qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Category:

Стальные когти Железного герцога - 15

Сражение у Фуэнтес де Оньоро

Апрель 1811 года Массена, отошедший в Сьюдад-Родриго, потратил на приведение в порядок Португальской армии. К нему присоединился IX корпус Друэ д'Эрлона, войска наконец-то получили вдосталь провианта и фуража и как следует отдохнули. Ну и, наконец, маршал уже знал, что ему на смену императором послан Огюст Фредерик Луи Вьесс де Мармон, и старому вояке очень хотелось «напоследок громко хлопнуть дверью».
Веллингтон же в это время обложил Алмейду — последний еще не оставленный французами оплот в Португалии. А основные свои силы расположил на одинаковом расстоянии от Алмейды и Сьюдад-Родриго, в испанском селе Фуэнте де Оньоро у самой португальской границы, справедливо полагая, что Массена не откажется от возможности освободить от блокады Алмейду и от последнего шанса перетянуть фортуну на свою сторону, решив дело удачным генеральным сражением.
Так что генерал-лейтенант сэр Артур Уэлсли, виконт Веллингтон, не ошибся — к 3 мая маршал Франции Андре Массена вывел всю свою армию к Фуэнте де Оньоро.


Сражение у Фуэнтес де Оньоро, 3 мая (тыц)

На стороне французов по-прежнему было численное преимущество — 46-48 000 человек против примерно 37 000 англичан и португальцев; правда, союзники располагали перевесом в артиллерии над своим противником — 48 орудий и 38 орудий соответственно.
К сражению противоборствующие армии выстроились следующим образом. На правом фланге французов расположился II корпус Ренье (дивизии Мерля и Ёделе де Бьерра, а также кавалерийская бригада), против него на левом фланге англо-португальцев стояли 5-я дивизия Эрскина (Веллингтон не мог избавиться от генерала с влиятельными связями, и смог лишь снять его с командования Легкой дивизией, «передвинув» на 5-ю) и португальская кавалерийская бригада Барбасены. В центре, у села Аламеда, на позиции стоял VIII корпус Жюно, состоявший всего из одной дивизии Солиньяка (другая дивизия охраняла коммуникации армии и в бою не участвовала) и кавалерийская дивизия (гвардейская бригада Лепика и легкая бригада Ватье) маршала Бессьера из Северной армии (еще один гениальный, но необъяснимый ход Наполеона — зачем посылать всего с 1800 пусть и «наполовину элитных» кавалеристов «целого» маршала, который неизбежно начнет выяснять отношения с равным ему по чину Массеной). Против них англичане выставили 6-ю дивизию Кэмпбелла. На левом фланге французов, перед Фуэнтес де Оньоро, выстроился VI корпус Луазона (дивизии Маршана, Мерля и Ферэ, кавалерийская бригада Лямотта), а прямо за ним — IX корпус Друэ д'Эрлона (дивизии Клапареда и Конру, кавалерийская бригада Фурнье), а также кавалерийский резерв Монбрёна. Против этой группировки расположились 3-я дивизия Пиктона, 1-я дивизия Брента Спенсера, 7-я дивизия Хьюстона и Легкая дивизия (в которую вернулся ее «законный» командир Роберт Кроуфорд). За ними стояла кавалерийская дивизия Стэплтона Коттона. На самом краю левого фланга союзников разместился испанский партизанский полк Хулиана Санчеса — 500 всадников, которые дали повод испанцам заявлять, что они тоже при Фуэнте де Оньоро были.
3 мая 1811 года сражение началось фронтальной атакой дивизии Ферэ на Фуэнте де Оньоро. В ходе ожесточенной рукопашной схватки британцы и португальцы были вытеснены из села, но несколько десятков пехотинцев закрепились в старой часовне на горе. Массена уже отдал стоп-приказ, но солдаты Ферэ в пылу боя выскочили из села и попали под плотный ружейный и артиллерийский огонь.
И тут случилась одна из  тех «забавных трагедий», которыми богата военная история. В состав французской дивизии входил Ганноверский легион, набранный в бывшем германском княжестве, присоединенном к Французской империи. Его солдаты носили красные мундиры — такого же цвета, как в британской армии. Один раз они уже пострадали из-за этого при Бусаку, потеряв несколько человек от «дружественного огня», и командир легиона перед сражением попросил у командовавшего VI корпусом Луазона надеть шинели, но получил отказ («герой» боя у Гуарды учился медленно). И вот теперь по отступавшим в пороховом дыму и суматохе боя ганноверцам начали «прикладываться» французы второй линии и артиллерия. Результат оказался плачевен: легион потерял около половины солдат, а самое главное — воодушевленные взаимным истреблением противников, британцы смогли ворваться в Фуэнтес де Оньоро и отбить его.
Луазон тем временем бесился и обвинял Монбрёна в том, что его кавалеристы не поддержали атаку, а тот оправдывался тем, что не получил гвардейскую конную артиллерию, обещанную Бессьером. Пока Бессьер позволял своим артиллеристам выдвинуться, наступил поздний вечер, и Массена приказал прекратить атаки.


Сражение у Фуэнтес де Оньоро, утро 5 мая (тыц)

В ночь на 4 мая французский командующий делал то, что, вообще-то, следовало сделать еще до сражения — размышлял над тем, что предпринять, кроме лобовых атак британских позиций. И тут разведка докладывает ему, что на крайнем правом фланге позиций Веллингтона проход через болото стережет не регулярный полк с пушкой (как следовало бы), а доблестные испанские герильерос дона Хулиана Санчеса. Которые, как только их мирно спящие на  аванпостах «камарадос» были уничтожены, без боя бежали глубоко в тыл, к Френеде, не умудрившись ни предупредить Веллингтона, ни хотя бы пальнуть пару раз в сторону французов для поднятия какого-нибудь шума.
Весь день 4 мая французы довольно вяло имитировали атаки на Фуэнтес де Оньоро, скрытно перебрасывая через болото ударную группировку — дивизии Маршана и Мерме из VI корпуса Луазона, Жюно с дивизией Солиньяка и кавалерию Монбрёна. Причем настолько скрытно, что ни Веллингтон, ни другие командиры англо-португальской армии ничего не заподозрили. Марбо назвал это выдвижение «последним блестящим маневром» в военной карьере Массены.
Так что когда утром 5 мая плотные французские колонны дивизии Маршана бросились на штурм деревни Посо-Вельо, это стало для британцев сюрпризом, и пренеприятным. 7-я дивизия генерала Хьюстона попятилась. Веллингтон спешно отправил туда Легкую дивизию и отдельную португальскую бригаду Эшворта. 3-й батальон португальских казадоров закрепился в Посо-Вельо и метким огнем остановил продвижение Маршана. Тогда Массена, лично прибывший на левый фланг, двинул в бой дивизию Солиньяка справа от деревни. А Луазон, тоже лично, повел в атаку 60-й линейный полк и выбил казадоров из Посо-Вельо.
7-я и Легкая дивизии оставили деревню и отошли к дороге из Фуэнтес де Оньоро в Френеду. Линия фронта союзников изогнулась практически прямым углом назад. Тут Массена пустил в дело кавалерию — дивизию Монбрёна, бригады Фурнье и Ватье. Контратаковавших британских кавалеристов Стэплтона Коттона французы отбросили за счет численного преимущества, а затем обрушились на 7-ю дивизию Хьюстона. Два каре, 51-го и 85-го пехотных полков, были сломаны, сильно досталось и 2-му батальону казадоров.
Одновременно с этой атакой Друэ д'Эрлон повел свои дивизии Клапареда и Конру, а также дивизию Ферэ в атаку на Фуэнтес де Оньоро. На улицах шла жестокая и бессистемная схватка французов с 3-й дивизией Пиктона, то и дело переходящая в рукопашные стычки. Несмотря на перевес в живой силе, взять село д'Эрлон так и не смог.
В 14.00 наступил критический момент. Все силы французов были в бою, у солдат вышли боеприпасы, сделать дополнительные запасы которых перед генеральным сражением в армии отчего-то никто не удосужился, и посылать за ними надо было аж в Сьюдад-Родриго. Но свободных фургонов в обозе не было, потому что они были отправлены за продовольствием (его запаса тоже никто не сделал — вообще, Массена славился своим презрением к вопросам снабжения солдат).
Французская «патриотическая легенда» до сих пор уверена, что положение еще можно было спасти — англичане и португальцы находились в схожем положении (разве что с едой и боезапасом у них было «ближе и лучше», но устали они с утра тоже преизрядно). Атака последнего резерва, гвардейской кавалерийской бригады, могла склонить чашу весов на сторону Массены, и он послал к генералу Лепику просьбу отправиться в бой. На что угрюмый кавалерист заявил, что он бы с радостью, но имеет четкий приказ маршала Бессьера без его личного разрешения с места не трогаться. Все адъютанты Массены бросились искать Бессьера, но тот, буквально несколько дней подряд «хвостом» следовавший за своим «соперником», внезапно куда-то исчез... Марбо по этому поводу разражается в мемуарах почти неприличными проклятиями, а сам Массена саркастично заметил, что лучше бы ему вообще с самого начала прислали «побольше войск и поменьше Бессьера».


Сражение у Фуэнтес де Оньоро, день 5 мая (тыц)

Впрочем, на самом деле это всего лишь драматичная легенда, призванная доказать, что судьбу сражения не в пользу французской армии решили какие-то «роковые случайности», вроде зависти к чужим успехам. Правда же в том, что в подкрепление «посыпавшемуся» правому флангу Веллингтон направил от Фуэнтес де Оньоро 1-ю дивизию Брента Спенсера — 7500 человек, которые смогли «подпереть» позиции 7-й дивизии Хьюстона и позволили вывести сильно потрепанную у Посо-Вельо Легкую дивизию Кроуфорда в резерв. Учитывая это, вряд ли можно согласиться, что атака всего-навсего 900 кавалеристов, пусть и супер-элитных (императорские гвардейские уланы, егеря, конные гренадеры и мамелюки) могла на самом деле привести к решительному поражению Веллингтона. Война — не мелодрама, и в ней не обязательно всё должно всегда «висеть на волоске» и решаться в последний момент, особенно у такого расчетливого и хладнокровного командира, которым был Артур Веллингтон.
Так или иначе, но сражение у Фуэнтес де Оньоро завершилось — грандиозная попытка Массены «переиграть» всю кампанию 1810-1811 года «на последней ступеньке» закончилась неудачей «за пять минут до победы». Для отчета нужно упомянуть еще и вялые атаки II корпуса Ренье на позиции дивизий Эрскина и Кэмпбелла, ничего серьезного из себя так и не представившие.
Потери англо-португальской армии за три дня боев составили 1800 человек убитыми, ранеными и пленными, французы потеряли соответственно около 2800 человек.
Массена еще игрался с мыслью продолжить сражение в другой день, но все генералы высказались против — элемент неожиданности исчез, а как сурово отбивают англичане фронтальные атаки, все уже давно убедились. 7 мая прибыл новый командующий Португальской армией, маршал Мармон, который приказал отходить в Сьюдад-Родриго, а оттуда, уже 11 мая — в Саламанку.

Tags: Когти Железного герцога, наполеоника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments