qebedo (qebedo) wrote,
qebedo
qebedo

Categories:

Пан Комендант и его комендатура - 3

Как стать рЭволюционЭром

Вопреки легендам и мифам о "суровом мужике", Юзеф Пилсудски воспринял арест и последовавшую за ним административную ссылку в Сибирь как "великую несправедливость" - он же "ни в чем не уиноуатый!". Про убийства царя ничего не знал, всего-навсего помогал родственникам и знакомым чего-то там (или кого-то) укрыть от полиции, читал каких-то непонравившихся английских евреев - и на тебе, пятерочка! В Бутырках "юный арестант" накатал шансон стих, посланный отцу, которого "пилсудскофилы" до сих пор стесняются и настаивают, что он подделка - больно уж негероично кается их кумир (отрывок):

...Пусть мой пример и сломанная жизнь,
Моя судьба – помогут им понять,
Что не достигнем цели, действуя тайком,
Желая мысль свою осуществить
И навязать другим свои решенья.
Пусть сгоряча за дело не берутся,
В труде созреют – и, продумав все,
Пойдут путем, указанным им жизнью,
А не высоким, но пустым мечтаньем...
Вот путь, которым следует идти...
Себе скажите: было ему больно,
Строга расплата за минутную ошибку.
Он зря погиб, и не достигнет целей,
Намеченных на жизненном пути.
Достоин он прощения, он в жизни очень многое любил...



Юзеф Пилсудски в 1885 году

Более того - наивно-детски уже из ссылки он писал, что мог бы дать властям "слово чести, что больше в подобные 1 марта дела не буду вмешиваться. Однажды я обжегся и то без особого желания, поэтому после такой науки тем более буду осторожен... Вот как приходится расплачиваться за грехи молодости и отсутствие опыта...". Впрочем, следствие раскаяниями молодого "привислянина" не прониклось - хоть он и проходил по делу, как свидетель (а не как его брат, ставший главным обвиняемым и получивший 15 лет каторги на Сахалине), в конце мая 1887 года был выслан в городок Киренск, куда прибыл только 24 декабря - "по пути" успев поучаствовать в бунте заключенных Иркутской пересыльной тюрьмы и получить за сие три месяца заключения.

Ссыльным полагалось 10 рублей серебром в месяц на жизнь, но только тем, кто "из бедных семей" - Пилсудски сочли "барчуком" и пособия лишили, на что он подал жалобу. Впрочем, пропитание он смог заработать, устроившись писарем у акцизного чиновника. В свободное время "привислянин" рыбачил, охотился и крутил роман - с ссыльной полячкой с Украины Леонардой Левандовской. В целом же о ссылке будущего Поглавника известно мало - он не вел дневника, письма писал только к Леонарде, а "бездушная машина царизма" незначительным "лыцвином" тогда еще совсем не интересовалась. В 1890 году срок ссылки Левандовской истек, и после двух месяцев в Иркутске (Пилсудски выпросился туда под предлогом "смягчения суровости климата, опасного для здоровья"), проведенных в "разговорах о высоком", покинула своего возлюбленного, поклявшись (взаимно) в вечной любви и воссоединении после его возвращения. Юзефа же перевели в село Тунка, в 200 км от Иркутска, где и в правду было не так сурово, как в Киренске, и больше ссыльных поляков.


Леонарда Левандовска

Любовь по переписке закончилась довольно быстро - оказалось, что "с глаз долой - из сердца вышло", "я тебе изменил с другой и недостоин нашей высокой любви"... В общем, помидоры завяли. Да и в целом "жертва царизЬмы" хоть и завел много "рЭволюционЭрских" знакомств со всякими ссыльными поляками, книжек особо не читал, образованием не занимался и вообще вел себя не как "вождь, готовящийся стать отцом нации". 20 апреля 1892 года срок ссылки закончился (вопреки опасениям Пилсудски, ее не продлили из-за бунта в Иркутске), и наш герой отправился назад в Вильно - ему запретили жить в столицах, всех университетских городах "и Твери с Нижним Новгородом", но в Вильно-то как раз университета не было.

Дома было всё по-старому - отец "добивал" последнее поместье в Жемайтии, и надо было везвращаться к поиску собственного жизненного пути. Запрет жить в университетских городах ставил крест на продолжении карьеры студента, оставался только один выход - экстернат, сдача экзаменов за весь курс и получение диплома. Юзеф попробовал вгрызться в юриспруденцию, но через полгода понял, что "и это не мое" (как медицина, точные науки и "английские евреи" - видимо, "слишком много москалей"). Как ни парадоксально, получалось, что дорога-то одна - в рЭволюционЭры, тут у него были связи и "авторитет" (пять лет в жопе Сибири - а ты где срок мотал, салага?). Правда, мотивы резкого и во многом малопонятного ухода автора "жалистных стихов про погубленную жизнь" в "борцы с прижимом" до конца не ясны, и историки изощряются в том, кто с более умным видом напишет что-то "за психологию".


Станислав Мендельсон

Не углубляясь в историю социализма в Польше и Литве, можно просто констатировать - в 1893 году была организована из разных групп (бывших народников и нынешних марксистов) Польская социалистическая партия (ППС - сокращение по-польски), провозгласившая курс на создание "независимого польского пролетарского государства". Несмотря на то, что Пилсудски "книжки еврейские" особо не понравились, и ко всей этой "нудотне про производства и капиталы" он всегда оставался равнодушен, у него оказались "блатные знакомые" ППС-овцы - Александр Сулькевич (он же Хузман Эмирза-бег, ибо был "липком" - литовским татарином), устроивший бывшему соратнику по кружку в Вильно в 1893 году встречу со СтанИславом Мендельсоном, одним из отцов-основателей партии (тут надо подчеркнуть, что, как настоящий социалист, Пилсудски никогда не был ни принципиальным русофобом, ни антисемитом - он был "против эксплуататоров и угнетателей трудового польского народа, ну, и всех других тоже").

Идея "сперва независимое польское гос-во, а потом уже пролетарское" Юзефу зело понравилась. К тому же он еще в письмах Левандовской признавался, что хочет "глаголом жечь" - писать романы "про освобождение угнетенных". Партия могла реализовать его литературные амбиции - не в смысле романов, а в плане брошюр и агитационных сочинений, которые стали появляться в партийном эмигрантском листке "Пшедсвит". Так что Пилсудски вступил в ряды ППС, и более того - из-за дефицита "настоящих ссыльных кадров" вскоре возглавил Виленскую организацию (по сути - ППС всей Литвы). Что имело решающее значение, ибо в рядах партии зрел раскол - от нее откололись ППС в Пруссии (парни в чистой одежде и с тросточками, которым было приятнее водиться с немецкими социалистами и заниматься теорией) и СДКПиЛ (Социал-демократия Королевства Польского и Литвы - сторонники тезиса "ни фига, сперва мировой социализм, потом Польша"). Вся Варшавская организация ушла в "эсдеки", и Пилсудски со своим кружком внезапно оказался "всей ППС, которая есть не за границей". 


Эмблема ППС

Пилсудски, его ближайшие соратники Сулькевич[-бег], СтЕфан Бе'ляк, Людвик Зайковски и прибывший из-за кордона Станислав Войчеховски в июне 1893 года проводят в лесу под Вильно совещание, которое потом партийная история обзовет I съездом ППС и сочинит, что на нем присутсвовали какие-то "эмиссары" из Варшавы, Санкт-Петербурга, Пруссии и Галичины. На самом деле представительная делегация ("лыцвины", варшавяне и "заграничники") собралась в феврале 1894 года в Варшаве, где Пилсудски был выбран в ЦРК (Центральный рабочий комитет) партии как представитель Литовской организации и получил важное задание - наладить выпуск нелегальной газеты "РобОтник"...

Tags: Век хыхацатый, Пан Комендант
Subscribe

Posts from This Journal “Пан Комендант” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments