qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Зачем нужно читать Корнеля

Двухтомник Пьера Корнеля, классика французского классицизма XVII века (ибо, несмотря на каламбур, далеко не все классицисты стали в итоге классиками), я прочитал давно, года два назад, но (если мне уже окончательно не отказывает склероз) не написал о нем тут, в ЖЖ. Ну, а о чем писать-то, неинтересно ж нынешнему поколению - оно требовательно стучит айфоном (седьмым уже) по крышке стола и настаивает на обзорах классики XXI века...
А я читал Корнеля (и, кстати, вот сейчас читаю Расина, да и Мольера пора бы уже всего перечитать, а не только Плутни Скапена, Дон Жуана, Мещанина во дворянстве и Скупого с Тартюфом). Потому что он, как и весь классицизм (не только французский, но эти трое в гении-то выбились), как и порожденный им романтизм - это краткая вспышка уникального интереса к герою и героизму. Подумайте просто пару минут - что такое герой до XVII века? Это плут, как в пикаресках или у Рабле, а еще раньше - в фабльо и прочих народных рассказках вплоть до самых басен Езопа и прочей литературы подобного рода, причем не добрый колобок, а жесткий Лис Ренар, членовредящий и умерщвляющий своих врагов. А в литературе сурово-высокого штиля - рыцарь (в рыцарских романах), который очень рано, со времен шансон де жест растерял все страхи и упреки, превратившись в ходячую добродетель. То есть, в европейской литературе до XVII века (античную драму не берем - Еврипид, да Софокл, вот и вся его семья) герой и обыватель как бы разделились и решали свои разные проблемы - рыцарь блюл чистоту белых одежд, плут вертелся и крутился, как мог, заботясь лишь о своей шкуре.
Кстати, что самое смешное, эта модель вернулась сегодня. В нынешней литературе (и кино, которое успешно обыдлило сознание 99% населения Земли и скоро превратит его в одноклеточных рабов айфоно-приложений) герой существует исключительно в ипостаси супергероя - сверхчеловека практически по Ницше, неуязвимого, неотразимого, а с точки зрения богатств внутреннего мира стеклянного, деревянного и оловянного (ну как Штирлиц - довольствуется одним разом поглядеть на жену за 20 лет, убивает исключительно подонков, крадет и шпионит только для родины, спасает детей и младенцев, а все заработанные деньги тайно переводит детям в родном детдоме). В крайнем случае, как Джейсон Борн Джеймс Бонд, позволяет себе соблазнять по взаимному согласию красоток и разбивать в хлам дорогие машины - но всё ведь только ради спасения мира ж... Ну а про быдлолюдей снимают другие... книги, типа интеллектуальное кино (парадокс - интеллектуальное про быдло), как быдлолюдь страдает, мечется, ищет тепло-любовь-счастье и требует сочувствия и понимания просто потому, что он родился и не хочет страдать, проигрывать и оставаться в одиночестве...
Так вот, было в литературе светлое пятно, с XVII по XIX век, когда герои были героями. Корнель был одним из первых (ну, раньше, наверное, Кальдерон, но никак не Шекспир - у него герои все какие-то слишком лохматые еще и непричесанные, такие если не откровенные Ричарды III, то очень морально-сомнительные Гамлеты), кто озаботился проблемами этики, нравственности и морали - каким всё-таки должен быть герой, а в его эстетике читай идеальный человек. Персонажи театра Корнеля раскрываются в сложных ситуациях, когда требуется сделать трудный, иногда даже самоубийственный выбор между тем, как лучше, и тем, как правильно. Сид должен убить отца Химены, а Химена должна простить убийцу своего отца - иначе один потеряет честь, а другая любовь. Гораций должен выбрать между сестрой, любящей врага родины, и родиной, требующей убить врага. Цинна выбирает любовь к Эмилии, отвергнув преданность Августу, чтобы спасти возлюбленную, но Август преподает ему и Эмилии знатный урок, прощая обоих. И если раньше светлые рыцари в романах голову сильно не ломали, рассекая темных врагов на части, то каждый из героев Корнеля мучается перед выбором и борется с самим собой и с окружающими, отыскивая внутри себя тот самый единственно правильный путь.
В общем, Корнель (и прочие классицисты) воспевали людей, которые имеют силы и мужество не плыть по течению, а брать ситуацию на себя и идти на жертвы и муки, чтобы оставаться людьми. Именно поэтому герои класицизма - высшая форма доступного человеческому пониманию героизма, ибо труднее всего победить не врага, чудовище или полчища варваров, а самого себя (и гада в себе).
За это я и люблю Корнеля.



Tags: Рытературное, книжки
Subscribe

Posts from This Journal “Рытературное” Tag

  • Топ-10 героев сербского эпоса

    У сербов как-то не заладилось и с первой империей ( Српско царство), и со второй (Югославия) - видимо, танцорам что-то мешало... Зато с песнями…

  • Топ-10 исторических романов, которые никто не читает

    А зря - потому что они хорошие. По крайней мере среди меня. А вы, уважаемые мною (как Верховный суд) лжеюзеры, понимаете же, что читать исторические…

  • Топ-10 поэтов-викторианцев

    Англичане отчего-то уверены, что викторианская эпоха - это лучшее, что с ними случилось в истории. По довольно формальному признаку - солнце у них в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments