qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Солнце австерлицево - 12

Настойчивый - добивается

За день до сражения при Эльхингене и началось то, что впоследствии назовут "странным ничегонеделанием Мака" и чему припишут итоговое поражение его армии. В 10:00 13 октября 1805 года к нему явился некий "венгерский аристократ", откликавшийся на имя Карл Шульмайстер, уроженец Эльзаса и весьма мутная личность, завербованная австрийским штабом в качестве шпиона. Он сообщил, что часть французских войск двигается на Мемминген, а другая намеревается перейти Дунай у Эльхингена. Это было чистой правдой - на Мемминген двигался IV корпус Сульта, а к Эльхингену, как нам уже известно, выдвигался VI корпус Нэ. Этот факт даже заставляет некоторых историков считать, что в тот самый момент Шульмайстер на самом деле был австрийским шпионом, и на службу ампиратора перебежал позднее - что, увы, не совсем, мягко говоря, так, ибо субъект сей уже давно и активно принимал участие в темных делишках аполионовского окружения. Впрочем, мутнота оного типуса такова, что "возможно всё"...


Карл Шульмайстер

В любом случае, даже если Шульмайстер имел намерение честно предупредить австрийского командующего о действиях неприятеля, тот особого значения его сведениям не придал. А поверил второму посетителю - некий чиновник из Штутгарта привез "самые последние достовернейшие известия" из Франции про то, что в Булони высадились англичане, а роялисты восстали по всей стране. Видимо, именно этот разговор породил впоследствии сведения о том, что Шульмайстер привез Маку специально отпечатанную газету, где излагались подобные "сведения", которая и убедила генерала оставаться в Ульме. Сам Мак писал впоследствии, пытаясь оправдаться: "Если бы движения неприятеля противоречили этим новостям, я рассматривал бы их как малозначительный слух, но они настолько соответствовали им, что я поверил в их истинность... С самого начала непонятный обратный марш врага показался мне странным. Если он имеет виды на Ульм и на нашу армию, почему он за несколько дней до этого поручил атаковать город одному своему корпусу? На такие жертвы идут, чтобы избежать большей опасности или полной гибели".

Итого, настойчивое упорство Аполиона по игнорированию у его соперника ума, выразившееся в непонятных австрийцами "забеганиях далеко вперед" и судорожных метаниях отрядов по берегам Дуная, таки сработало, хоть и не так, как было задумано - Мак решил, что у ампиратора пылает задница, потому он и мечется, как полоумный. Так что 14 октября появился "эльфический" приказ по армии о том, что неприятель бежит в разные стороны, спасаясь, и следует его гнать - Кинмайеру бежать за Бернадотом, Вернеку и Ришу "опрокидывать врага и преследовать его". Но когда вечером того же дня в Ульм вернулся корпус Риша, серьезно вздутый войсками Нэ у Эльхингена, другие австрийские командиры начали "что-то подозревать". Пользуясь номинальными полномочиями главнокомандующего, эрцгерцог Фрединанд собрал 11 эскадронов кавалерии (около 2000 человек), генералов Шварценберга, Коловрата, Дьюлаи и вознамерился пробиваться правым берегом Дуная в Богемию. Прознав про сие и будучи не в силах удержать родственника кайзера, Мак запретил идти с ним генералам - эрцгерцог ускакал с кавалеристами в ночь вдвоем с примкнувшим к нему (вопреки приказу) Шварценбергом.


Окружение австрийской армии в Ульме (кликабельно) - (с) www.flickr.com/photos/ilya_kudriashov/albums

Они надеялись догнать корпус Вернека, двигавшийся на Хайденхайм, но супротив того Аполион выслал Мюра с кавалерией (драгунские дивизии Кляйна и Бомона, бригада Жана-Луи Франсуа Фоконне из V корпуса и полк конных егерей гвардии) и дивизией Дюпона. А корпус, подчиняясь приказу главнокомандующего, вместо того, чтобы прорываться в Богемию, три дня простоял у Гингена, ожидая подходя остальной армии. Так что Мюра без проблем догнал его и напал 16 октября 1805 года у Лангенау и Хербрехтигена, взяв в плен 2000 человек, а 17 октября - у Нёрдлингена и Нерестхайма, взяв 1200 человек. В итоге в 11:00 18 октября фон Вернек капитулировал с остатками своего корпуса возле Трахтельфингена - сдались более 1600 человек. Далее Мюра метнулся за эрцгерцогом Фердинандом, но на сей раз ему достался только обоз.

Всего в Ульме попали в окружение примерно 25 000 человек - остатки корпусов Риша и Шварценберга. 15 октября город был окружен французами - с правого берега подошли корпуса Ланна и Нэ, с левого берега корпус Мармона, гвардия и часть резервной кавалерии. Для координации усилий в Хаслах прискакал сам Аполион. Впрочем, степень бардака в его войсках от личного присутствия ниже не стала - прервав короткий сон ампиратора, к нему ворвался Ланн с криками: "Сир! Что Вы тут делаете? Вы спите, а Ней один дерется со всей австрийской армией! - А почему он начал бой? Я же сказал ему подождать, но он всегда таков, атакует неприятеля, как только его увидит... - Да, но атака одной из его бригад отбита, со мной мои гренадеры, нужно идти вперед, нельзя терять ни минуты!" Однако когда они оба прискакали на место событий, Нэ категорически отказался от помощи V корпуса - его дивизии опрокинули врага, МалЕр занял высоты возле Михельсберга, Луазон возле Гайсберга, а 5-й линейный полк даже попытался ворваться в город, но был отбит картечью.


Жан Ланн

17-й линейный полк из дивизии Сюше корпуса Ланна таки попробовал вбежать в крепость в ином месте, но тоже был обращен в бегство картечью. Аполион приказал прекратить эти "судорожные телодвижения" и дождаться подхода всех частей, чтобы обложить Ульм и не дать Маку никаких возможностей сбечь. Далее начались "комические куплеты и меряния пипирками" под видом переговоров. Ампиратор послал парламентеров, потребовавших от австрийцев сдаться, на что Мак заявил "об этом не может быть и речи". Впрочем, его фельдмаршалы-лейтенанты тут же образовали "театр художественной самодеятельности" - Риш, Дьюлаи и Йоханн Людвиг Александр фон Лаудон от своего имени написали Нэ просьбу предоставить войскам право почетного выхода из крепости и отступления за реку Лех. Маршал передал их просьбу в штаб, но оттуда пришел ультиматум - только плен, только хардкор! Генералы злобно написали: "Гарнизон Ульма, с сожалением констатируя, что маршал не принял достойных условий, на которые гарнизон, рассчитывая на справедливость, надеялся, решил ожидать случайностей войны"...

После отрицания, торга и гнева наступила депрессия - 16 ноября расположившаяся на высотах вокруг города артиллерия французов популяла в город, чтобы показать, что может, в случае чего, забросать его боНбами. Затем фельдмаршала-лейтенанта фюрста (имперского владетельного князя) Йоханна I Баптиста Йозефа Адама Непомука Алоиза Франца-де-Паула фон унд цу Лихтенштайна пригласили в ставку ампиратора на переговоры - из-за своего статуса он считался независимым государем и мог выступать в роли посредника. Однако Аполион ничего нового не предложил - только капитуляция, только хардкор. Мак заявил, что на помощь Ульму идут полчища союзников (англичане из Булони, роялисты из Франции, Кинмайер из Баварии и Кутузов из Браунау), и сдачи не будет. В итоге согласились на компромиссное решение - капитуляция будет отложена до 25 октября (чтобы полчища "выручателей" имели время прийтиТЬ на подмогу), однако 18 октября французам передадут городские ворота, для чего внутрь вошла пехотная бригада. Но уже 20 октября Мак посетил ставку Аполиона, где ему "открыли глаза" на капитуляцию Вернека, на занятие Мюнхена корпусом Бернадота и на то, что Кутузов всё еще в Браунау.


Йоханн I фон унд цу Лихтенштайн

Потрясенный Мак сломался - из мира призрачных грез, где он жил последнюю неделю, его вернули в суровую реальность, в которой он, не совершая, в общем-то, грубых ошибок (кроме последнего решения - оставаться в Ульме, а не пробиваться вслед за Вернеком) "пролюбил" армию в 70 000 человек, оставшись с 25 000 против примерно 70 000 врагов. Убитый горем, генерал-квартирмайстер согласился на безоговорочную капитуляцию. Так что 20 октября 1805 года в Ульме сложили оружие 25 365 австрийцев, сдав врагу 63 пушки, две гаубицы и 40 знамен.

Аполиону удалось невероятное - составив и изо всех сил выполняя почти полностью оторванный от реальности план и многократно рискуя остаться ни с чем, он в итоге благодаря феерическому везению и всего одной, но сурово-фатальной ошибке своего визави, без генерального сражения уничтожил Германскую армию неприятеля, взяв в плен в общей сложности 37 000 человек. Этот результат до сих пор туманит мозги исторЕГов, восхищающихся Ульмским маневром и преподающих его в военных академиях как нечто феерическое и достойное подражания - естественно, в их изложении "всё было несколько иначе", без шедевров самолюбования, тупизны, упрямства, некомпетентности и прочих "прелестей"...

Tags: Австерлиц, Аполионика
Subscribe

Posts from This Journal “Австерлиц” Tag

  • Солнце австерлицево - 38 (финал сезона)

    Солдаты изменившимся лицом бегут пруду А чем же занималась половина армии под командой Буксхёвдена всё это время на юге, у ручья Гольдбах? А...…

  • Солнце австерлицево - 37

    Кто на ком стоял Итак, сражение уже несколько часов кипело в трех разных, отдельных друг от друга локациях - на севере, у холма Журань (Сантон), на…

  • Солнце австерлицево - 36

    Свято место Итак, на юге более половины армии союзников не могли отбросить полторы дивизии французов, на Праценских высотах "лучший…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments