и автор нескольких точных, но весьма поверхностных догадок. Откопал - и молодец. Вентрис - дилетант, трудившийся от случая к случаю по прихоти вдохновения и до самого последнего озарения бродивший в потемках ложных теорий, карлик на плече гигантессы Кобер. А фаворит женщины-журналиста (как вы догадались!?) - мисс Кобер, вся такая логичная, усидчивая, трудолюбивая, аки пчела, профессиональная и с головы до ног в синих чулках...
Хотя даже из текста Фокс становится ясно, что до полного триумфа американской профессорше не хватило как раз гениального озарения - способности отвлечься от раскладывания камешков по полочкам и прыгнуть в предполагаемое. Что и смог Вентрис, по сути, взломавший сложнейший шифр в мире всего за несколько лет, причем работая урывками (жизнь-то он посвятил всё-таки архитектуре) - с помощью одного-двух гениальных предположений, оказавшихся точными. Притом что ответ на самый главный вопрос оказался лежащим на поверхности, банальным и замеченным еще Эвансом - супернеизвестным языком оказался древнегреческий! Но великий Эванс, откопавши целую неизвестную цивилизацию, просто посмеялся над тем, что это могло быть то же самое, что выкопал этот дилетант Шлемазл Шлиман в Микенах. А женщина-арифмометр Кобер с самого начала встала в позицию квадратного научного снобизма - не знаем, какой язык, и гадать нечего - и сконцентрировалась на голой статистике и поисках общих смыслов и форм. В общем, человек-архитектор здорово их обоих потроллил в итоге (хотя вряд ли Вентриса, еще до совершеннолетия овладевшего десятком древних языков, можно считать классическим дилетантом)...
Итого, давненько мне не попадалась книжка, которую я уговаривал за три дня. Именно она стала для меня книгой 2016 года.



Tags: книжки
Subscribe

Posts from This Journal “книжки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments