qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

1848: гусарская революция - 8

[Spoiler (click to open)]Я давеча слегка увлекся и забежал в повествовании вперед - хотелось побыстрее закончить и пойтить спать, так что много деталей оказались упущенными. Посему возвращаемся, и с того самого места...

Вставай, страна средних европейских размеров!

Как любые другие дилетанты, лентяи и пустобрехи, венгерские революционеры-помещики, получив "независимость", тут же принялись мечтать о "внешних сношениях" - не у себя же с проблемами грязных быдл каждый день возиться, куда интереснее на светских раутах блистать, делая в танцах "коварный европейский политИк". Однако же единственную реальную возможность заключить прочный и, самое главное, выгодный союз они с чистоплюйским негодованием отвергли. Когда к ним обратились представители "итальянского патриотизма", сливавшего Австро-итальянскую войну, чтобы объединиться в "братском порыве бывших порабощенных народов" и наступить хабсбургской тирании на оба орлиных горла двумя сапогами, мадьярские аристократы замахали усами и сморщили носы - пфуй, итальяшке! Мы вас в составе хабсбургской армии гоняли-гоняли, с какого рожна вы решили, что венгерский гусь вашей апеннинской свинье товариСЧ?

 
Ласло Салаи и Денеш Пазманди-мл.

Нет, венгерские аристократы желали быть приняты в лучших домах Европы - и потому послали посольства сразу в Англию и во Франкфурт, где заседал сейм Германского союза. Впрочем, англичане с порога послали на реку Уй предложение признать венгерское правительство и прислать дипломата-представителя. Во Франкфурте же в мая 1848 года, когда туда прибыли венгерские эмиссары юриЗД-журналиЗД Ласло Салаи и помещичий сын Денеш Пазманди Сомори и Шомодори-младший, всё бурлило и кипело. Собранный в результате своей собственной революции с профессорами и пивом, сейм состоял в основном из сторонников Пруссии, мелких княжеств и противников Австрии, которые очень обрадовались подложить свиню поганым Хабсбургам, оттянув от них Венгрию. Мадьяры, в свою очередь, надеялись, что сейм провозгласит создание единой Германии, и Австрия войдет тудой, а Венгрия, в которой германцев по минимуму, останется "сама по себе независимая". У этих "двух картин" было одно общее место - немцы с радостью согласились заключить союз с Венгрией и сделать Салаи послом при будущем имперском правительстве.

Этот вопрос в самой Венгрии имел еще одну сугубо утилитарную сторону - в государственном собрании надеялись, что в объединенной Германии армия тоже будет общей, то есть австрийцы уйдут туда, а мадьярам таки можно будет уже создать свою собственную армию с гусарами и гуляшом. 16 августа 1848 года в парламенте начались дебаты о создании национальной армии - хонведа, закон о собрании которого в числе 200 000 человек был принят 11 июня после пламенной речи Кошута, но детально всё еще предстояло расписать. Военный министр Месарош, как старый австрийский вояк, не хотел окончательно сраться с королем и предлОжил набрать их рекрутами и и разослать в имеющиеся уже венгерские полки кайзеровской армии, с австрийскими офицерами. Естественно, либерал-националисты встали на хвосты и, во главе с Кошутом, кричали "мы наш, мы новый хонвед строим!", после чего согласились на план, иезуитский в своей наивности (точнее, в том, каким наивным дЭбилем они считали короля Фердинанда) - в венгерские части послать 12 000 человек на подкреплялово (накося, королек, выкуси), а из остальных 188 000 человек наделать хонвед.


Австро-венгерская пехота 1840-х годов - мадьяры номер 2 и номер 4 (кликабельно)

Рассудил горячих спорщиков король, которому весь этот хонвед на фиг не облюбился - что в виде толпы много о себе воображающих рекрутов, размывающих его "чистые" полки, что в виде толпы злобных негодяев, творящих безобразия всякие. Когда Баттяни и Деак прибыли в Вену, чтобы добиться у Фердинанда V утверждения закона о призыве 200 000 человек в хонвед (безотносительно покамест того, что из них будут делать), они столкнулись с волокитой, требованиями распустить военное и финансовое министерство, передав их функции австрийскому правительству (фактически повторение требований ультиматума Елачича - см. предыдущую серию) и отказом Его Величества дать им аудиенцию. Переговоры с Елачичем тоже провалились (см. предыдущую серию). А в итоге всего пришла весть, что 31 августа 1848 года хорватские войска оккупировали порт Фиуме (Риеку), а Фердинанд V издал "отменяющую прокламацию". Это была "последняя капля" - хорваты имели в распоряжении порты Далмации, а для Венгерского королевства Фиуме оставался единственными "воротами в мир". И потому Кошут писал, что "хрен с ними, пусть отделяются, пусть будут независимы, но Фиуме мы отдать не могем!".

В Венгрии случился приступ национализма, и 4 сентября государственное собрание с подачи Кошута постановило в течении 48 часов покончить переговоры с королем, чем бы они ни покончились, и создать комиссию по вопросам обороны страны. Делегаты должны были добиться в Вене утверждения всех принятых военных и финансовых законов, а также приезда Фердинанда V в Пешт в качестве "визита доброй воли". Однако на наконец-то данной аудиенции в Шеннбрунском дворце кайзер отделался вежливыми и пустыми фразами. Это был амбец - правительство начало разваливаться. Эстерхази официально подал в отставку, Этвёш бежал в Вену, Клаузал и Деак уехали в имения, Сечени "потрясся рассудком" и оказался в психлечебнице... возле Вены. Баттяни прилюдно срался с Кошутом, на министерских постах, помимо них, оставались лишь Месарош и Семере. Надор Йожеф поручил Баттяни сформировать новый кабинет. 13 сентября премьер призвал население "оккупированных хорватами" земель начать партизанскую войну.


Граф Телеки

Однако в стране так и не было ни армии, ни правительства. 200 000 хонведов (так стали называть и бойцов хонведа), как и было постановлено, набирались, но в "свои собственные" части. Более того, не желая служить под командой "остракокских" офицеров, туда перебегали и солдаты "старых" регулярных частей - так что 14 сентября Баттяни запретил им это делать. Назначенный командующим Задунайской армией, которая должна была остановить наступление хорватов, полковник граф Адам Телеки (повышенный до генерала хонведа) не смог преодолеть дилемму "я джинн имперский офицер, или я друг венгр" и "открыл метод Троцкого", изображая "ни мира, ни войны" и отступая без боя к Секешфехервару. Отечество было опасносте, и срочно требовалось его спасать. Тут Кошут вспомнил про принятое государственным собранием постановление о создании комиссии по вопросам обороны, и 15 сентября предложил послать в армию комиссаров, которые будут докладывать о положении дел некоей группе лиц, каковая, "разобравшись, какие нужны меры", рекомендовала бы парламенту свои предложения.

Так 16 сентября 1848 года появился Комитет национальной обороны, который вскоре станет высшим органом военного руководства, а во многом будет дублировать и правительство. В первый состав вошли Кошут как председатель, депутат от Пешта Пал Ньяри как заместитель председателя, начальник полиции и почты Ласло Мадарас, статс-секретарь (помощник министра) по финансам и представитель Трансильвании Янош Пальффи, депутаты Йожеф Патаи и Имре Шембери. 1 октября к ним добавили министров Месароша и Семере, а также депутата Понграца Шомшича. 3 октября верхняя палата государственного собрания решила не выпускать такую власть из рук и делегировала своих представителей - магнатопомещиков Денеша Пазманди Сомори и Шодомори-старшего, Жигмонда Перени, Михая Эстерхази и Йошику Миклоша. Наконец, 29 ноября в КНО вошел статс-секретарь по финансам Ференц Пульски. Также в работе КНО по предложению Кошута участвовали, но без права голоса, три статс-секретаря - Денеш Кемени, Золтан Янош и Карой Сас.


Ласло Мадарас

Но в стране по-прежнему не было правительства. 17 сентября Баттяни представил государственному собранию список новых министров, в который не вошли те, кто "уже отвалился", а также не были включены Кошут и Семере, поскольку с ними премьер "уже посралси". Шансы на то, что кабинет утвердит король, были ничтожны, но поскольку в Вене развивалась своя бузо-революция, 18 сентября делегация венгров отправилась туда для контакта с новоизбранным рейхстагом. Мадьяры потусили среди "эрэволюционэров" и даже зажгли "передовое студенчество" начать собирать отряд для подмоги супротив хорватов, но в итоге рейхстаг никаких резолюций по "венгерскому вопросу "не принял. Ситуация продолжала "катиться по 3,14зде"...

Tags: Угрореволюция, век девять-десятый
Subscribe

Posts from This Journal “Угрореволюция” Tag

  • 1848: гусарская революция - 27

    Невозможно в принципе Итак, Гёргеи решил напасть на австрийцев и побить их. Ситуация осложнялась тем, что сосредоточение венгерской армии было…

  • 1848: гусарская революция - 26

    Планы на лето После взятия Буды снова встал вопрос, что делать дальше? Заместитель военного министра Клапка разработал план, названный им Летняя…

  • 1848: гусарская революция - 25

    Хуже, чем преступление Пока сами мадьяры и "всё прогрессивное человечество" радовались падению Буды, костлявая рука уже занесла косу над…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments