qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Минамотиада - 12

Жертва жребия

Итак, в 1425 году Ниппония осталась без сёгуна - правивший помер, папа его помер перед ним, а еще живой дед давно отрекся. В принципе, дедушка Ёсимоти мог бы сказать свое веское слово, выбрав кого-то из родни, но... Текущие дела он сам решал, а с наследником мял свою широкую самурайскую грудь вплоть до самой смерти в 1428 году, так и не назвав "имя, сестра, имя!". Тогда и случилось беспрецедентное событие: совет высших сановников страны собрался и решил выбрать нового сёгуна... нет, либерасты выкусите, хрен вам, а не демократия! не голосованием, а жребием - на кого Будда пошлет. Хотя на самом деле всё было не тау уж и плохо - у покойного Ёсимоти в живых оставались еще четверо младших братьев, и именно из них после соответствующих гаданий и церемоний бог Хатиман (небесный покровитель рода Минамото) выбрал того, кто до сего дня носил имя Гиен, а после стал известен как Асикага Ёсинори.


Ёсинори - первый в мире сёгун по жребию

Хатиман, как оказалось, выбирал не наобум - новый правитель Муромати оказался человеком бодрым, энергичным и предприимчивым, который попытался вдохнуть в начавшее ветшать здание сёгунской власти (всё сплошь из сдержек и противовесов) новую жизнь. К тому времени большая часть "правительственной текучки" сосредоточилась в руках канрэя (до 1336 года должность называлась "сицудзи") - главного советника сёгуна. На ней друг друга сменяли представители трех кланов - Хосокава, Сиба и Хатакэяма, прозванные даже за сие "три канрэйских рода". Но Ёсинори сразу же ограничил полномочия канрэя и возродил практику собирания вассалов на одноразовые и постоянные совещания, где они высказывались по текущим вопросам, а сёгун (или его представитель, если дело было в провинциях) их слушал и... приговаривал решить так, как сам считал нужным. Такая вот "суверенная ниппонская демократия".
Во-вторых, Ёсинори "окончательно закрыл" проблему "Южного двора". По условиям соглашения в 1392 году, представители северной и южной ветви династии тэнно должны были сменять по очереди друг друга. И хотя почти сразу "северные" этот порядок нарушили, "южные" оставались при дворе "центром притяжения оппозиции" и постоянными претендентами на пост монарха. Новый же сёгун возвел на престол "северного" тэнно Го-Ханадзоно, но не просто, а "с прописью" его потомков как единственных наследников трона. А поскольку все ниппонские принцы после третьего поколения от тэнно теряли права на престол (переходя в "просто благородные" фамилии кугё), то довольно быстро все "южные" претенденты "естественным образом испарились".
Третьим большим начинанием Ёсинори стало возобновление дипломатических и торговых отношений с Китаем. При предыдущих сёгунах Муромати было решено, что требование наглых китайских императоров признавать правителей Ниппона своими вассалами (а без этого Китай вообще ни с кем в принципе не общался - европеские послы еще в XIX веке бились за отказ целовать монаршьи пятки и именовать своих повелителей "слугами сына Неба") категорически невыполнимо, и в 1411 году все отношения с материком были разорваны. Естественно, что Китай пострадал не сильно, а вот экономика Ниппонии, мягко говоря, от "режима контрсанкций" многого не выиграла. И потому Ёсинори постановил, что "один раз не пидорас обозваться вассалом не западло", если это всё, что нужно для взаимовыгодной торговли.


Ниппонские торговые люди снова заспешили в страну Катай...

Однако практически сразу на горизонте нового правителя всея Ниппонии нарисовалась гряда темных туч - опасные враги надвигались с запада, с востока, и даже изнутри...

Tags: Ниппонцы, Сёгуны за сёгунами
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments