qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

18-12 Южный вариант - 6

5. Отступление на Волынь


Все то, о чем было написано в предыдущем параграфе, известно как по русскоязычной, так и по иностранной литературе. Однако следующий, и немаловажный, период, отступление Тормасова с 1 (13) по 15 (27) августа, на удивление скупо освещено в русской и советской исторической литературе. Только Абалихин посвящает этим событиям два абзаца, упоминая о 13 крупных боях, в которых 3-я армия нанесла урон врагу в 11 000 человек. Втрое больше, чем при Городечне! Такие важные две недели явно требуют более подробного описания.

В ночь на 1 (13) августа, во время отступления Тормасова от Городечны, австрийские конные полки, драгунские Левенера и Риша и легкоконный Гогенцоллерна, столкнулись с русским арьергардом, без особого результата и потерь.

Позже в этот же день состоялись бои у Тевелей и Стригова. Армия Тормасова отступала через Кобрин. Отряд Чаплица соединился с основными силами (несмотря на старание, спасти все продовольствие не удалось – 139 четвертей хлеба были отданы местным жителям), и был послан сменить отряд Хованского, задерживавшего наступление союзников у села Тевели (38-й егерский полк под командой генерал-майора Удома, Павлоградский гусарский полк и 6 конных орудий, в Кобрин ушла только пехота). Он сдерживал неприятельскую кавалерию до тех пор, пока в 6 часов утра австрийская пехота атаковала при поддержке артиллерии. Чаплиц держался, пока не подошел арьергард Ламберта. Тем временем австрийская кавалерия попыталась атаковать отступающую из Кобрина колонну. Ламберт приказал отходить; при отходе отряд Чаплица был опрокинут и бежал. Для того чтобы задержать врага, генерал-майор Удом выстроил на равнине у села Стригова 38-й егерский полк и отражал атаки. То же сделал и генерал-майор Вяземский у села Лехта с 13-м и 10-м егерскими полками. Русские, хоть и в беспорядке, смогли отойти к Кобрину. Однако тут прискакавший генерал-майор Сиверс, начальник артиллерии армии, скомандовал общее отступление («чтобы всякой полк бегом присоединился к армии»), и отход превратился в бегство. Потери этого дня составили для 3-й армии 500 человек.


Фельдмаршал-лейтенант Винченцо Федериго Бьянки

Авангард австрийского корпуса под командой фельдмаршала-лейтенанта Бьянки 2 (12) августа был отправлен преследовать отступающие войска Тормасова. Прямая дорога на Ратно и Ковель была отрезана, и русские вынуждены были отходить болотистыми проселками, что, естественно, сильно снижало их скорость. 3 (15) августа начался бой под Дивиным. Бьянки, имея две пехотные бригады своей дивизии и кавалерийскую бригаду Цейхмейстера (то есть, до 6000 пехоты и 1500 кавалерии), напал на русский обоз, переправлявшийся через болото по дамбе. После упорного сопротивления арьергарда Ламберта, его прикрывавшего, большая часть повозок была захвачена. Ночью следующего дня, 4 (16) августа, около 1500 русских солдат переправились через болото и пытались отбить обоз. Но им удалось только уничтожить несколько повозок. Потери австрийцев составляли 291 человека, русских – 700 человек и 200 захваченных повозок.

1 (13) августа в бой вступил оставленный на Волыни отряд Хрущова (Житомирский и Арзамасский драгунские, Платова 5-го и Чикилева 1-го казачьи и калмыцкий полки) – в течение недели, до 7 (19) августа он отражал близ Устилуга попытки польской дивизии Косинского переправиться через Буг, убив и захватив в плен 86 поляков. Однако исход боев под Дивиным сделал невозможным дальнейшее сопротивление этого подразделения, и Хрущев вынужден был отойти на Ковель и далее, на соединение с основными силами.

Тем более что корпус Ренье занял Брест-Литовск и направился через Рудню на Любомль, обходя правый фланг 3-й армии. Австрийская бригада Мора (около 2900 человек) направилась в Пинск, чтобы перехватить Мелиссино, вошла туда 8 (20) августа, но опоздала – русский генерал уже отступил к главным силам.

9 (21) августа у Княжьей Горы был отброшен авангард отряда Хованского (два батальона майора Гринблата), что вынудило последнего тоже отступить к главным силам.

Сопротивление под Дивиным помогло Тормасову выиграть время. Он отошел к Ковелю, где к нему, наконец, подошли отряды Мелиссино, Хрущова и Хованского. Но закрепиться в Ковеле не удалось – Шварценберг со всем корпусом подошел сюда 12 (24) августа. Переправу через реку Турью защищали русские егеря, засевшие в лесу у селения Старая Выжва – 28-й егерский полк. Утром 13 (25) августа туда был направлен полковник Байдер с 7-м егерским и Санкт-Георга граничарским батальонами (до 1700 человек). Они столкнулись с русским охранением и завязали бой. Постепенно на помощь им прибыли кайзера и Гессен-Гомбурга гусарские полки (до 1800 сабель), по батальону из полков Чарторыжского и Соттулинского (до 1200 штыков). Им противостояла часть отряда Чаплица под командою полковника Сталя. Бой длился до тех пор, пока на правом фланге австрийцев не появился фельдмаршал-лейтенант Бьянки с бригадой Лихтенштейна (второй батальон полка Соттулинского и два батальона полка Давидовича, около 2400 человек). Бьянки овладел Старой Выжвой, а темнота прекратила боевые действия. Австрийцы насчитали 85 убитых русских солдат и офицеров. Русские рапорта говорят о 148 убитых и раненых, а так же о 34 пленных австрийцах.


Генерал-майор Петр Мелиссино

Отступая, русские войска разрушили дамбу, и задержали продвижение австрийцев до 15 (27) августа, отойдя из Ковеля к Луцку, где 17 (29) августа переправились через Стыр.

Днем 15 (27) августа отряд генерал-майора Ламберта (Павлоградский гусарский, Татарский уланский, Власова 2-го казачий полки и два конных орудия) при рекогносцировке путей отхода столкнулся у Любомля с саксонской кавалерией (четыре эскадрона гусарского и Поленца легкоконного полков), усиленной австрийскими гусарами полка кайзера, двумя ротами пехоты и несколькими орудиями. Татарский уланский полк под командованием полковника Кнорринга взял 50 пленных. Однако на помощь кавалеристам подошла пехота и артиллерия, и после первоначального успеха Ламберт вынужден был отступить к Мациову.

Если доверять австрийским данным (а других попросту нет), то за две недели отступления русские потеряли до 1300 убитыми, ранеными и пленными, союзники – до 470. Таким образом, общие потери с начала боевых действий составляли: союзники – до 6300 человек, русские – до 4800.

Итак, три ошибки Тормасова, не воспользовавшегося возможностью разбить после Кобрина весь VII корпус, не сумевшего обеспечить нормальное снабжение войск, и разбросавшего все силы в расходящихся направлениях, привели к поражению под Городечно и последующему очищению Волыни. Причем тяжелые бои у Стригова, Дивина, Выжвы вряд ли можно назвать успешными – высшее командное звено армии не продемонстрировало лучших качеств.

Шварценберг, в свою очередь, упустил под Городечно возможность окончательно разгромить 3 армию, а затем преследовал ее недостаточно решительно: дважды, под Дивиным и под Старой Выжвой, русские выигрывали необходимое для них время. В итоге обе армии вынуждены были сделать стратегическую паузу. Шварценберг и Ренье сосредоточились вокруг Луцка, Тормасов укрепился на восточном берегу реки Стыр. Первый этап боевых действий – наступление Тормасова и контрнаступление Шварценберга, завершился.


Tags: Юга 1812, наполеоника
Subscribe

Posts from This Journal “Юга 1812” Tag

  • 18-12 Южный вариант - 24

    * * * Общая оценка событий, происходивших в 1812 году на юго-западном театре военных действий, неизбежно распадается на итоги деятельности русской…

  • 18-12 Южный вариант - 23

    Тем временем 9 (21) ноября Шварценберг получил инструкции французского министра иностранных дел Маре, герцога Бассано, который именем императора…

  • 18-12 Южный вариант - 22

    11. Холодный эпилог Возвратимся на юго-запад, где войска Сакена отступали после сражения под Волковыском. 5 (17) ноября русский корпус отошел…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment