qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Сага об Олифанте (консервация)

Вот на этом всё пока и заканчивается - в виду кризиса. Мирового финансового, творческого и смысла жизни. Творчество не должно становится актом самоистязания. Так что приключения Олифанта становятся на консервацию. Всем сорри, всем спасибо...

9.

Шарпантье напал в самом уязвимом месте – на переправе у заброшенной водяной мельницы. Она уже более сотни лет стояла пустой, и каждый шаушпиленбуржец привык к тому, что мост обвалился, и никто через реку там не ездит. Но сваи, хоть и подгнившие, остались, так что саперы батальонов вместе с взводом понтонеров за какую-то пару часов смогли навести надежную переправу, и французы устремились к городу. Сопротивления они не встретили – обнаружившие их движение разведчики ретировались за стену.

Однако в ту ночь Шаушпиленбургу не суждено было быть взятым штурмом. Под белым флагом к приближающимся французским вольтижерам выехал риттмайстер в красном мундире и потребовал разговора с генералом. От него Шарпантье узнал, что Рокамболь арестован, и если его отряд продолжит движение вперед, а не уйдет за реку, то первое, что он встретит на пути – тело барона на городских воротах. Ни одно из правил войны не запрещало поступать так со шпионом, пойманным без мундира.

Впрочем, бригадир Олифант соглашался отпустить Рокамболя через два дня, если французы уйдут за реку. Его единственно верной стратегией сейчас было выигрывать время, а единственным козырем – французский агент. Шарпантье колебался, склоняясь к тому, что труп шпиона – не самая большая плата за выполнение приказа маршала и императора как можно быстрее взять Шаушпиленбург. Но тут к нему прибыли под белыми же флагами два курьера – шведский и датский. Они, не сговариваясь, требовали те же два дня, обещая, что по их истечении их солдаты уйдут из окрестностей города, в противном же случае присоединятся к его защитникам (полковник Баггесен поступал так из благодарности хеера Нюбю за свое спасение, а полковник Ёрта – по приказу Карлсона, «дружески удержанного» ополченцами Олифанта).

А три батальона регулярных войск – это был довод, отмахнуться от которого старый солдат Шарпантье не рискнул. В конце концов, точных сроков никто не ставил, всё вообще зависело от успеха миссии Рокамболя, и не факт еще, что после ее провала городок так уж был необходим. И два полка французов утром вместе с туманом уползли обратно за реку, где через два дня их и встретил отпущенный из подвала ратуши Рокамболь.

Шарпантье видел на своем веку достаточно шпионов, и знал, что благородство и благодарность – не их черта, они не офицеры (хотя и офицеры через одного были народ подлый и мелочный). Так что не удивился тому, что барон, дергая усами, как припадочный, приказал, несколько раз повторив (как будто с первого было непонятно) сравнять этот вшивый городишко с лица земли, а всех тех, кто не будет застрелен – заколоть штыками. Кроме бригадира и риттмайстера – их нужно взять живьём…

Генерал служил давно, и прекрасно знал, как справляться с такими припадками. В самом деле, не устраивать же посреди Европы турецкую резню! Так что он попросил у шпиона письменного приказа. И тот стух даже раньше, чем можно было ожидать – молча собрал свои пожитки и манатки и исчез по направлению к главной квартире Даву. Оставив Шарпантье выполнять первоначальный приказ взять Шаушпиленбург – но уже без повторения Варфоломеевской ночи.


Tags: Олифант
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments