qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Крест несвятого Георгия - 17

Французские болезни и американские немочи

Пока на юге воины Континентальной армии состязались с ополченцами в беге на длинные дистанции от англичан, на севере солдаты играли в уже привычную игру "Кто не сдохнет холодной зимой". Конгресс категорически отказывался сойти с граблей - войска не получали провизию, обмундирование, амуницию и даже деньги, хотя последние обесценились настолько, что за новый доллар давали уже три старых цента. Уровень экономических познаний и всего XVIII века, и американских колоний в частности, был таков, что лучшим средством борьбы с инфляцией конгрессмены сочли остановку федерального печатного станка и передачу обязанностей снабжения войск штатам. Которые врубили свои печатные станки на полную катушку...
Так что "ужасы зимы" 1779-1780 годов в Морристауне "вполне себе догоняли" жуткости зимовки в Вэлли-Фордж двумя годами ранее. Не спасали даже крайние меры, такие, как реквизиции - фермеры злобно прятали еду или вообще хватались за ружья. «Страна, в которой всего в изобилии, допускает, чтобы армия, используемая для защиты всего самого дорогого и ценного, погибала от нехватки пищи», - возмущался генерал-квартирмейстер Натанаэль Грин. Те, кто отказывает Вашингтону в именовании выдающимся (я уж молчу про великого) полководца, должны хотя бы попытаться охватить своим мозгом (или что там у них вместо оного), что английские войска никогда не были его главным геморроем - львиная доля "выхлопа" уходила на вопросы, о которых любой европейский генерал его времени даже не задумывался: поддержание элементарных дисципины, боеспособности и просто хоть какой-то численности солдат под ружьем, чтобы англичанам было кого бояться "в чистой теории".


Генерал-лейтенант Джордж Вашингтон, главнокомандующий Континентальной армией США

Был только один плюс в суровой зиме - когда в феврале 1780 года Генри Клинтону в Нью-Йорке пришла в голову мысль покончить разом с войной, захватив Вашингтона в плен (предполагалось, что никакой иной генерал в США с его обязанностями не справится), 300 высланных для "внезапного броска" драгун утонули в сугробах, и план провалился. А когда суровые морозы сковали льдом Нью-Йоркскую бухту, уже Вашингтон приказал лорду Стирлингу с 2000 человек перейти по льду и захватить остров Стэйтен-Айленд, но британцы были предупреждены в последний момент, и операция сорвалась.
25 мая 1780 года случилось то, чего по непонятным причинам не случилось намного раньше - два коннектикутских полка Континентальной армии взбунтовались, требуя невыплаченное за 5 месяцев жалованье и угрожая "переколоть штыками" фермеров, которые отказываются отдавать им провизию. Вопреки своей обычной практике, Вашингтон после того, как офицеры уговорами вернули солдат в лагерь, не стал никого наказывать - он понимал справедливость их требований и просто выстрелил удвоенным зарядом желчи и негодования в конгресс. «Когда армия, обращенная почти в ничто (из-за истечения краткосрочных контрактов), остается порой по пять-шесть дней подряд без хлеба, а потом столько же без мяса и раз, и два, и три без того и другого, и та же самая армия не имеет достаточно одежды, чтобы прикрыть наготу, а у четверти ее нет и намека на одеяла, и это суровой зимой, но при таких обстоятельствах люди держатся вместе - это выходит за рамки понимания, и всё же это правда», - написал он в послании своему брату Джеку (Джону Огастену) Вашингтону.
10 июля 1780 года состоялось второе пришествие французов - 5000 человек пор руководством генерал-лейтенанта Жана-Батиста Донатьена де Вимё, графа де Рошамбо приплыли в Новый Свет любите их, вам крупно повезло. Граф оказался мелким (ростом), резким и желчным типом, всерьез обидевшимся на то, что не увидел нечто вроде европейской армии размером в 20 000 человек, заваленной всем необходимым (чтобы делиться и с союзниками), а также раздраженным тем, что Вашингтон не покинул армию для личного общения с ним, ведя переписку через "сопливого выскочку" Ля Файета. В общем, эта французская копия капитана Смоллета высадила войска в Ньюпорте (который англичане давно уже очистили) и принялась саботировать план совместной атаки на Нью-Йорк, который отчаянно лоббировал Вашингтон. Переписка (а потом и состоявшееся, наконец-таки, личное общение) с ним стала для командующего Континентальной армией еще одним "невидимым фронтом" 1780 года...


Граф де Рошамбо, французский тормоз командующий

Геморрои известны тем, что склонны кучковаться - в армию явился генерал-майор Бенедикт Арнольд с предписанием от военного трибунала, осудившего его за злоупотребления (финансовые и полномочиями) на посту коменданта Филадельфии, к страшному наказанию - "порицанию командующего". Также Вашингтону предлагалось найти ему уже какое-нибудь применение. Командующий "пожурил" непутевого подчиненного и, продолжая ценить его боевые качества, предложил занять пост командира кавалерии. Но Арнольд, вопреки своей репутации и удивив всех, настоял на том, чтобы его назначили комендантом Вест-Пойнта - крепости, запиравшей Гудзон, которую только что (потратив почти два года жизни) выстроил полковник-инженер Анджей Тадеуш Бонавентура Косцюшко, польский (или белорусский - несть конца оным срачам...) волонтер. Место, конечно, важное, но в виду того, что Клинтон не казал носу из Нью-Йорка, довольно бесперспективное в плане подраться.


Тадеуш Косцюшко понастроил в этой Америке всякого...

Никто в континентальной армии еще не знал, что Арнольд - агент на жалованьи, завербованный английским офицером, майором Джоном Андре, с помощью его (майора) бывшей возлюбленной, а ныне жены генерала Пегги (то бишь Маргарет - лишь одна общая буква, чудесный английский язык, не правда ли?) Арнольд, в девичестве Шиппен, вертихвостки, пудрившей мозги всем молодым офицерам в штабе Вашингтона. Обиженный на судебные преследования и препятствия со стороны гражданских властей в использовании служебного положения для набивания карманов, герой Саратоги, всё еще страдавший от раны в ноге, полученной в этой битве, обозлился на все США скопом и продался британцам "за много денег" (точнее, за обещание оных). Новые хозяева требовали важной инфы - например, планов только что выстроенного Вест-Пойнта. Когда же, став его комендантом, Арнольд выполнил это задание, ему предложили 20 000 фунтов за сдачу крепости вместе с гарнизоном.
Встретившись с Андре и обговорив детали "операции", генерал подписал ему пропуск на имя Дж. Андерсона. Но превратности войны разрушили козни шпионов - некие "патриотические повстанцИ", предпочитавшие сражениям с англичанами грабеж лоялистов (или тех, кто на них похож) на дорогах, схватили Андре, вывернули ему все карманы в поисках поживы и нашли секретные документы, после чего переслали добычу в штаб (они же патриоты, в конце концов). Арнольду, как коменданту крепости, с утреца доложили, что какого-то Дж. Андерсона поймали и отправили в штаб Вашингтона. Герой войны выскочил из-за стола, кинув жену и сына, и молнией метнулся к англичанам. В руках Вашингтона оказался лишь Андре, которого разозленный и удрученный ("и кому теперь можно верить?") командующий приказал повесить, как шпиона, вопреки возмущениям всего прогрессивного английского человечества и самого Андре, требовавшего расстрела (я, дворянин, я офицер!). Ну а Пэгги с ребенком (устроившую потрясающую сцену безумия "от того, что муж признался ей в измене родине", причем однодневного, на глазах Вашингтона), отослали к отцу в Филадельфию, откуда уже конгресс "позорно изгнал" ее к мужу иди, женщина!. Ее истинная роль в событиях тогда никому не была известна и стала достоянием общественности намного позднее.

   
Пэгги Шиппен-Арнольд (с сыном) и Джон Андре (автопортрет перед казнью)

После епического поражения под Камденом конгресс униженно приполз на брюхе к Вашингтону и, виляя хвостиком, смиренно попросил назначить нового командующего в Южную армию (которую надо было создавать фактически с нуля). Тот предложил Натанаэля Грина (оторвав от сердца практически), но сам Грин неожиданно уперся, заявляя, что "не имеет способностев" - пошлите туда Нокса, вот человек, перед которым исчезают все препятствия! Вашингтон флегматично ответил - вот потому он и нужен мне тут самому. Грин отбыл на Юг, сокрушаясь о своей незавидной доле, навстречу славе и бессмертию...

Tags: Несвятой Жёджь
Subscribe

Posts from This Journal “Несвятой Жёджь” Tag

  • Крест несвятого Георгия - 20 (финал сезона)

    Победа, несмотря на лягушатников Пока на Юге и в Виргинии "творились дела", Вешингтон изо всех сил пытался столкнуть с жопы засевшего в…

  • Крест несвятого Георгия - 19

    Север и Юг "Бессмысленность существования" в Нью-Йорке угнетала британского командующего Генри Клинтона, и он ухватился за…

  • Крест несвятого Георгия - 18

    Французские болезни и американские немочи Пока на юге воины Континентальной армии состязались с ополченцами в беге на длинные дистанции от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment