May 5th, 2021

В начале мутных дел - 3

Имя ему - Аполион!

Итак, Наполионе (ака еще более по-местному - Набулионе) Буонапарте родился в Аяччо, в семейном доме, 15 августа 1769 года. (Веллингтон, кстати, и в этом его обделал, родившись 1 мая того же года.) Свое имя он, как уже было сказано, получил в честь умершего брата, первенца в семье, а тот, в свою очередь - в честь популярного именно на Корсике (по непонятным науке причинам) христианского святого Неопулуса Александрийского (он же Неополос, Неополис и Неополо), принявшего мученическую кончину при императоре Диоклетианусе в начале IV века. В XVIII и XIX веке "филолУХи" пытались изподпердывывернуться, доказывая, что означает имя сие "нос льва" (naso di leone), но даже очень тупому филолУХу (не Задорнову) видно, что брать надо не корсиканскую форму, а изначальную, которая гораздо ближе по смыслу названию города Неаполя, или же просто греческому слову "неополис" (новый город). Ну а анекдот (из Уолтера Скотта) про то, что святой был такой неизвестный, что Набулионе никогда не знал, когда ему праздновать аменины, довольно туп - в святцах Неопулуса отмечают именно 15 августа, так что придуриваться было незачем.


Св. Неопулус Александрийский

Collapse )

В этот день охренилион лет назад - 5 мая

5 мая 1260 года практически всемонгольский курултай в славном городе Кайпине провозгласил очередным великим ханом Хубилая, сына Толуя, сына Чингиса, сына Есугея, сына Бартана, сына Хабула, сына Тумбинай-Сэчэна. Громче всех кричали представители одного из четырех главных родов потомков Чингиса - родня ильхана Хулагу.

Collapse )



Ретрокнига - 116. Как стать гением, даже если ты раздолбай

"С самого начала я себя спрашивал, как человек, бывший таким говном, мог, если судить по самым лучшим его стихам, создавать такие шедевры". Это слова Джонатана Фрайера, автора классической биографии Дилана Томаса. Собственно, из-за этого мифа про то, что можно вести себя в жизни как говнюк, и быть великим гением, Томаса так любят все "поп-рок-дармоеды", примазывая его к своему "творчеству" - мол, мы тоже такие, срем всем на голову и ведем себя, как бабуины, потому что гении, а не потому, что сказать нам нечего, и больше мы ничего не умеем...

Collapse )



Нерегулярная теневая кость (Одним абзацем. Вып. 135)

"Тень и кость" (Shadow and Bone), 1 сезон. Нету России в фэнтази - фанатам плохо. Есть Россия в фэнтази - снова не здорОво... Некий "иномир", в котором есть страна Равка, где люди ходят в кубанках, пуленепробиваемых "кЕфтах" и отзываются на имена Димитрий, Алина, Зоя, Женя и пр. Правит ими царь, а рулит всем магия, которую практикуют специальные люди - гришИ. Юная теффушко, как и все остальные в ее возрасте, призвана в армию, ибо идет война с империалистами и "северными варварами" (истребляющими магов). До кучи всего, часть Равки тоже восстала - потому что страна разделена Тенистым Каньоном, в котором живут чудища-вампирища, почти всех съедающие, и путешествие через него всегда русская рулетка. Героиня внезапно оказывается могущественной магиней из пророчества, рассеивающей тьму, и ее тут же хватают и везут во дворец, к самому могущественному магу - Темному Властелину Дарклингу... Ну в целом так ничо фэнтази, но девчачье - упор не на епические пообища, а на ввсякие "внутренние соперживаляния Мэ и Жо".

Collapse )



Эко-марафон длинною в жизнь

Началось всё в далеком 1986 году - тогда в мировой прокат вышел кинофильм "Имя розы" и таки добрался до СССР. В какой-то ТВ-передачке киноанонсов, будничной и скучной, потому что конкуренции всё равно никакой не было, рассказали о нем - дескать, детектив про средневековых монахов, поставленный по известной у них там книге. Было мне всего 14 лет, но книжки я читал уже давно, а сочетание детектива с монахами поразило мое воображение, запав глубоко в мозг. На кино я, кстати, так и не пошел, и очень правильно сделал - увидев его уже много лет спустя, после того, как прочел книгу, понял, что "книга лучше", причем намного. Кстати, оказалось, что сам Умберто Эко был того же мнения, и больше никому никогда прав на экранизацию своих романов не давал.

А вспомнилось это всё мне в 1989 году, когда, притащив в очередной книжный магазин, где был отдел обмена книг "по баллам" (кто этого не помнит - тот уже и не поймет), я вдруг увидел роман "Имя розы", только что переведенный, и горячо убедил маму обменять его уже хоть прибейте не вспомню на что - так хотелось прочитать детектив про монахов. И вот 17-летний советский передоросль читает "про монахов", и понимает, что детектив тут "вообще сбоку постоял", но, странное дело, это ничуть не расстраивало, а даже наоборот. Все эти манускрипты, склепы, вальденсы, император Людвиг, споры о том, смеялся ли Христос... Наверное, можно сказать, что именно эта книга "переключила" меня с поглощения пальп-фикшна (вроде "дюдюктивов Чейза" и романов всяких эпигонов Дюмы) на серьезную литературу.

Collapse )