qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Пан Комендант и его комендатура - 5

Узник казематов

В жизни настоящего "рЭволюционЭра" не бывает только одного - неуязвимости. Сколько веревочке не виться, одним прекрасным утром приходят хмурые люди и кидают "героя подполий" в узилища. В первый раз, конечно, его может не оказаться дома, или даже повезет выпрыгнуть через окошко в туалете. Но арест как половая зрелость - от него не отвертеться... В июне 1899 года одного из участников виленской организации ППС взяла полиция, и он начал "петь". Пришлось закрыть типографию и переехать вместе с нею и со всей семьей Пилсудски в Лодзь. Там Юзеф, Мария и ее дочь Ванда жили под фамилией Домбровски. Однако на новом месте удалось выпустить только три номера "РобОтника" - полицию навел участник ЦРК ППС Александр Малиновски, за которым уже следили, когда он заявился в дом "Домбровски" с купленной бумагой для типографии. Так что ночью с 20 на 21 февраля 1900 года обоих супругов повязали.


Х павильон Варшавской цитадели

Два месяца Пилсудски просидел в Лодзинской тюрьме, а 17 апреля 1900 года его перевели в Х павильон Варшавской цитадели - самую "политическую" тюрьму Царства Польского. Увы, но жандармы Российской империи не знали еще, что они великие профи и ходячие рентгены (человеко-ваты, жрустящей французскими булками, еще не подвезли) - следствие было не в курсе, кого зацапало. "Г-н Домбровски" не отрицал, что он - Юзеф Пилсудски (это быстро выяснили, сравнив его данные с делом по ссылке), состоит в ППС, но утверждал, что в 1894 году уехал за границу, вернулся только в 1899 году и ничем, кроме печатания газеты (типографию-то накрыли у него дома) не занимался. О том, что он - один из вождей ППС "товарищ Виктор", отважные охранители даже не догадывались, более того, их подследственный вешал им на уши спагетти, рассказывая, как встречался с "Виктором" по делам типографии, но более ни о чем не разговаривал.

Тем временем на свободе развернулась "борьба за Виктора". Сулькевич[-Бег] и Гертруда Пашковска (распространявшая для ППС нелегальную литературу) вышли на заместителя начальника тюрьмы в цитадели Алексея Седельникова, который был женат на польке (подруге Пашковской) и уже несколько раз помогал арестованным социалистам. Он передал Пилсудски подробные инструкции от известного варшавского психиатра Рафала РадзивиллОвича - как симулировать душевную болезнь. Следуя его указаниям, "узник Юзеф" изображал "непереносимость жандармского мундира" - закатывал истерики и отказывался получать еду из рук стражей порядка. Однако арестантское начальство не спешило поверить в душевную болезнь - помрет, так и хрен с ним. Тогда Пашковска устроила визит директора Варшавской псиихатрической больницы Ивана Сабашникова прямо в камеру. Тот, естественно, сразу понял, что имеет дело с симулянтом, но поскольку был бурятом (варшавский психиатр, а шо такова?), то "заговорился" с Пилсудски о местах его ссылки, расчувствовался и поставил диагноз "болезнь имеется, в тюрьме не лечится, надо в больницу". Параллельно еще один врач, только уже пульманолог Игнацы Барановски, дал заключение, что ежели пациента не прекратят держать в камере, у него разовьется туберкулез.


Рафал Радзивиллович

Начальство почесало репу - какой-то левый социалистишка, даже не "товарищ Виктор", загнется в тюрьме, поднимется вонь, а смысл? И... отправило его в Санкт-Петербургскую психиатрическую больницу им. Николая Чудотворца на лечение, чем сорвало планы "товарищей", уже подготовивших побег из варшавской больницы. Там Пилсудски поместили в одну палату с натуральными психами, и он реально боялся, что от страха таки сойдет с ума по-настоящему. Но снова повезло - директор больницы оказался поляком Отоном Чечотом, который тоже раскусил симулянта, однако тоже не стал сообщать в полицию. Тем временем Сулькевич и вышедшая после 11 месяцев заключения на свободу Мария Пилсудска (таки да, по закону ей не смогли предъявить обвинение, она жена и имеет полное право на мужа не доносить - ее всего лишь выслали в Вильно под надзор полиции) продолжали готовить побег.

Они уговорили молодого ППС-овца, врача ВладИслава Мазуркевича, устроиться на работу в психбольницу (хотя он и был венерологом, но у его отца "оказались связи"). В ночь с 14 на 15 мая 1901 года Мазуркевич дежурил по больнице и попросту ушел оттуда с переодетым в цивильное платье Пилсудски, который вместе с Сулькевичем через Ревель отправился в Полесье, в имение "соратников по борьбе", где воссоединился со сбежавшей из Вильно Марией. Оттуда они перебрались в Замосць, где перешли австрийскую границу и уже 20 июня 1901 года были во Львове. Оттуда чета Пилсудски перебралась в горный курорт Закопане, где "товарищ Виктор", по собственным воспоминаниям, тупо ничего не делал, только ел, спал и гулял, что и помогло ему вернуться в нормальную физическую и психическую форму.


Александр (ака Искандер Мирза Дузман Бег) Сулькевич

Оправившись и попутешествовав по Англиям, в апреле 1902 года Пилсудски возвратился в Российскую империю - руководство ППС терроризировалось арестами, надо было "делать дело", к тому же 15 апреля 1902 года скончался его отец Юзеф Винценты Пётр, и надо было повидать родственников насчет решения кое-каких семейных дел. Но стоило ему на полтора года выпасть из обоймы, как оказалось, что "тапки надеты и креслы заняты". В июне 1902 года случился VI съезд ППС в Люблине, на котором Пилсудски хотел поставить "первички" под контроль Заграничного комитета (в котором тусовали по лондонам такие же, как он "заслуженные старперы, сбежавшие от прижима").

Однако "аборигенские" ( в том числе и новый редактор выходившего уже в Киеве "РобОтника" Феликс Сакс) подняли бузу, и пришлось пойти на компромисс - расширить ЦРК, создав Исполнительную комиссию из Пилсудски и лидеров "первичек" с местом дислокации в России. Обиженный "прижимом старой гвардии", "товарищ Виктор" снова ударился в писательство - он строчит брошюры об истории ППС, расписывая свою и "соратнегов" руководящую роль. И постепенно вспоминает - ведь он с самого начала не любил все эти писания "английских евреев", а в партию социалистов попал из-за увлечения "стихией рЭволюции". Все эти пропаганды, агитации и прочая писанина с печатанием - это пошло и мелко. Нужно "иттить иным путем" - за свободу Польши (а это даже в программе ППС было "первее" социализма) надо бороться вооруженным путем - террором и насилием...

Tags: Век хыхацатый, Пан Комендант
Subscribe

Posts from This Journal “Пан Комендант” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments