qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

генералы Веллингтона. Томас Пиктон (1758-1815)



Томас Пиктон родился валлийцем - о чем не устают до сих помнить в Уэльсе (наверное, он был бы в первой десятке "лучших полководцев Уэльса", если бы кому-то вдруг вздумалось составить такой список). Он появился на свет в Пембрукшире, младшим сыном сквайра Томаса Пиктона. В 1771 году зачислен прапорщиком в 12-й пехотный полк, шефом которого был его дядя, генерал-лейтенант Уильям Пиктон, но служить в нем начал только несколько лет спустя, когда закончил учебу. Полк тогда располагался в Гибралтаре. В марте 1777 году получил чин лейтенанта, а 26 января 1778 года стал капитаном в 75-м Принца Уэльского пехотном полку. Отличился при осаде Гибралтара испанцами, и ему даже был обещан чин майора. Но в 1783 году полк был расформирован, следующего чина Пиктон не получил и отправился в поместье своего отца, где провел 11 лет в праздности и безделье.
Случай продолжить так досадно оборвавшуюся карьеру представился в 1794 году, когда друг семейства Джон Вон был назначен главнокомандующим в Вест-Индии. Томас стал его адъютантом и получил капитанскую должность в 17-м пехотном полку, а вскоре сделался майором в 58-м пехотном. В 1795 году, правда, Вона заменил Ральф Аберкромби, но Пиктон и у него оказался на хорошем счету. Валлиец отличился при штурме Сен-Люсии и стал лейтенант-полковником 56-го пехотного полка, а затем был отмечен за штурм Сент-Винсента. После захвата острова Тринидад в 1801 году Томас Пиктон стал его губернатором, а 22 октября этого же года произведен в бригадные генералы.
Вот только губернатором он оказался не лучшим. Военно-казарменное "дисциплинен палка-палка бить" раздражало местное население, которое Пиктон к тому же подозревал в попытках вернуть остров Испании. В спекуляции рабами и земельными участками была замешана его любовница-мулатка. К тому же губернатор покровительствовал крупным плантаторам, а сменивший министерство Питта-младшего кабинет Аддингтона был против расширения плантаций на Тринидаде. в 1802 году на остров был послан "старший губернатор" Фуллартон, "вторым" стал адмирал Сэмюел Худ, а Пиктон - только третьим. Фуллартон почти сразу с валлийцем поцапался, и стал под него копать. В итоге раскопал довольно неприятную историю - жалобу мулатки Луизы Кальдерон на бесчеловечное обращение и пытки.
Луизе было всего 14 лет, когда ее схватили по обвинению в том, что она укрывает от администрации золото ее отца (осужденного как "испанский шпион"). Без санкции суда губернатор разрешил применить к ней "третью степень допроса". То ли он имел в виду попугать ее, а подчиненные его не поняли и перестарались, то ли всё с самого начала "так и было задуманно" - девочку пытали, подвесив за связанные вместе ногу и руку, причем другая нога стояла на деревянном шипе. Но так ничего и не добившись, в итоге отпустили.
Фуллартон довел результаты своих изысканий до правительства, а также вывез Луизу Кальдерон в Англию как "живого свидетеля тиранства и деспотизма". В 1803 году Пиктона сняли с поста губернатора Тринидада, а в декабре - арестовали. Чтобы выйти под залог, ему пришлось внести целое состояние по тем временам - 40 000 фунтов. Половину внес сам Пиктон (в 1803 году он получил большое наследство умершего дяди), половину - друзья-плантаторы. Но разбирательство в суде вышло громким и скандальным. Бывшему губернатору удалось откреститься от всех обвинений Фуллартона - кроме дела Луизы Кальдерон. Адвокат Уильям Гарроу ("тот самый, который" стал героем телесериала ВВС "Закон Гарроу") представил суду саму Луизу, которая со слезами поведала подробности перенесенных ею пыток. Более того - с ее слов сделали гравюру (чтобы почтенные судьи поняли "как это оно было на самом деле"), и она разошлась в листках по рукам. Лондонское общество было шокировано.



В итоге получилась "ничья" - в уголовном суде Олд-Бэйли Пиктон дело проиграл и был признан виновным, но в следующей инстанции, Суде Королевской Скамьи, его жалобу удовлетворили и постановили дело прекратить. Однако репутация генерала была подмочена основательно, и в будущем ему это еще аукнется.
Злой на всех Пиктон сидел в поместье. Но "время лечит", и о нем вспомнили - на исходе 1808 дали чин генерал-майора, а летом 1809 разрешили участвовать в экспедицию на остров Валхерен. Правда, в странном качестве - коменданта захваченной крепости Флиссинген. Видимо, командующий экспедицией лорд Чаттам был вдохновлен его суровостью на посту губернатора Тринидада - в военное время такая крутось могла выглядеть даже полезной. Когда же кампания на Валхерене бесславно завершилась, о валлийце вспомнил сам Веллингтон - и пригласил в 1810 году возглавить 3-ю дивизию.
Так началась карьера "железного комдива Железного герцога". Правда, дебютировал Пиктон неудачно - во время боя у реки Коа он отказался поддержать Легкую дивизию Роберта Кроуфорда, ссылаясь на отсутствие письменного приказа от Веллингтона. Но уже в сражении при Бусаку стойкость 3-й дивизии стала решающим фактором победы и заслужила похвалу Железного Пэра. За это он был произведен в генерал-лейтенанты. Отличился Пиктон и в сражении у Фуэнте-Оньоро.
С тех пор "сражающаяся тройка", как окрестили 3-ю дивизию, принимала участие во всех крупных сражениях Пиренейской войны. После кровавого штурма Бадахоса Пиктон, сам раненый на стене, раздавал всем выжившим солдатам участвовавших в штурме частей по гинее. Рана заставила его вернуться на лечение в Англию, но в апреле 1813 года валлиец вернулся, и во главе дивизии сражался у Виттории. Во время контрнаступления Сульта ("сражение за Пиренеи) он сплоховал под Сорореном, заслужив, в числе прочих, злобного замечания Веллингтона: "Без меня они способны делать только глупости". Но в целом Железный Пэр признавал, что если Пиктон и не имеет особого дара к самостоятельному командованию, как Грэм, Хилл или Бересфорд, то подчиненный из него - лучший.
Не менее, чем храбростью и распорядительностью в боях, Томас Пиктон прославился своей оригинальностью. Он не любил мундир и не надевал его никогда, кроме официальных торжественных случаев. И вообще не следил за внешностью - брился нерегулярно, а на поле боя мог появится в пальто и ночном колпаке, сжимая в руке зонтик, которым немилосердно колотил отступавших солдат ("все уважали его мужество и боялись его вспыльчивого темперамента"). И главное - также пофигистически относился к внешнему виду своих солдат, за что 3-я дивизия была часто называема "Грязной бандой".
В начале 1814 года Пиктона захотели сделать командующим англо-испанскими войсками в Каталонии, где Сюше успешно отбивал все атаки союзников. Но Веллингтон не захотел расставаться с лучшим командиром дивизии. Зато после окончания войны Пиктона "обошли" - в отличие от многих других генералов армии Веллингтона (Бересфорда, Грэма, Хилла, Стэплтона Коттона), он не был произведен в пэры, ему "достался лишь" Орден Бани. Время прошло, но судебное разбирательство по делу Луизы Кальдерон так до конца и не было забыто.
В 1815 году Веллингтон снова поручает ему дивизию - на сей раз 5-ю, англо-ганноверскую (с "Шотландской бригадой" Дэнниса Пэка). При Катр-Бра Пиктон, в неизменном сюртуке и цилиндре, а также с зонтиком, отбивает несколько французских атак. А при Ватерлоо поднимает свою дивизию в знаменитую контратаку, в время которой получает смертельное ранение. Существует много легенд о его смерти - валлийцы верят в то, что за мгновение до гибели пушечное ядро снесло с головы Пиктона цилиндр, а в его семье были уверены, что он погиб от пули в затылок, выпущенной "благодарными" подчиненными. В любом случае, сэр Томас Пиктон стал самым старшим по званию офицером, погибшим в сражении у Ватерлоо.
Tags: наполеоника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment