qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Святой Александр и его семейство - 24

Немец свиньями претЬ (окончание)

Итак, по Новгородской летописи руссиянские рати выстроились для Раковорского пообища так: "Плесковичи же сташа по правои руце, а Дмитрии и Святослав сташа по праву же выше, а по леву ста Михаило, новгородци же сташа в лице железному полку противу великои свиньи". Таким образом, права налево - Довмонт-Тимофей с псковитянами, Дмитрий и Святослав с "низовскими ратями", новугорожане (видимо, с Юрием и посадником Михаилом), Михаил с тверитянами и прочие князья. Однако ж Софийская летопись рисует другую картину: "Князь великыи Дмитрии и Святослав Ярославич, князь Михаило, брат Святославль, сташа с новогородьци против железного полку великои свиньи в лице, а князь Домант со пьсковичи по правую сторону, а князь Юрьи, князь Костянтин, князь Ярополк сташа по леву". Итого, справа налево - Довмонт и псковитяне, Дмитрий, Святослав и Михаил в центре, Константин и Ярополк слева. Исходя из дальнейшего хода битвы, Хрусталев реконструирует болевой порядок так: справа переяславцы с Дмитрием и владимирцы со Святославом, за ними псковитяне с Тимофеем, в центре новугорожане с Юрием, слева тверитяне с Михаилом, Константин с ростовцами и Ярополк.


Раковорское пообище (кликабельно)

Относительно кржыжаносцев сведения предоставляет "Ливонская рифмованная хроника". Состав войска и его расстановка: 34 ливонских "брата" из Феллина со своими кнехтами встали в центре, левее них расположились чухноаборигены, "где-то рядом" (правее или левее) выстроились люди дерптского епископа Александра (единственный известный нам по имени предводитель кржыжаносцев), а на правом фланге встали датчане, которых было больше, чем орденских и епископских воинов ("немцев"). Указанные "ЛРХ" цифры численности армий - "русских 30 000, немцев в 6 раз меньше", то есть 500 человек - малодостоверный 3,14здеж, но в целом рать князей была существенно больше. О ходе битвы подробнее всего сообщает опять же "ЛРХ", но ее в упор не интересуют действия датчан, а про чудь-юдь она ограничивается фразой "они сдерживали неприятеля".

Основной удар вынесли немецкие рыцари и кнехты, отбившие несколько нападений "двух вражеских колонн". Все атаки были отражены, и русские бежали с поля боя - так заканчивает "ЛРХ" свой рассказ: "Пять тысяч русских остались лежать На том поле битвы. Другие бежали и врассыпную Домой скакали. Покрыли себя они вечным позором". Однако судя по русским источникам, именно на них напала "великая свинья" (клин). В какой-то момент часть новгородцев (либо же просто дружина Юрия Андреевича - см. выше) слызнула: "а Юрьи князь вда плечи, или перевет был в немь, то бог весть". Однако ж в это время вернулся Довмонт с псковитянами, обративший датчан в бегство (реконструкшн приблизишн) и увидел, что "великая свинья" грабит обоз новугорожан - и развернулся на них. Немцы не рискнули атаковать, но и руссияне не стали, ибо уже варкалось.



Потери с обоих сторон были велики. У немцев был убит епископ Александр, и в целом после "победы" оне оставили поле боя и ушли, а русские стояли на нем три дня. Однако и у них была большая недостача: "...убиша посадника Михаила, и Твердислава Чермного, Никифора Радятинича, Твердислава Моисиевича, Михаила Кривцевича, Ивача, Бориса Илдятинича, брата его Лазоря, Ратьшю, Василя Воиборзовича, Осипа, Жирослава Дорогомиловича, Поромана Подвоиского, Полюда, и много добрых бояр, и иных черных людии бещисла; а иных без вести не бысть: тысячьского Кондрата, Ратислава Болдыжевича, Данила Мозотинича, а иных много, бог и весть, а пльскович такоже и ладожан". Посему о продолжении осады Везенберга и всего похода в целом речи не было - русиянские рати возвернулися домой. Таким образом, Раковорское пообище стало самым кровопролитным для новугорожан в XIII веке - в Липицкой битве, где тоже было "бещисла" погибших, убиты всего пять бояр, в Невской битве и Ледовом пообище тоже в разы меньше.

Результат же вельми неоднозначен - удалось, конечно, пограбить чудь до Раковора, но врял ди это был достойный итог для объединенной рати Новуграда, Плескова и Низовой земли. К тому же внезапное и немотивированное нападение (даже два - осенью 1267 и зимой 1268 года) начало войну - немцы кинулись мстить. Что же до "великого полководческого дарования" князя Дмитрия Александровича, "унаследованного явно от родителя", то вот вам нехитрая загадка на бритву Оккама - во главе войска стоит "средняя школа" князей-подростков, старшему из которых 18 лет, и никакого опыта у них, понятное дело, вообще еще нету, а пасет их взрослый дядька Довмонт-Тимофей, прославленный воин, неоднократно бивавший и лыцву, и немцев. Кто мог реально руководить сражением? Да и в ходе боя Тимофей играет самую энергичную роль - обращает в бегство датчан, потом возвращается и спасает обоз от "великой свиньи". Тем паче, что Довмонт единственный, кто после сражения не ушел по домам, а пошел грабить побережье датской Виронии (берег Финского залива).


Довмонт-Тимофей (модерн эдишн)

Главный аргумент сторонников "руссиянской победы" в Раковорском пообище - весной 1268 года кржыжаносцы организовали "ответный удар" (зачем он им был бы нужен, если б оне победили?) на Псков: "По том по неколицех днех останок собравшеся поганой латыне, и пришедше тайно, и взяша с украины несколько псковских сел, и возвратишася вскоре. Боголюбивый же князь Довмонт, не терпя обидим быти от нападания поганых немець, выехав погонею малою дружиною, в пяти насадах съ 60 мужь, Божиею силою 800 немець победи на реце на Мироповне, а два насада бежаша во иныя островы. Боголюбивый же князь Довмот, ехав, зажже и остров, и пожже их под травою, а инии побегоша, а власы их зажжени горят, а иных изсече". Сражение на Мироповне (ака Мирополье) состоялось 28 апреля 1268 года - Довмонт напал на приплывших по реке на судах ("в насадах") немцев, да еще поджег траву на острове, где они устроили лагерь, вынудив их бежать.

Но на этом "ответный ход" не закончился - ландмайстер Ливонии Отто фон Лаутерберг (ака Люттерберг) собрал грандиозный поход. Небольшое число участвовавших в Раковорском пообище рыцарей из Феллина "ЛРХ" объясняло тем, что ландмайстер с войском воевал в другом месте (видимо, у куршей-куронов). Теперь же рать собралась со всей орденской земли. Летты, ливы, эсты-чудь, рыцари, кнехты и даже моряки ворвались в Псковскую землю и захватили Изборск, который сожгли. Затем полчище двинулось на Псков, но перед его стенами привычно затормозили - слишком крепко. К тому же из Новугорода прибежала подмога во главе с князем Юрием Андреевичем и вбежала в город, создав численный перевес на стороне псковитян. Посему, как утверждает "ЛРХ", ландмайстер решил уйти, ибо "погода была сырая и холодная, из-за этого штурм не начали и гранаты были не той системы". Дело закончилось миром: "За реку он отправился. Когда он на другом берегу оказался, Там Юрий магистра встретил, И мир хороший они заключили, Русских обрадовавший. Как только мир установили, Магистр и его свита Вновь на корабль поднялись".

Tags: Медиум евум, Святое семейство
Subscribe

Posts from This Journal “Святое семейство” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

Posts from This Journal “Святое семейство” Tag