qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

"Английский шпион" Роберт Вильсон



Сэр Роберт Вильсон (так принято в нашей литературе, хотя "на самом деле", конечно, скорее Уилсон) вот уже 200 лет живет в трудах большинства русских историков войны 1812 года как "английский шпион" со всеми прилагающимися эпитетами и клише. Хотя на самом деле трудно было найти другого человека, чей открытый, эмоциональный и увлекающийся характер был бы так противоположен ремеслу "неблагородного разведчика"...
Роберт был третьим сыном (и четвертым ребенком) Бенджамена Вильсона, художника-гравера, увлекавшегося опытами с электричеством (и получившим за них медаль Королевского научного общества). Рано осиротев, жил в доме дяди, одного из лидеров вигской оппозиции. Что не помешало его сестре Фрэнсис Босуэлл похлопотать за него перед главнокомандующим, герцогом Йоркским, и вьюнош получил чин корнета 15 драгунского полка (легкого), с которым почти сразу отправился на "всамделишнюю войну" во Фландрию - 24 апреля 1794 года Вильсон и еще два эскадрона англичан приняли участив в одной из эпических и невероятных схваток, бою у Вилле-Коше. 4 эскадрона австрийцев и англичан, общим числом 300 человек, защищая императора Священной Римской империи Франца II, атаковали французскую дивизию числом 7000 человек и опрокинули ее - 1200 убитых, раненых и пленных, 5 захваченных орудий. Император не забудет подвиг 8 британских офицеров, и в 1800 году пожалует каждому из них крест ордена Марии-Терезы и титулы баронов империи, а Георг III, чтобы не отстать от коронованного собрата, пожалует их титулами рыцарей-башелье (современный рыцарь БИ, род личного дворянства).
До конца войны Вильсон, принимавший вместе с полком участие почти во всех крупных боях, сумел отличиться еще раз: в сентябре 1794 года вместе с капитаном своего полка и несколькими драгунами скрытно проник во французскую штаб-квартиру и выкрал из нее адъютанта генерала Вандама и двух жандармов. За все эти подвиги в октябре 1794 года он получает чин лейтенанта. А в сентябре 1796 года, уже вернувшись в Англию, становится капитаном, получает эскадрон и, воодушевленный служебным ростом, женится на дочери своего полковника, Джемайме Бэлфорд.
В 1798 году Вильсона направляют в Ирландию, где восстали католики. Он служит в "оперативно-разведывательном отделе" штаба генерала Сент-Джона. Впрочем, из этой весьма кровавой и жестокой кампании молодой офицер вынес живое участие к ирландцам и католикам, за права которых впоследствие энергично боролся.
15-й драгунский принял участие в кампании 1799 года в Голландии, и Вильсон из Ирландии поспешил к нему, приняв участие во всех боях, но особой славы и успехов, как и весь экспедиционный корпус, не снискав. Впрочем, там английский офицер впервые увидел русских солдат из корпуса Германа, и они снискали его уважение как стойкие и отважные воины.
Затем Вильсон захотел принять участие в боевых действиях корпуса генерала Аберкромби, который должен был высадится на юге Италии. Для чего выправил себе патент майора в довольно примечательном полку - гусарском фон Гомпеша. Это был, вопреки названию, конно-егерский полк, составленный из французских эмигрантов и немцев. Он принимал участие в кампании в Ирландии, где, видимо, и обратил на себя внимание Вильсона. Чтобы присоединиться к своей новой части, новоиспеченный майор должен был проехать всю Европу с "попутными" дипломатическими поручениями - в вену к английскому послу, затем к лорду Бентинку, бывшему при армии австрийцев в Италии, а потом в Неаполь.
К моменту "воссоединения" Вильсона с полком фон Гомпеша цели экспедиции Аберкромби изменились - англичане должны были высадиться в Египте, откуда только что сбежал Бонапарт, и принудить французскую армию к капитуляции. Майор участвовал в сражении у Александрии, где погиб Аберкромби, а затем отправляется с отрядом на Ионические острова. А после подписания капитуляции французов возвращается в Англию. За "подвиги и приключения в земле Египетской" майор "эмигрантской службы" получает от турецкого правительства свою вторую (но не последнюю) иностранную награду - орден Полумесяца.
И тут в нем открывается еще один дар - сочинительства. В Англии молодой майор быстро пишет "Историю британской экспедиции в Египет", ставшую бестселлером и принесшую ему моментальную славу. Бонапартисты всего мира дружно ненавидят эту книгу: в ней Вильсон обвинил Бонапарта в расстреле пленных албанцев в Яффе, сдавшихся под честное слово, а также в отравлении французских больных чумой в этом же городе. По поводу первого споры вроде бы как еще идут, о втором доказали, что это слухи, но писатель был уверен, что повествует о чистой правде. И "яффские приказы" будут вспоминать Бонапарту на протяжении всей его последующей жизни.
Следующая книга, "Исследование нынешнего состояния военных сил Британской империи и соображения относительно их реорганизации", снова имела шумный успех - виги использовали ее для нападок на правительство. А сам майор задумал... перевестись в российскую службу. И имел по поводу этого намерения беседу с послом Воронцовым. Тот отговорил кавалериста - в российскую службу иностранцев принимали на чин ниже, требовалось знание русского языка, да и жалование было вполовину меньшим, чем в британской армии. Но зато Вильсон свел знакомство, переросшее в дружбу, с Воронцовым и его сыновьями - видными аристократами-англофилами.
Карьера "шла сама собой" - в 1804 году Вильсон получает патент подполковника 19-го драгунского полка, с переводом сразу в 20-й драгунский, с которым участвует в экспедиции в Капскую колонию.
По возвращении из Африки в Европу подполковник сэр Роберт Вильсон получил в ноябре 1806 года назначение в дипломатическую миссию при прусском дворе. Двор, правда, уже был небольшим и находился в Кёнигсберге - французы маршировали по Польше, и сдерживала их только русская армия. Куда и направился энергичный англичанин. В короткое время он сдружился с "нужными" людьми в командовании - М. Воронцовым, Платовым, Багратионом, самим Беннигсеном. Кипучая натура не могла сидеть без дела - Вильсон постоянно отирался на аванпостах, в передовых линиях, а во время сражений всё время требовал для себя "дела". За храбрость и распорядительность в сражении у Прёйсиш-Эйлау он был удостоен в итоге ордена св. Анны. Уважение, завоеванное им среди русских военных, здорово поможет потом в 1812 году.
После Тильзитского мира англичанин вернулся на родину, но ненадолго - в ноябре 1807 года его посылают с дипломатической миссией в Санкт-Петербург, прощупать настроения в России касательно Англии. Официально получилось "не очень" - ни царь, ни канцлер Румянцев-мл. Вильсона не приняли. Зато столичный бомонд рвал его на части, и он стал "самым модным человеком сезона", не просто затмив, а стерев с неба только что прибывшего посла Франции Савари, которого фрондирующая аристократия приняла чуть лучше, чем трубочиста. Поговаривали даже, что англичанин стал любовником знаменитой впоследствии "аристократки-шпионки" Дарьи Ливен. А когда Вильсон "по своим каналам" узнал о том, что вот-вот будет объявлена война со Швецией, то он совершил "северный пробег" - проигрывая официальному курьеру 36 часов, он по льду Ботнического залива прибыл в Стокгольм, опередив курьера, а затем так же быстро прибыл в Лондон, подняв премьер-министра Каннинга из постели известием о грядущей войне. Благодаря этому англичане смогли заблаговременно арестовать российские суда и направить корабли на Балтику.
А в новом 1808 году Вильсону нашли новое дело. На средства британского правительства был сформирован Лузитанский легион - 3000 бывших (и страна развалилась, и армия) португальских солдат, которые должны были "взаимодействовать" с армией Уэлсли (потом Мура, потом снова Уэлсли) в Испании. Вильсон получил чин генерала армии Португалии, но от денежного содержания отказался. Отряд партизанил, хаотично перемещаясь по Испании вслед за английской армией. В один момент "лузитанцы" были всего в 9 милях от Мадрида, изрядно перепугав "короля Хосе", в другой, после сражения у Талаверы, были отрезаны и практически окружены, но сумели выкарабкаться. 8 августа 1809 года Вильсон дрался в Баньоском проходе аж против самого Нея, правда, легион вынужден был отступить.
А зимой 1810 года Лузитанский легион расформировали - он влился в будущую армию Португалии "нового образца", которую муштровал Бересфорд. Вильсону для "подслащения пилюли" дали португальский орден Башни и Меча, а также произвели в британские полковники и сделали адъютантом короля.
(Продолжение следует)
Tags: наполеоника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments