qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Из жизни Львов - 26

Кое что о стратегии и тактике

Очутившись после капитуляции Акры единолично во главе крестового похода, английский король оказался в ситуации сложного стратегического выбора. В его разношерстном войске не существовало единого взгляда на то, что нужно делать дальше. Можно попытаться всё это вавилонское безобразие мнений и призывов свести к следующим:

  • Большинство иностранных паломников - немцы, фламандцы и прочие - были уже утомлены длительной осадой Акры и считали, что принесли святому делу достаточно жертв. Единственное, на что их еще можно было зажечь (впрочем, далеко не всех - Леопольд Австрийский уехал почти сразу за Филиппом Августом, хотя у него были свои побудительные мотивы) - поход на Иерусалим и освобождение святого города как кульминация войны с неверными;

  • Французы во главе с герцогом Бургундским вообще считали, что каждый их день в Палестине лишний, и не покидали ее немедленно только потому, что боялись всеобщего осуждения, а то и хуже - отлучения от папы Римского. В дальнейшем же они заняли позицию откровенных саботажников, стремившихся быстрее уже прекратить весь этот ненужный балаган;

  • Итальянцы, то бишь пизанцы и генуэзцы, бывшие основой крестоносного флота. Несмотря на острое соперничество друг с другом (они даже поддерживали разных королей - Лузиньяна и Конрада), они все были заинтересованы в отвоевании приморских портов и укреплению своих позиций там. Какие-то погони по пустыням за славой и святостью их, людей прагматичных, интересовали в самую последнюю очередь;

  • Латино-палестинская знать, поддерживавшая Конрада Монферратского - несмотря на откровенную заинтересованность в том, чтобы отвоевать у сарацинов побольше своих бывших владений, очень косо смотрели на Ричарда и желали скорее поражения ему, рассчитывая, что Конрад сможет выгодно договориться с Саладином;

  • Латино-палестинская знать, поддерживавшая Лузиньянов была более всего заинтересована в поражении Конрада Монферратского, ну а уже потом - в отвоевании земель в Палестине;

  • Госпитальеры и тамплиеры, очень заинтересованные и в отвоевании Иерусалима (по причинам религиозным), и в освобождении как можно большей территории в Палестине. Игнорировать их мнение было тем сложнее, что это были самые сплоченные, дисциплинированные и опытные отряды в войске;

  • Анжуйцы (англичане, нормандцы, аквитанцы, бретонцы), пришедшие с Ричардом и субсидируемые из его казны. Только на них он мог полагаться в той или иной степени (ибо некоторые сеньоры таки решали, что повоевано уже довольно, и под шумок сваливали домой).



Ричард сражается с Саладином - как это видели современники в Европе

Итого, вырисовывались аж три взаимоисключающие стратегии:

  • Идти на Иерусалим, попытаться его взять по-быстрому, как-нибудь договориться с Саладином и распустить поход;

  • Захватывать приморские города и создавать базу для фактически нового Иерусалимского королевства;

  • Бороться с Конрадом и отвоевывать замки для сторонников Лузиньянов.

Заурядный стратег выбрал бы что-то одно и упрямо его добивался. Ричард поступил тоньше, благо опыт и таланты позволяли. Он преподнес завоевание приморских портов как создание базы для похода на Иерусалим. Это было понятно крестоносцам, тем более что всё равно существовало одно важное препятствие для немедленного броска вглубь королевства - летняя жара, делавшая поход через безводную пустыню делом не просто опасным, а безумным. Как минимум до глубокой осени делать всё равно было нечего - вот Ричард и предложил продолжить сражаться с неверными, убивая сразу двух зайцев.
22 августа армия крестоносцев покинула Акру, стены которой были восстановлены, и в каковой остался крепкий гарнизон. Флот с разобранными осадными машинами и припасами сопровождал по морю войско, двинувшееся на юг, к Яффе. И Саладин, трезво оценивая свои шансы в столкновении с рыцарской элитой всей Европы, на сражение не решился, отступив и разрушив Яффу и Кесарию (Цезарею). Правда, аль-Адил в первый же день марша атаковал с отборной кавалерией французских рыцарей, шедших в арьергарде похода, и чуть не опрокинул, но в итоге крестоносцам удалось отбиться.


Марш на Яффу

Зато легкие сарацинские всадники не отказывали себе в удовольствии кружить возле всё равно не могших их догнать крестоносцев и поливать тучами стрел. Для борьбы против такой тактики Ричард применил специальный походный строй, в котором движущаяся армия представляла собой как бы крепость, стенами каковой служили отряды тяжеловооруженных пехотинцев, прямо за которыми стояли мобильные отряды стрелков-арбалетчиков, перемещавшиеся туда, где скапливалось большее количество врагов. Благодаря преимуществу в дальности арбалета перед луком им удавалось удерживать врагов на расстоянии и сводить эффект их обстрелов к минимуму. Конные отряды рыцарей служили тактическим резервом, готовые бросится туда, где покажутся элитные всадники (либо пехота, которую можно было догнать и перебить) Саладина. В одной из таких конных вылазок Ричард даже был легко ранен копьем в бок.
Этим маршем, по жаре и под постоянным давлением врага, участники его гордились потом, как настоящим сражением. Тем паче, что в итоге сражение таки состоялось. 7 сентября 1191 года, когда крестоносцы уже подходили к также разрушенному сарацинами Арсуфу, Саладин решился на полномасштабную атаку.
И вот тут-то походный порядок Ричарда сыграл решающую роль - пехотинцы, выставив щиты, встали стеной, непрошибаемой для масс легкой кавалерии и пехоты (очень необремененных доспехами негров и бедуинов), стрелки из-за них косили врага и не давали ему расстреливать пехоту. Правда, отсидеться в обороне не удалось, и снова из-за французов - сарацины смогли пробить несколько дыр в пехотном строю госпитальеров, и тогда Гуго Бургундский, епископ Бовё и фламандец Жак д'Авен бросились с французскими и фламандскими рыцарями в атаку. Чтобы их не отрезали и не перебили, Ричард вынужден был отдать приказ об общем чардже и сам ринулся в него с тамплиерами и анжуйцами.
Из-за этого сражение, в целом не предвещавшее для крестоносцев особых трудностей, превратилось в упорный и кровопролитный бой. Рассыпавшие строй в ходе атаки рыцари, опрокинувшие толпы сарацин, были контратакованы последним резервом Саладина - его личной гвардией, гулямами (тяжелые кавалеристы, сопоставимые по вооружению и защите с европейскими воинами). Но поединок тактических умов выиграл английский король - у него в резерве оставались еще не пущенные в дело нормандцы и англичане. Их удар решил исход боя - сарацины бежали, рассеявшись в пустыне, как дым.
Оценить потери сторон, как и их численность, не представляется возможным - цифры от 20 000 до 50 000 крестоносцев и 50 000 сарацинов представляются фантастическими, как и потери в соотношении 700 европейцев и 7000 мусульман. Но победа была полной - Саладин просто лишился своей армии, разбежавшейся в разные стороны, и на долгое время потерял возможность сопротивляться. Львиное Сердце получил передышку, которой и воспользовался...


Битва при Арсуфе 7 сентября 1191 года

Tags: Корлеонис, Медиум евум
Subscribe

Posts from This Journal “Корлеонис” Tag

  • Из жизни Львов - 40

    Вот и всё, ребята Французские хронисты повторяют, как пионеры на торжественном приеме, одно и то же - во владенийх виконта Аймара Лиможсконо был…

  • Из жизни Львов - 39

    Свой человек в Регенсбурге Война против Франции возобновилась в мае 1197 года. Ричард с войском захватил Бове. Его старый недруг, епископ Филипп,…

  • Из жизни Львов - 38

    Время собирать камни Бретонцы с самого своего начала как народа - не французы (многие из них до сих пор французов недолюбливают). В 814-913 годах…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments