qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Кровь и песок. Часть III.

Оригинал взят у cyrill_k в Кровь и песок. Часть III.
Дисклеймер: описывать подробно все стычки за колодец, оазис и три хибары с двумя палатками я не буду, кому интересны детали скажу где искать.
Стратегическое положение турок в феврале 1915 года было явно не самым завидным, "Огненное кольцо фронтов" было для них не эвфемизмом, а суровой реальностью. На Кавказе дела шли катастрофически плохо, в Междуречье британцы медленно расползались вокруг Басры, а сопротивляться им было фактически не чем (хотя очередной безумный план на этот счет у турок уже был), на Синае турки отскочили малой кровью, но было понятно, что главные бои еще впереди. В Европейской части империи было тоже не все спокойно, драгоценные проливы под угрозой с обеих сторон, а позиция старых врагов греков были явно на стороне Антанты и казалось, что открытие еще одного фронта во Фракии лишь вопрос времени. Туркам надо было снизить давление хоть где-то и желательно малой кровью. И тут они вспомнили о Ливии.

В 1911 году, после объявления Италией войны Османам те быстро поняли, что оборонять Ливию практически нечем, но молодые офицеры (многие из которых были сторонниками "Партии Единения и Прогресса"-младотурки) разожгли партизанскую войну, опираясь на местные племена и религиозный фанатизм. Действовали они довольно успешно, фактически заблокировав итальянцев в больших прибрежных поселениях. Теперь турки решили повторить этот опыт, но с прицелом на Египет. В начале февраля 1915 года группа турецких офицеров во главе со сводным братом Энвера Нури Пашой и генералом Джафаром аль Аскари отправилась по подложным документам в Афины, где купив корабль и нагрузив его в тихой бухте оружием и наличностью отправились в Ливию. аль Аскари принадлежал к османской элите, родившийся и выросший в Багдаде в семье турецкого полковника он с самого детства был предназначен к военной карьере, военное училище в Багдаде, затем академия в Стамбуле, двухлетняя стажировка в Германии, балканские войны. Была у аль Аскари правда и червоточинка, он не разделял ни идей пантюркизма, ни панисламизма, считая себя прежде всего арабом, он состоял в нескольких арабских клубах и поддерживал связи со многими единомышленниками по всей империи, в этой войне он собирался сражаться против европейских колонизаторов, а не за турецкие ценности.
Их целью была западная Ливия и племя и религиозная секта cануситов, которые были одними из главных ударных сил турок в войне против итальянцев. Лидер сануситов Саид Ахмад, продолжал свою партизанскую войну против итальянцев даже после того как турки в октябре 1912 года подписали мир и уехали, он впрочем не очень был рад приезду Нури и Аскари. У него было довольно хорошие отношения с союзниками по Антанте, которые после турецкого ухода "закрывали глаза" на поставки ему контрабандного оружия, а так же на тот факт, что его лагеря и базы раз за разом "оказывались" на недоступной для итальянцев территории английского Египта или французского Чада. Итальянцы были членами тройственного союза и если что сануситы и Саид Ахмад могли оказаться очень полезными. С осени 14 англичане открыто предлагали Саид Ахмаду щедрую "помощь" за гарантии спокойствия на западных границах Египта и тот был скорее склонен принять их предложение, чем отказаться.
В течении всего лета и большой части осени турки очаровывали племенную элиту и потихоньку занимались боевой подготовкой анархических племенных бойцов. Оружие и деньги все так же приходили морем на маленьких суденышках, напряжение постепенно нарастало. В ноябре 1915 турки пошли на отчаянный шаг, им удалось уговорить нескольких подчиненных Саид Ахмада напасть на англичан без его ведома, что те и сделали 22 числа напав на английский аванпост в Соллуме. Само нападение было ни о чем "прибежали, постреляли, убежали", но имело далеко идущие последствия. Англичане решили, что Саид Ахмад, наглая морда таки окончательно переметнулся, и теперь с ним возможен только один разговор. Сам Саид был в ярости от не подчинения своих абреков, но теперь у него не было выбора, кроме как поднять знамена Джихада.
1280px-Senussi_going_to_fight_English_in_Egypt.jpg
Несколько первых недель борьбы были удачны для турок, англичане эвакуировали Соллум и несколько своих отдаленных аванпостов, к борьбе присоединилось племя Авлад Али, а из египетских сил, размещенных вдоль границы дезертировало несколько сотен египтян с оружием, что вынудило англичан отвести египтян как недостаточно лояльных, что в свою очередь, вызвало некоторое брожение в Каире и Александрие. Британцы быстро собирались с силами, в декабре 15 на фоне неудач в Галлиполи и намечающейся катастрофы в Куте они не могли позволить себе еще один провал. Если задача по прорыву глубоко эшелонированного фронта все еще оставалась для них почти неразрешимой, то вот борьба с повстанческими движениями была тем в чем они съели собаку, занимаясь этим постоянно в самых разных углах своей Империи. Были сформированы силы Западной Границы в которую вошли индийские, британские, австралийские и новозеландские пехотные и кавалерийские части, так как на дворе все же стоял XX век туда же вошли и разведывательные самолеты, бронеавтомобили и мотоциклетные части. Королевский флот взял на себя патрулирование ливийского побережья, для того чтобы не пропускать турецкие суденышки с оружием и боеприпасами.
IWM_Q12329LACarPatrol.jpeg
Уже 11 декабря англичане нанесли первый удар по сануситам подобравшимся слишком близко к Мерса-Матрух и к 13 числу отбросили их практически к самой границе. Под рождество они внезапно атаковали лагеря сануситов уже на самой границе, причем добившись полной внезапности, турки могли убедиться что арабы хоть и отменные бойцы, но их панику погасить практически невозможно. Аль Аскари в тот день потерял в ходе бегства свою палатку и все документы. Тем не менее турки не унывали, у них под ружьем было почти 5000 бойцов, которые могли мгновенно рассеяться по пустыне и ищи их.
В январе 16 англичане решили усилить нажим на сануситов, тем более что после эвакуации из Галлиполи в Египте хватало войск. Они действовали методично и целенаправленно, отрезая от моря, загоняя силы сануситов в труднодоступные местности и уничтожая их в местах отдыха. Несмотря на героические усилия аль Аскари (даже англичане признавали, что он сделал максимум для того чтобы подготовить кочевников) силы постепенно таяли, снабжение морем практически прекратилось, удавалось доставить лишь крохи с помощью немецких подводных лодок. Так же проявили себя все недостатки арабской партизанской войны, несмотря на все усилия Аскари и его офицеров сделать хоть сколько нибудь боеспособную пехоту из бедуинов не удавалось, сами клановые и племенные вожди были рады вести священную войну, но очень не хотели за нее умирать, и раз за разом неожиданно исчезали в пустыне вместе со своими людьми. Египет так же в целом остался глух к их борьбе, каирский базар мало волновали немытые и опасные фанатики из ливийских пустынь. Для англичан это была привычные война, джентльмены в пробковых шлемах рубились на саблях среди дюн с дикими кочевниками, расстреливали из пулеметов волны одетых в белое кавалеристов и сжигали их пожитки. К марту 16 года основные силы сануситов были разбиты, небольшие группы рассеялись по пустыне, и хотя у англичан ушел почти год, чтобы добить последние банды, с лета 16 они уже считали, что никакой серьезной угрозы со стороны Ливии уже не может быть в принципе.
Свой последний бой в Ливии Аскари принял 26 февраля в районе Сиди-Барани, будучи окруженный со своим отрядом британцами и брошенный, как ливийской конницей, так и "регулярным" батальоном Нури. Он сражался до конца, и попал в плен только после отчаянной кавалерийской сшибки и сабельного удара. Его доставили в Каир, где встретили со всеми почестями, аудиенция у Султана, аудиенция у Верховного Коммссара, прием у британского командующего. Когда его доставили в лагерь для военно пленных он быстро обнаружил что сидит в довольно комфортных условиях, среди таких же как и он арабских офицеров, попавших в плен в Месопотамии, Синае и Галлиполи. Вечерами они обсуждали вопросы арабской независимости, турецкой подлости, и того, что эта война сможет принести хорошего народам Востока. Может быть поражение турок не такая уж и плохая перспектива с точки зрения арабского национализма? Может быть англичане и французы смогут принести арабам хотя бы широкую автономию и культурное самоопределение
Британцы улыбались, кропотливая и планомерная работа всегда приносит свои плоды, скоро, очень скоро они все добровольно примут заманчивые предложения, а потом, потом станут генералами, премьер-министрами, послами и советниками. У британцев были на них очень далеко идущие планы.

Jafaralaskari.jpg
на фото премьер-министр Ирака, министр обороны Ирака, министр иностранных дел Ирака, министр обороны Сирии, посол Ирака при дворе его Величества Джафар аль Аскари.
Tags: Не моё
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments