qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Корсиканское Чудовище: мухи и котлеты - 2

Едем дальше.

Принято не спорить с тем, что Его Корсиканство-де был военно-административный гений. Он-де знал по именам каждого солдата, в день выхода из Парижа ткнул пальцем в Аустерлиц на карте и сказал "тут всё и завершим", спал по четыре часа в сутки... В большинство этих мифов не верят уже и самые осторожные из бонапартиЗДов. Но "ширнармассы" всё еще раскрывают рот. Тогда как... Да, у Корсиканца была хорошая, даже отменная память. Это позволяло ему работать с документами, держать в уме "сложные многоходовки" и, в итоге, замкнуть все вопросы управления империей на себя.

К чему это приводило в итоге? Правильно, к хренотне. К такой, что лично император выслушивает доклад об осушении болот в Фонтенбло и лично пытается проверить расчеты инженера (ошибается и начинает снова); определяет размеры торговых пошлин и объемы хлеботорговли империи в боевом лагере под Смоленском; детально предписывает, что и как делать королям Неаполя, Испании, Голландии и Вестфалии в их собственных владениях; за маршалов Франции и высших сановников империи определяет, на ком им жениться... Складывается устойчивое ощущение, что Его Корсиканство истово верил в то, что он один такой умный в стране, и без него последний плотник забудет, как строгать бревно.

Ну и системы, выстроенные с таким подходом, понятное дело, мгновенно переставали работать, когда лишались своего "главного элемента". В 1809 году, пока император ехал из Испании, его лучший и наикомпетентнейший штабист Бертье едва не завалил всю кампанию в Германии. В 1812 году, когда во главе армии был оставлен не самый компетентный, а "самый родной императору" шурин Иоахим Неаполитанский, войско быстро превратилось в неуправляемое стадо. В 1813 году никто не отдал приказ идти подкреплениям к преследовавшему союзников Вандаму - потому что его не отдал император. В 1815 году ситуация повторилась после Линьи. Да чего уж там, пресловутая работоспособноcть тоже была мифом - работавший с раннего утра Узурпатор "отрывался" вечером на спектаклях, во время которых откровенно дрых (м-м Ремюза).

Слабым местом была и кадровая политика. В 1804 году количество людей, получивших жезл маршала Франции за дело, примерно равнялась тому, кто "не сосал, а подарили", а еще такое же количество заслуженных военных его так и не получили. Любимый шурин Мюра[т] императора предал, многолетний министр иностранных дел Талейран "подрабатывал" российским шпионом, "обер-полицай" Фуше "воткнул в спину нож", тесть Франц спокойно "слил" зятя ради "торжества справедливости", как и сделанный им же кронпринцем Швеции Бернадот. "Из всех моих маршалов управлять армией в 30 000 человек умеют только герцог Далматский и Сен-Сир!" - кричал сам Аполион в санях под Сморгонью. Хотя это он не взял в Россию лучшего из маршалов - Массену, это он отстранил от всех дел Брюна, это он выгнал из страны Моро.

Сюда же "отдельно" идет и военно-морская политика. Революция жестоко прошлась по офицерским кадрам флота - если во время Войны за независимость США французы на море бились с англичанами на равных, то теперь соотношение один к полутора гарантированно давало... поражение. Какой должна была быть морская стратегия в таких условиях? Наращивание потенциала, подготовка кадров и "малая война". Но амбиции требовали ни много, ни мало завоевания Англии, что и привело к закономерному итогу - Трафальгарскому побоищу. А что говорить и чего ждать от человека, так до конца жизни и не понявшего, почему противный ветер мешает флоту прибыть из пункта А в пункт Б "ровно в три нуль-нуль"? Всё даже хуже - "Булонский смотр", когда корабли налетели на скалы, потому что ампиратор хотел "пусть красиво так мимо проплывут" вообще дает основания говорить о поражении участков головного мозга, отвечающих за переход с суши на воду.

В общем, констатируем - Его Корсиканство был обыкновенным авторитарным патриархом, чрезмерно переоценивавшим свои способности и выстроившим крайне неэффективную систему управления, которая развалилась сразу же, как исчезла возможность ему самому решать каждый мелкий вопрос.

Остается что? Великий (и ужасный) Кодекс... О нем и поговорим позже.



Tags: НабросЪ, наполеоника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments