qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

18-12 Южный вариант - 10

3. Украина

Собственно, в описываемое время понятия «Украина» как такового не существовало. В официальных бумагах существовали названия Малороссия и Новороссия – первое чаще применяли к Левобережной Украине (Харьков, Сумы, Чернигов), второе к южным областям, отвоеванным у Турции (Херсон, Николаев, Таврия). Об «Украйне», скорее всего, чаще вспоминали поляки, называвшие эти земли так тогда, когда они действительно были «краем», границей Речи Посполитой. Однако все эти территории ныне входят в состав Украины, и поэтому удобнее пользоваться этим термином, чем двумя другими. Тем более что местное население все-таки обладало национальным самосознанием – хотя бы отрицательным, проводя четкую границу между собой и «москалями». Хотя и русинами, как жители Волыни и Галиции, себя не называли: даже в современной Украине до сих пор существует разница между восточными украинцами и «западенцами».
Понимало этническую особость украинцев и царское правительство, как центральное, так и местные власти. Их опасения вызывали не только польские помещики. В 1811 году, после грандиозного пожара на киевском Подоле, была создана комиссия во главе с уже знакомым нам генералом Эртелем, которая искала «таємних паліїв» (тайных поджигателей). На дорогах выставили заставы, ловившие всех беспаспортных: «если тот человек будет простого звания, то прислать его за караулом в нижний земский суд, а ежели будет проезжать какой человек состояния знатного и никакого письменного вида не будет иметь и не будет никому свидущ, чили знаком, такого пристойно упросить, дабы он обождал до резолюции, и зараз давать о сем-же знать нижнему суду или земскому исправнику». Для Украины, не знавшей до той поры паспортов, это было равнозначно тому, что мир перевернулся. Ажиотаж улегся не сразу, только после того, как киевский губернатор Милорадович сумел убедить центральные власти в том, что «пожар приключился единственно от безпечности и неосторожности хозяев или от шалости и неудовольствия домашних служителей».



Начавшееся в 1812 году формирование земского ополчения вызвала новую волну административных страхов. Один полицейский чиновник докладывал: «Ни за какое дело так охотно не брались, как за собирание Козаков. Этим что-то подают на себя великое подозрение, а особливо тем, что палестранты (адвокаты и практиканты при судахД.К.) и молодежь... пьют и песни, составленныя стихами, поют на счет сбора сих Козаков, что-то неприятное и в критику для России». Не избег подозрений даже один из лучших шпионов России в прошлом и удачливый командир казачьей дивизии в будущем, украинец полковник Осип де Витт. «На сих днях, - доносил звенигородский исправник, - слышал я, что формирующий в г. Умани украинское козачье войско полковник граф де Витт якобы некоторым полякам говорил сии слова: “Что я с этими козаками буду делать? Ежели я поведу их к армии и попадутся мне навстречу французы, - то я скажу им, что я сих Козаков к вам веду”... А в нас теперь внутри войска нет: чтобы не вышло на то (чего, Боже, сохрани), что мы сами на себе дадим им способ и в руки меч».
Впрочем, то, что вызвало массу опасений в низах административного аппарата, было сознательно инспирировано сверху. Как сам император Александр I не спешил развеивать слухи о том, что всем крестьянам – участникам ополчений в России будет предоставлена свобода, так и власти на Украине решили воскресить слово «козачество» и поиграть с ним. Губернатор Лобанов-Ростовский, руководивший созданием ополчения, прямо обещал тем, кто запишется в казаки, освобождение от рекрутской повинности и прочие привилегии, заставлявшие вспомнить о временах гетманства: «Таково сих полков устройство столько близко или похоже с древним состоянием малороссийских Козаков, что нет сомнения, что здешнее козачество не представить одним избранием пользоваться, а польстится употребить сей случай доказать многочисленной формовкой, что они все достойны получить навсегда право составлять из себя защиту и служить не по очереди рекрутской, а по усердию к царю и ревности к ремеслу, в коем отличиться они всегда умели: ибо кто не ведает, что быть дома и быть на войне было сущее дело предков их и потому ожидать можно, что и без наряду от меня представится из каждой сотни больше одного охотника. После чего доведется мне донесть царю, отцу России, что все козаки равно на злодея готовы и потому оказать повели, всемилостивейший Государь, быть им в свободное время дома и от рекрутства свободными, ибо на оборону царства твоего составят они всегда целое войско». Неудивительно, что добровольцы записывались в казаки с воодушевлением.
В целом, весьма точно охарактеризовал причины и результат «козаччины» 1812 года автор стихотворения «Пожар Москви» А. Метлинский:
І козаків із могили на час той викликали,
Щоб уставали на поміч, Москву рятували.
Знову чубатий на конику в полі гасав,
Москву святую із-під ворога визволяв.
І наших костей полягло
Тоді коло Москви чимало:
Та так їх чимало було,
Що й воску на помин не стало.
Впрочем, 1812 не прошел даром для украинцев, став очередным, и весьма сильным толчком к формированию национального самосознания. Для нас же главным выводом будет то, что население Украины, в отличие от Литвы, Белоруссии или Волыни, оказало всемерную поддержку русской армии.

Tags: Юга 1812, наполеоника
Subscribe

Posts from This Journal “Юга 1812” Tag

  • 18-12 Южный вариант - 24

    * * * Общая оценка событий, происходивших в 1812 году на юго-западном театре военных действий, неизбежно распадается на итоги деятельности русской…

  • 18-12 Южный вариант - 23

    Тем временем 9 (21) ноября Шварценберг получил инструкции французского министра иностранных дел Маре, герцога Бассано, который именем императора…

  • 18-12 Южный вариант - 22

    11. Холодный эпилог Возвратимся на юго-запад, где войска Сакена отступали после сражения под Волковыском. 5 (17) ноября русский корпус отошел…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments