qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Песнь восьмая

Ватсон и леди Ифигения стояли на пригорке, расположенном на некотором расстоянии от поля боя. Олифант счел, что «бумажный офицер» и аристократка принесут ему больше пользы, точнее, меньше хлопот там, где их не достанут пушечные ядра и ружейные пули. Поотдаль от них стояли служанка Ифигении и дон Блас Вальмаседа с Пако Пиментелем — полковник решил, что в регулярном сражении от испанцев толку будет мало (естественно, представив это как «вы наш главный резерв, сеньоры!»). Вооружившись прекрасной подзорной трубой, шотландец комментировал для леди Бенбоу происходящий бой с прозорливостью настоящего кабинетного стратега.

«Французский генерал еще никогда, судя по всему, не встречался с тактической системой, которую мы, офицеры армии сэра Уэлсли, называем «обратная сторона холма». На гребне полковник выставил половину батальона — только ее видят французы, и только она подверглась обстрелу вражеской артиллерии. А сейчас, когда эти господа немцы бросились в штыки, половина батальона отходит вниз по склону — туда, где ее ждет вторая половина, ставшая для врагов сюрпризом. Сейчас у Олифанта примерно девять сотен мушкетов, а у немцев уже меньше, они изрядно потрепаны перестрелкой. К тому же глядите — португальцы вновь тронулись на флангах, и две роты егерей остановились и вынуждены ждать их атаки — это еще минус две сотни немцев. Семь сотен против девяти, к тому же наши солдаты стреляют лучше. Вряд ли даже дойдет до штыков. Несомненно, эту атаку люди Олифанта уже отбили».

Леди Ифигения улыбнулась той лучезарной улыбкой, которая пробирала до костей даже Пако Пиментеля, заставляя чувствовать себя не альфересом (чин, который галисиец, ничтоже сумняшеся, присвоил себе в своем воображении после повышения своего командира), а тем самым погонщиком ослов, которым он был до войны. Однако внимательный наблюдатель увидел бы, что слушает она разглагольствования лейтенант-полковника не с праздным любопытством, а с вниманием и пониманием, которых вряд ли стоило ожидать от женщины, да еще и ее круга.

Ватсон вновь прильнул к подзорной трубе, а затем скорчил недовольно-задумчивую гримасу.

«Французский генерал, увы, не дурак. Он не видит то, что происходит на той стороне холма, но повел свой резервный батальон в бой. Боюсь, нам попался не тщеславный выскочка, а опытный ветеран».

«Так наш полковник может проиграть?»

«Мог бы. Но французов ждет еще один сюрприз. Честно говоря, мистер Олифант очень непохож на абсолютное большинство наших офицеров — он неистощим на выдумки, и ничего не делает просто и прямолинейно...»

«Потому, что он — шотландец?»

Ватсон заливисто рассмеялся, тряся кудрями, как спаниель.

«Поверьте шотландцу, миледи — воображение нам не чуждо, но не в таких количествах. Скорее уж виноваты его материнская кровь и воспитание, недаром он постоянно называет себя русским...»

Пиментель толкнул в бок своего командира без особого почтения — как всегда делал, когда сильно волновался, и указал рукой туда, куда наметанный взгляд Вальмаседы уже был устремлен — туда, где в ощетинившейся штыками колонне шел французский легкий батальон во главе с генералом на коне.

Tags: Олифант
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments