qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Людовик Огилви. Дневники. 1.0

Автор предисловия к русскому переводу дневников Людовика Огилви периода кампании 1812 года не успел закончить свою работу. Ниже представляем перевод вступительного отрывка и части текста, найденные в бумагах покойного.

***
«…У многих, как античных, так и современных, сочинителей в обычае сравнивать военное дело с игрой в шахматы. Нет более ошибочного взгляда на вещи, ибо в жизни самый ловкий шахматист едва бы смог командовать на поле боя ротой или эскадроном, да и только в том случае, если имел бы знакомство с уставами и потаскал хотя бы год или два портупею прапорщика. Затем представьте себе, что шахматист должен одновременно двигать и ферзя, и коней, и все восемь пешек, а времени на обдумывание его соперник дает ему от силы несколько минут, а то и не дает вовсе. Причем каждая пешка, не говоря уже о кавалерии и слонах, должна быть в каждую минуту сыта, здорова, бодра духом; оружие же ее должно быть в исправном состоянии и снабжено потребным количеством зарядов, притом оружием этим она обязана быть научена в совершенстве пользоваться. А вместо шестидесяти четырех черных и белых клеток шахматист, вознамерившийся заняться военным делом, должен как свои пять пальцев знать сотни выгодных и невыгодных позиций в Европе, Азии и Америке. Только в этом случае игрок в шахматы в полной мере может представить себе размер и тяжесть забот полководца.
Будучи близко знаком со многими военачальниками, чьи имена известны теперь всем в Европе, и даже за ее пределами, возьму на себя смелость утверждать: немногие из них хорошо играли в шахматы, ибо постоянно были увлекаемы еще одной чертой, каковую я считаю важнейшей для полководца – необычайной живостью характера и воображения, которая весьма мешала им при игре в шахматы, но необыкновенно помогала как перед лицом неприятеля, так и в его временное отсутствие. Именно такими в лучшие моменты их жизни знал я маркиза Ла Роману, генералов Кастаньоса, Рединга, Бересфорда, Пиктона, Кроуфорда, Багратиона и Беннигсена. И если генералиссимус и лорд Веллингтон, фельдмаршал Барклай, генералы Гнейзенау, Ле Маршан или полковник Клаузевиц часто казались бесстрастными шахматистами, разыгрывающими просчитанную заранее партию, лишь немногие знали о тех бурях и страстях, которые бушевали за наглухо застегнутыми их мундирами…»1


***
Якоб Огилви участвовал в 1709 году в битве при Мальплаке под командой генерал-майора Райнхольдта Эрнста, который упоминал его в своем рапорте (Dumont J., Rоusset de Missy J. Histoire militaire du prince Eugene de Savoye, du prince et duc de Marlborough et du prince de Nassau-Frise. La Haye, 1729).
Сын Якоба Огилви, Доналд, умер рано (его надгробие мне удалось разыскать на кладбище в Касселе: выбито лишь имя его и его отца, и даты жизни, 1703-1738), а внук, Андреас Огилви, в 1758 году отличился и в сражениях при Зандерсхаузене, и при Луттерберге (Archenholz J.W. fon. Geschichte des siebenjahrigen krieges in Deutschland von 1756 bis 1763. Mannheim, 1788). Принц Изембургский рекомендовал его Фердинанду Брауншвейгскому, и остаток Семилетней войны ротмистр Огилви прослужил адъютантом знаменитого полководца (Entwurf des Lebens und der Thaten Sr. Durchlauchten des Herzog Ferdinand von Braunschweig-Luneburg. Berlin, 1792). В то время как его старший брат, Георг, поступил на русскую службу, был ранен при осаде Кольберга, вышел в отставку, приобрел имение в Лифляндии близ Риги и женился на дочери соседа-помещика фон Смиттена. И таким образом стал родственником еще одного шотландца, знаменитого фельдмаршала, Михаила Барклая: его мать, Маргарита Елизавета фон Смиттен, была сестрой жены Георга Огилви.
Затем, уже в чине полковника, он выполнил несколько секретных поручений лорда Корнуоллиса. После чего в 1781 был послан с очередным заданием на юг, к генералу Джону Кемпбеллу, где был тяжело ранен во время взрыва в форте Сент-Джордж и после капитуляции попал в плен к испанцам (См.: Correspondence of Charles, first marquis Cornwallis, edited by Charles Ross. London, 1859. 3 vols).
Видимо, именно тогда дон Бернардо де Гальвес, губернатор Испанской Луизианы, предложил Андреасу перейти на службу к королю Карлосу IV. Потому что уже в 1794 году бригадир, а чуть позже marescal de campo (генерал-майор) Андреас Огилви сражался под командованием генерала Каро в Руссильоне, вместе со знаменитым Кастаньосом, и погиб в возрасте 60 лет в сражении при Росасе.
Единственному его сыну, Людовику, тогда было около 15 лет, и одно лишь известно достоверно, что он служил сначала anspesado (солдатом-дворянином), а затем segundo teniente (вторым лейтенантом) в королевском Ирландском полку (del regimiente de Irlanda), куда его устроил кузен матери (как ее звали, к сожалению, неизвестно, но именно она дала сыну такое странное имя – не Луис и не Людвиг, а именно Ludovìc), знаменитый Хосе О’Доннел, будущий граф Ла Бисбаль.

***
Это подтверждает некоторыми туманными намеками в своих записках главный судья английской армии на Полуострове Джордж Лапрент (The Private Journal of F.S. Larpent, Judge Advocate General of the British Forces in the Peninsula Attached to the Head-quarters of Lord Wellington During the Peninsular War from 1812 to its Close. London, 1853). Несомненно лишь одно – в первом списке кавалеров Военного ордена св. Фердинанда значится и фамилия Огилви, а в 1810 году он получил чин майора.
Об остальном вам расскажет сам Людовик Огилви, полковник, кавалер Военного ордена св. Фердинанда, ордена Красного Орла и ордена св. Владимира.
Проф. Банастр Тарлетон, эсквайр2.

***
Но в их мемуарах и дневниковых записях нет ни слова о испанском офицере – лишь несколько фраз в сочинении Клаузевица3, да один раз в своих записках Бенкендорф4 упоминает об «испанском офицере, состоявшем при Главной квартире». Есть лишь записка чиновника канцелярии министерства иностранных дел при английском посольстве об «очередной партии сношений Бармудезовых с его конфидентом при действующей армии»5.

1 Листок с этим отрывком был найден между страницами дневника Людовика Огилви. По всей видимости, он должен был стать частью предисловия к тексту мемуаров, над которыми кавалер долго работал, но так и не сумел закончить. Первый редактор дневников Огилви, профессор Банастр Тарлетон, предварил им издание 18** года (Здесь и далее – прим. ред.).
2 Tarleton Banastre (Editor). Journal of colonel and cavalier Ludovìc Ogilvy of the Campaign in Spain, Portugal, Russia, Germany and France 1808-1814. Ed. London: Richard Bentley; 18**. 3 vols.
3 Клаузевиц К. 1812 год. М., 1938.
4 Воспоминания А.Х. Бенкендорфа о компании 1812 г. // 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Материалы Военно-ученого архива Главного штаба. Вильно, 1903, Выпуск II.
5 Personal Memoirs and Letters of Francis Peter Werry, Attaché to the Embassies at St. Petersburgh fnd Vienna in 1812-1815. L., 1861.
Tags: Огилви, наполеоника
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сеанс магического разоблачения

    Я периодически это делаю, но жизнь показывает, что это надо продолжать делать периодически. Нужно повторять одно и то же много раз, чтобы люди с…

  • Кто кому Петрович

    Нахии и сипахии К концу XVIII века территория половины нынешней Сербии, которая, собственно, и была тогда Сербией, составляла Белградский пашалык…

  • Красный петух против черного петуха - 29

    Адская дорога на Ла-Корунью Покуда в Университетском городке "красные" и "белые" бились друг о друга грудями, высекая искры…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments