qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Джиерджи Кастриота и прочие албанцы - 8

Кто начинает, тот и проигрывает

До сих пор стратегия, приносившая Гьергу Кастриоти победу за победой, строилась на двух китах - османы посылают небольшую армию, албанцы ее разбивают. В 1450 году, когда Мурад II пошел на "срыв шаблона", приведя большую армию, сражения и не было - албанцы смогли лишь отсидеться за стенами Круи. Но после победы у Поллога в 1453 году командующий Лежской лиги почувствовал за спиной крылья, что он может наконец-то и перейти в наступление. 1454 год он потратил на подготовку - съездил в Рим и Неаполь, получив поддержку папы и короля Альфонса, а также арагонские пушки и наемников. И в июле 1455 года 15-тысячное албанское войско направилось в Южную Шкиперию, где осадила Берат.


Османы, охреневающие от шкиперской наглости

Пушки и численный перевес войск Лежской лиги делали свое дело - османский комендант согласился сдать крепость, если в течение определенного времени не придет помощь со стороны султана - обычная по тем временам процедура, позволявшая немного потянуть время и "спасти лицо" гарнизона. Кастриоти согласился, но совершил роковую ошибку - решил поймать "второго зайца", уйдя с частью сил к другой крепости. У Берата остались его союзники Гьерг Арианити, Моис Арианити Големи и Врана Конти, но старшим над ними пришлось сделать Музаки Топию, наследника принцепсов Музаки, ранее владевших Бератом.
И тут "вдруг откуда не возьмись" появилась 25-тысячная армия Иса-бея, напавшая на осаждавшие Берат отряды. Только Врана Конти смог удержать свои позиции, остальные были сильно потрепаны и потеряли в общей сложности 5000 человек. Вернувшийся Кастриоти смог спасти войско и остановить турок, но от взятия Берата пришлось отказаться и уйти, несолоно хлебавши. Самое же печальное - одна из трех "правых рук" командующего, Моис Арианити Големи, перешел на сторону османов, предав "белое дело".
Увы, но как следует воспользоваться плодами своей первой победы над "Скандер-беем" султан Мехмет II оказался не в состоянии. Он с упорством идиота (все иные слова уже исчерпаны) снова послал в 1456 году в Албанию... всего 15 000 человек. Все надежды турок были на ренегата Моиса Големи, который эту армию возглавлял. Однако ученик учителя не превзошел - 18 мая 1456 года Гьерг Кастриоти разгромил османов во 2-м сражении у Ораника. Хуже же всего было то, что Големи, вернувшийся в Стамбул, встретил там более чем прохладный прием (будто бы на самом деле был виноват в том, что султан с самого начала войны с Лежской лигой юзал ослиную стратегию "малых пакетов"), который вдохновил его... вернуться в Шкиперию, бухнуться на колени перед Кастриоти и попросить "полного пардону". Учитель согласился, вернул ученику его владения и принял обратно под крыло.


Хамза-Бранило Кастриоти

Но предательство - такая зараза, что, появившись раз, просто так не проходит. В 1455 году у Гьерга Кастриоти наконец-то родился сын - Гьон. Радость, веселье и праздники не затронули одного человека - племянника командира (и кузена новорожденного) Хамзу Кастриоти. До сей поры он, отрекшись от ислама и даже приняв новои имя - Бранило, усердно служил Лежской лиге. Но как сын старшего брата Кастриоти Станиши оставался наследником семейного княжества. С рождением же Гьона он этот статус утратил. И это так сильно задело душу сурового воина, что он сбежал в Стамбул, вернулся в ислам, снова стал Хамзой и вместе с Иса-беем в 1457 году возглавил очередной поход на Албанию. Но на сей раз полчища наконец-то были нещислимыми - трудно сказать, сколько именно, сами албанцы щедрой рукой пишут "где-то 50-80 000". И хуже всего было то, что оба командира хорошо были знакомы с тактикой и стратегией шкиперцев и самого Кастриоти...

Tags: Истории государств нероссийских, Кастриоты и Кастриоти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments