qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Крест несвятого Георгия - 12

Тайные козни ЗОГа

Один из основных законов военного искусства гласит - чем дальше от поля боя, тем концентрация гениев стратегии и тактики плотнее. Больше всего знают и отважнее всего рассуждают о войне и сражениях те, кто в них никогда не участвовал. И американцы конца XVIII века отнюдь не были исключением - если на поле боя такие уже опытные и мастеровитые генералы, как Натанаэль Грин, Израэль Патнэм или лорд Уильям Стирлинг частенько всё еще не находили ответа на вопрос "как надавать англичашкам жару?", то такие мощные полукабинетные (Хорэйшо Гейтс и Чарлз Ли) и кабинетные (Джон Адамс или делегат конгресса от Пенсильвании Бенджамен Раш) умы уже давно поняли - всё дело в командующем. Слабый, неспособный, некомпетентный - все эти слова означенные персоны пока стеснялись говорить о победителе при Гарлемских высотах, Уайт-Плэйнс, Трентоне, Ассунпинк-Крик и Принстоне в лицо, но обменивались ими в личных беседах и переписке. И вскоре выразителем (и весьма громким) их общего мнения стал генерал-майор Томас Конвэй (Конуэй) - циничный и рассчетливый ирландец, решивший сделать карьеру на дружбе с Гейтсом и критике Вашингтона.


Генерал-майор Томас Конвэй

Конвэй прибыл из Франции, где за двадцать лет смог дослужиться до полковника, и в мае 1777 года прибыл в Америку, требуя для себя чина бригадного генерала. Вашингтону он сразу не глянулся, и тот был против назначения, но Конвэй смог завоевать симпатии Гейтса и некоторых членов конгресса, так что генералом таки стал. Он участвовал в сражении у Джермантауна в роли командира бригады, и участвовал так плохо, что Вашингтон поспешил сплавить его в тыл. Но там ирландец развил бурную деятельность, сумев убедить некоторых "отцов отечества", что является компетентным офицером и "кумиром армии" ("совсем как Гейтс и Ли!").
7 октября 1777 года Северная армия Гейтса одержала победу над войсками Бёргойна, вторгшимися из Канады, во 2-м сражении у Саратоги (Бёмис-Хайтс), а 17 октября загнанный в леса без снабжения и пути безопасного отступления Бёргойн капитулировал. Победу на самом деле одержали генералы Даниэль Морган и Бенджамен Линкольн, а более всех - Бенедикт Арнольд, нарушивший прямые приказы Гейтса тупо стоять и ничего не делать, и поднявший войска в атаку. Но поскольку накануне Арнольд посрался с Гейтсом до состояния отстранения от командования (так что в атаку он войска повел не только без приказа, но и без должности, а они за ним пошли исклчительно из веры в него и его харизму), то в донесениях о победе он даже не был упомянут. Впрочем, как и Морган с Линкольном - Гейтс не захотел делиться случайно доставшейся кучей славы ни с кем.


После Саратоги Хорэйшо Гейтс получил свои далеко не пять минут славы...

Естественно, ни общественное мнение, ни конгресс подробностей не знали - для всех них победителем был генерал Гейтс, он мгновенно вознесся в национальные герои 80-го левела и военные гении всех времен. И тут Конвэй развил кипучую деятельность - его стараниями Гейтса избрали предедателем военного совета (которому теперь подчинялся главнокомандующий). Еще одним членом совета стал "герой" Нью-Йоркской кампании генерал-майор Томас Миффлин, разделявший взгляды "военно-кабинетной элиты" на Вашингтона, а сам Конвэй получил чин генерал-майора и пост главного инспектора армии - человека, отвечавшего за контроль над расходованием средств и обучение войск. К "группе товарищей" примкнули Бенджамен Раш, влиятельный конгрессмен из Виргинии Ричард Ли и генерал де Кальб. Складывалось сильное "военно-гениальное лобби", питавшее недвусмысленную неприязнь к Вашингтону.


Ричард Генри Ли - великий "гражданско-военный" ум из Виргинии

Главнокомандующий не был интриганом - не до того было все эти трудные годы. Но тут интересы личные совпали с общественными - допустить до руководства войсками таких давно уже в его глазах потерявших свою компетенцию людей, как Гейтс, Чарлз Ли или Конвэй, было губительно и для Вашингтона, и для революции. И не важно было даже то, что когда-то ко всем ним (кроме, наверное, Раша и Конвэя) генерал относился с симпатией, а они интриговали за его спиной. Важно было не дать им добиться результата.
Помог счастливый случай (Вашингтон умел стойко сносить удары судьбы, и потому она его сама периодически баловала) - в письме к лорду Стирлингу адъютант Гейтса, полковник (но еще очень юный и явно не очень трезвый) Джеймс Уилкинсон, проговорился о намерениях "заговорщиков" сместить Вашингтона. Стирлинг, куда больше тех, кто околачивался по штабам, знавший и ценивший командующего, предупредил того, и он нанес свой удар - потребовал от Гейтса официальных объяснений по поводу "заговора Конвэя" (Вашингтон намеренно сгустил краски, назвав неоформленные "телодвижения" спланированным заговором против командующего армией во время войны, едва ли не государственной изменой). А заодно разослал подобные же послания многим конгрессменам и политикам.


Дом генерала Гейтса в городе Йорк, где проходили, по уверению Вашингтона, совещания ЗОГа "клики Конвэя"

Трудно сказать, действовал командующий под влиянием эмоций, или всё тонко рассчитал, зная характер Гейтса. Который предпочел, как во многих других случаях, испугаться и отступить, нежели рискнуть и вступить в открытую схватку. "Герой Саратоги" стал мямлить и гундеть, что это "цитаты из частной переписки, вырванные из контекста", и даже пытался обвинять адъютанта Вашингтона, полковника Александера Гамильтона (Хэмилтона) в краже писем - но был уличен "показаниями" Стирлинга. Скандал показал, что "клика" была куда более готова чесать языками и строить планы, нежели делать что-то реальное - все они поспешили разбежаться по углам и сделать вид, что "а мы тут не при чем!". Хоть репутация Вашингтона и не была восстановлена (это случится несколько позже "естественным путем"), но сомнения в его праве занимать пост командующего Континентальной армией были рассеяны.
"Козлом о[т]пущения" сделали Конвэя, вынужденного оставить свой пост главного инспектора, а позднее, в марте 1778 года, уволиться из армии. Из мелкой мстительности он продолжал чесать языком, пока 22 июня 1778 года его не вызвал на поединок командир Филадельфийского ополчения Джон Кадваладэр (Кэдуоладэр) и не прострелил ему рот... Конвэй выжил (он доживет до 1800 года), но репутация его в Америке погибла.


Джон Кадваладэр - завалил хлебало кабану сделал дело, можно с семьей гулять смело...

Tags: Несвятой Жёджь
Subscribe

Posts from This Journal “Несвятой Жёджь” Tag

  • Крест несвятого Георгия - 20 (финал сезона)

    Победа, несмотря на лягушатников Пока на Юге и в Виргинии "творились дела", Вешингтон изо всех сил пытался столкнуть с жопы засевшего в…

  • Крест несвятого Георгия - 19

    Север и Юг "Бессмысленность существования" в Нью-Йорке угнетала британского командующего Генри Клинтона, и он ухватился за…

  • Крест несвятого Георгия - 18

    Французские болезни и американские немочи Пока на юге воины Континентальной армии состязались с ополченцами в беге на длинные дистанции от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment