qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Стальные когти Железного герцога - 12

*     *     *
День 28 сентября и ночь на 29-е были весьма нервными и тревожными для штаба Португальской армии — Массена ждал итогов движения Жюно и возможного возобновления сражения, а Ней и Ренье, ничтоже сумняшеся, обвиняли главнокомандующего в «бесполезных атаках» (будто сами перед тем не требовали их начать аж 26 октября вечером) и вообще советовали кампанию прекратить и отступать в Испанию. Впрочем, известия от Жюно о том, что британцы ушли, подняли боевой дух французов, которые 1 октября заняли Коимбру, оставленную накануне Веллингтоном.
Три дня французы грабили город, а затем выступили вслед англичанам, отступавшим к Лиссабону. В Коимбре остались около 5000 человек (раненые при Бусаку и больные) и всего 150 моряков 44-го экипажного батальона. Это было опрометчиво, так как 7 октября в город ворвались португальцы из «партизанского» отряда полковника Трента (того самого, который командовал ими еще с 1808 года) и захватили в плен всех — и больных, и гарнизон, слишком малочисленный, чтобы сопротивляться. Их доставили в Порту, причем и в дороге, и в пункте прибытия португальцы издевались над пленными (примерно 200 человек погибли при переходе в Порту) до тех пор, пока их не посадили на корабли и отвезли в Англию.



Коимбра - университетская столица Португалии

9 октября британский арьергард (Легкая дивизия Кроуфорда и португальская бригада Дэнниса Пака) сражался с частями генералов Жюно и Монбрёна у Алкоэнтре, 10 октября британцы отошли к Собралу и снова дали бой французам. Город Жюно в итоге взял, и британцы уже полностью отступили к линиям Торреш-Ведраш.
Многие историки и даже мемуаристы пишут, что французы как только увидели в первый раз укрепления, возведенные для защиты Лиссабона, так сразу отказались от мысли их штурмовать. Но самом деле Массена не был бы Массеной, если бы не попытался — 13 октября VIII корпус Жюно у Собрала атаковал сперва позиции 4-й дивизии Лоури Коула, а на следующий день даже взял передовую позицию 1-й дивизии Брента Спенсера, но британская контратака заставила французов отойти. Командующий Португальской армией убедился, что попытка прорыва через линии будет большим повторением битвы у Бусаку, и даже если вдруг удастся их прорвать, то отбивать у врага Лиссабон будет уже некому.
Так что французская армия заняла позиции перед линиями, от Виллафранку до Аленкера, главный склад — в Сантареме. Почти сразу начались трудности со снабжением — на коммуникациях с Испанией (откуда, впрочем, тоже нельзя было ожидать слишком многого из-за истощенности войной) плотно сидели отряды Орденанцы и португальской милиции, вызывавшие жуткую ненависть французов своим «нерегулярным бандитизмом», и снабжаться приходилось «с местности», которая этой же Орденанцой была предварительно основательно вычищена. В ход шли старые солдатские трюки, типа полива земли водой (недавно копанная впитывала ее быстрее, и так удавалось найти тайники с провизией, оставленные местными жителями), но этого с самого начала было мало. В довершение всего прочего, началась дождливая и сырая зима.
Единственной надеждой Массены были подкрепления, о которых он обильно и слезно просил в переписке с Наполеоном и Бертье. Но те отвечали в духе «Франция в Вас верит, чем труднее задача — тем славнее победа». Впрочем, император отправил приказ Сульту пойти на помощь Португальской армии из Андалусии, но тот действовал медленно и без охоты, ограничившись «обозначением движения» и захватом Бадахоса. Еще одна попытка привести подкрепления из Сьюдад-Родриго под командой генерала Гарданна закончилась тем, что 27 ноября, всего в одном переходе от тылов Португальской армии, французов остановила разлившаяся река, а португальские «дезертиры» убедили генерала, что Массена давно уже отступил из Португалии. Гарданн ушел обратно в Сьюдад-Родриго.
В декабре 1810 года попытку пробиться к Массене предпринял IX корпус генерала Жана Батиста Друэ д'Эрлона. 14 декабря он выступил из Алмейды и двинулся с 8000 солдат к Эшпиньялу, которого его авангард под командой генерала Клапареда достиг 26 декабря. 30 декабря Клапаред отбросил от Эшпиньяла португальских милиционеров генерала Силвейры, а 11 января 1811 года заставил того отступить на Транкозу. Веллингтон отдал приказы всем «летучим» португальским отрядам — Трента, Уилсона и бригаде Миллера — стянуться туда, и это заставило в итоге Клапареда отойти обратно к испанской границе. Так завершились все попытки привести к Массене в Португалию подкрепления.



Остатки укреплений линии Торреш-Ведраш

Тем временем 11 ноября Массена решил сосредоточить всю армию у Сантарема. Британцы было бросились в погоню, но туман позволил французам беспрепятственно отойти. 19 ноября Легкая дивизия Кроуфорда перестреливалась с французскими аванпостами на подступах к Сантарему, но Веллингтон остановил наступление, приняв решение не подвергать войска ненужному риску и до конца разыграть карту укрепленного лагеря. 24 ноября британцы ушли обратно за линии, на зимние квартиры.
С тех пор будни обоих армий лишь изредка «раскрашивались» перестрелками и стычками на аванпостах. В одной из таких 19 января 1811 года у Риу-Майор был ранен генерал Жюно — во главе отряда из 800 человек он напал на аванпост британцев и получил пулю в лицо, сломавшую нос. Веллингтон галантно отреагировал на ранение командира вражеского корпуса письмом, предлагавшим любую возможную помощь (Жюно вежливо отказался). История эта даже попала в английские газеты и оттуда уже дошла до императора. К слову, Наполеон, встретив старого друга после похода, не нашел ничего умнее, как сказать, что «эта рана сделала тебя уродом».
В конце концов до Массены и его корпусных командиров дошло, что второго пришествия не будет, да и высидеть на одном месте ничего не получится — холод, голод и болезни доведут армию до такого состояния, что британцы смогут взять ее голыми руками. 19 февраля 1811 года состоялся военный совет, на котором решался всего один вопрос — куда отступать, чтобы хоть куда-нибудь дойти? Каждый из командиров корпусов счел за необходимое показать, что у него есть свой собственный блестящий план, да получше, чем у остальных. Ней настаивал на том, что нужно идти на соединение с Сультом в Андалусию. Жюно предлагал переправиться через реку Тежу, в менее разоренные районы, и там «еще подождать» подкреплений из Испании. Ренье же вообще хотел разделить армию на две части, одна из которых переправится через Тежу и «пробьет» коридор в Испанию, по которому подойдут подкрепления и обозы с припасами.
Массена поступил по старой арабской мудрости (только вместо женщин у него были строптивые подчиненные) — выслушал их и поступил по-своему, решив отступать в Испанию примерно той дорогой, по которой пришел, к Сьюдад-Родриго через Коимбру. 3 марта Португальская армия начала отступление от Сантарема, причем французы устроили костюмированный спектакль — расставили вокруг зажженных костров чучела в мундирах, обманув англичан и выиграв необходимое время.

Tags: Когти Железного герцога, наполеоника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments